Фактор России в китайско-японских отношениях

На сегодняшний день Япония по-прежнему твёрдо намерена попытаться выстроить с Россией партнёрские отношения – и тому есть несколько причин. Разумеется, основной из них выступает довольно наивная надежда вернуть некоторые из Курильских островов, однако присутствуют и другие мотивы.

Желание Токио поддерживать крепкие связи с Москвой, в том числе в области безопасности, объясняется также стремлением не дать России окончательно примкнуть к Пекину. На сегодняшний день деятельность в этом направлении особых успехов не принесла – в качестве очередного подтверждения тому можно вспомнить хотя бы произошедший в прошлом месяце инцидент в районе островов Токто (Такэсима). Примечательно, что нарушение воздушного пространства произошло в процессе первого в истории совместного российско-китайского воздушного патрулирования, проведённого над Японским и Восточно-Китайским морями. Самолёты вошли также в японскую опознавательную зону ПВО, что вынудило Силы самообороны поднять свои истребители по тревоге.

Подобные происшествия, связанные с Россией и Китаем, заметно участились в последние годы. В 2018 году боевая авиация вылетала на перехват 999 раз, причём третья часть из этого количества приходится на Россию (в основном, над северной частью японского архипелага) и две трети – на Китай (как правило, к югу от Окинавы, в связи с ситуацией вокруг спорных островов Сэнкаку (Дяоюйдао)). Напомним, в июне 2016 года в акваторию, прилегающую к этим островам, наряду с китайскими военными кораблями вошли российские, что подозрительно напоминало скоординированные действия.

Таким образом, на сегодняшний день имеются указания на то, что Китай и Россия своим крепнущим стратегическим взаимодействием могут составить угрозу безопасности Японии. Тем не менее, в этом вопросе основное внимание Япония по-прежнему приковано к Китаю, в то время как Москву Токио продолжает считать потенциальным партнёром, способным помочь уравновесить мощь огромного соседа. В самом деле, Япония не выказывает никаких намерений отказаться от попыток выстроить стратегическое и оборонное взаимодействие с Москвой; вооружённые силы страны по-прежнему сориентированы на юго-западный фланг, то есть на противостояние продвижению Пекина в Восточно-Китайском море.

Китай, в свою очередь, всё сильнее укрепляется в сознании своей растущей военной мощи и силы регионального влияния, так что он менее склонен видеть в Японии соперника или угрозу, разве что в свете японско-американского союза. Если говорить о двусторонних китайско-японских разногласиях, то здесь Россия не оказывает Китаю абсолютной поддержки и формально занимает нейтральную позицию – это относится, например, к спору за острова Сэнкаку (Дяоюйдао). Как бы там ни было, Китай едва ли ощутит потребность обратиться к России за содействием в разрешении подобных проблем, за исключением, быть может, моральной поддержки в случае взрыва очередных словесных баталий по историческим вопросам.

Если рассуждать с более широкой точки зрения региональной геополитики, Пекин считает партнёрство с Россией полезным для противостояния американо-японскому альянсу. Как уже не раз говорилось, упомянутое совместное воздушное патрулирование, скорее всего, имело своей целью дать понять, что конец военного господства США в западной части Тихого океана уже не за горами и что Китай с Россией готовы взять в свои руки укрепление региональной стабильности – разумеется, на своих условиях. Тем не менее, подобная перспектива, похоже, пока не вызывает особого беспокойства в Токио, и объясняется это двумя причинами.

Во-первых, альянс с США продемонстрировал большую прочность. По крайней мере, на сегодняшний день отношения между Вашингтоном и Токио переносят неразбериху, присущую правлению Дональда Трампа, гораздо лучше, чем остальные важные для Америки двусторонние связи. Отчасти это происходит благодаря услужливости, которую выказывает премьер-министр Синдзо Абэ американскому президенту. Если бы Япония не испытывала определённую уверенность в дальнейшей поддержке со стороны этого важного союзника, скорее всего, постепенно разваливающаяся восточноазиатская система безопасности беспокоила бы её куда сильнее. Может быть, в таком случае Токио вёл бы себя более спокойно в нынешних разногласиях с Южной Кореей.

Во-вторых, Япония по-прежнему уповает на то, что России, наконец, надоест играть всё более подчинённую роль в отношениях с Китаем, и она решит серьёзнее оградить себя от этой нежелательной зависимости. Подобные расчёты кажутся беспочвенными, учитывая то, как развиваются события в течение последних нескольких лет, но надежда, похоже, и правда умирает последней.

Таким образом, до тех пор, пока Япония будет придерживаться подобных взглядов, она едва ли изменит свою политику в отношении Китая или России.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0