Ключевые события указывают на возможную разрядку между Россией и Западом

Встреча министров (обороны и иностранных дел) России и Франции в формате 2+2 в Москве 9 сентября ознаменовала собой не только потепление отношений между двумя странами, но и перезагрузку отношений России с Западом.

Первые признаки оттепели появились во время саммита G7 в Биаррице 24-26 августа, когда раскол между Западом и Россией значительно сократился. Президент Трамп объявил, что намерен пригласить Путина на саммит G7 в Майами в следующем году.

В преддверии саммита в Биаррице и сразу после него Макрон подчеркнул, что изменение взаимного недоверия между Западом и Россией отвечает общим интересам.

Европейская враждебность по отношению к России постепенно меняется на новое мышление о том, что изоляция Москвы не является жизнеспособной стратегией на мировой арене. Министр иностранных дел Германии Хейко Маас заявил в июле, что «без России мы не найдем ответов на насущные вопросы в мировой политике».

Первопроходцем нового мышления конечно стала Италия. Помимо этого она добивалась отмены санкций ЕС против России. В июле премьер-министр Джузеппе Конте назвал ограничения ЕС «печальными», и сказал что это «не хорошо ни для России, ни для ЕС ни для Италии».

Однако сегодня решающей становится роль Франции. Несмотря на поддержку Москвой Марин Ле Пен, Макрон пригласил Путина в страну сразу, как только вступил в должность. Путин с удовольствием принял приглашение.

Макрон считает, что должен заполучить для Франции лидирующую роль. Он пытался играть роль посредника в Ливии, в сирийском конфликте, на Украине и в ситуации вокруг Ирана. Как недавно писало Agence France-Presse:

«Для Макрона звезды более-менее сложились. Он председательствует в G7 и в Совете Европы. Германия больше не играет активной роли в этих вопросах, а Лондон парализован Брекситом. Он де-факто лидер Европы, и законно может говорить от лица Запада».

Макрон чувствует, что по Украине возможен прорыв, где новый президент Зеленский, похоже, намерен улучшить отношения с Россией.

С другой стороны, Путин поощряет Зеленского продвигаться вперед, чтобы разблокировать тупиковую ситуацию на Донбассе путем изучения потенциальных возможностей Минских договоренностей относительно некоторой степени автономии для отколовшихся регионов.

Безусловно, растущее сближение между Москвой и Киевом привело к обмену десятками заключенных, что полезно для предстоящей встречи на высшем уровне в нормандском формате (Франция, Германия, Россия и Украина) призванной ускорить мирный процесс на Донбассе.

Между тем ожидается, что в течение года состоится трехсторонняя встреча между Россией, Европейским союзом и Украиной для обсуждения новых условий поставок российского газа в Украину.

В отличие от своего предшественника Обамы, Трамп не видит никаких жизненно важных интересов для США в настраивании Киева против Москвы. Он понимает, что только путем ослабления напряженности вокруг Украины станет возможным значимое сближение с Россией.

Со своей стороны Путин также знает, что для того, чтобы Россия играла оптимальную роль в качестве независимого центра силы на мировой арене и в качестве балансира в политике крупных держав, усиление европейского вектора в его «Евразийстве» становится необходимым.

Путин надеется добиться смягчения санкций ЕС и возможного возвращения в G7. С другой стороны, он остро осознает, что разлад между европейцами и разногласия внутри трансатлантического альянса укрепляют позицию Москвы в переговорах.

Однако из западного лагеря будет сильное противодействие любой отмене санкций против России. Британия будет всячески противодействовать любым шагам в сторону потепления с Россией.

Опять же, насколько удастся Трампу навязать свою волю в рамках политики в отношении России, еще неизвестно. Истеблишмент в США даже близко не желает принять идею о растущей многополярности в мировом порядке — стратегия двойного сдерживания против России и Китая у них выбита в камне.

Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан сказал в Москве после переговоров в формате 2+2: «Пришло время начать работать над снижением уровня недоверия между Россией и Европой, которые должны быть партнерами на стратегическом и экономическом уровне. Еще не время отменять санкции, но мы видим новый настрой в умах по сравнению с последними несколькими годами, и это нас радует».

Дело в том, что Россия никогда не вернет Крым, и европейским союзникам Франции, возможно, придется поразмышлять, что это могла бы быть приемлемая цена для прекращения украинского конфликта. Такая стратегическая корректировка вполне возможна, но для ее созревания требуется время.

М. Бадракумар


Добавить комментарий