Россия извлекает выгоду из противоречивой американской политики на Ближнем Востоке

На прошлой неделе мировые СМИ почти не заметили пришедшую из Ирака новость: Стройтрансгаз подписал предварительный контракт с багдадским министерством нефтепромышленности о разведке нефти и газа в провинции Анбар. То что новость прошла незамеченной едва ли должно удивлять, поскольку эта российская нефтегазовая компания практически никому неизвестна за исключением американского Управления по контролю за иностранными активами, которое в 2014 году наложило на нее санкции, а регион Анбар представляет из себя почти сплошную пустошь. Однако эта новость является проявлением ключевой стратегии России (а также Китая) — попыткой умыкнуть большую часть Ближнего Востока, пока внимание США отвлечено на Иран.

С точки зрения сугубо нефтегазового потенциала, этот район едва ли оказался бы на вершине чьего-либо списка перспективных проектов развития, поскольку предварительные исследования показали что здесь может содержаться не более 4 миллиардов баррелей нефтяного эквивалента газа, хотя его может быть и намного меньше — никто не знает наверняка. Кроме того, эти запасы располагаются на 12 тысячах квадратных километрах скалистой или пустынной местности. Еще хуже то что эта пустошь совершенно беззаконна и местность насыщена воинственными и враждующими племенами, которых по возможности стараются избегать даже ИГИЛ, или нанимают их в качестве передовых отрядов чтобы сеять хаос в американских войсках в Рамади, Хадите, Фаллудже и вокруг них.

Так что же происходит? Чтобы это понять, нужно посмотреть, где находится эта местность, куда никто, особенно американцы не хочет соваться — а именно, прямо в центре того что американские военные в свое время называли «хребет» ИГИЛ, где Евфрат течет на запад, в Сирию, и на восток, в Персидский залив, и чрезвычайно близко к границе с Ираном. «Хребет тянется с востока на запад, пролегая через исторические ультра-националистические и ультра-анти-западные города Фаллуджа, Рамади, Хит и Хадита и затем в Сирию, скоро достигая городов Банияс и Тартус, которые чрезвычайно важны для русских», говорит высокопоставленный источник тесно работающий с министерством нефтепромышленности Ирана. «То что мы здесь видим это совершенно четкий знак что идет процесс создания нефте- и газопроводной системы Иран-Ирак-Сирия, о которой была достигнута договоренность в прошлом июле, как рез перед тем как США отказались от ядерной сделки с Ираном», добавляет он.

Для России ситуация сложилась как нельзя более удачно. Поскольку США настроили против себя как Иран так и Ирак, первую страну санкциями а вторую — оккупацией, а в отношении Сирии вели чрезвычайно запутанную и непонятную политику, то этим конечно решил воспользоваться Кремль. Он не только успешно, вместе с Китаем, фактически сделал Иран своим клиентским государством, получив доступ к его нефтяным и газовым ресурсам, но также, учитывая серьёзное влияние Ирана на Ирак, сразу заполучил два в одном. Роснефть путем сделки в ноябре 2017-го по сути получила контроль над Курдистаном на севере, и таким образом оказалась в идеальном положении для установления контроля над югом, создавая там собственную нефтегазовую и транспортную инфраструктуру (именно так Роснефть начинала в Курдистане — со Стройтрансгаза).

Считается что Стройтрансгаз не очень подходит для разработки нефтегазовых месторождений, однако очень хорош в создании нефтегазовой инфраструктуры, в том числе трубопроводов. Важно отметить, что именно Стройтрансгаз в 2006-2007 году выиграл контракты на $2,7 миллиарда на строительство двух крупных трубопроводов и газоперерабатывающего завода в Сирии. Одним из них должен был стать трубопровод Иран-Ирак-Сирия, по которому иранский, а затем иракский газ (и позднее нефть) доставлялись из Южного Парса (и близлежащих нефтяных месторождений) в Сирию.

Точность, с которой все эти планы неумолимо реализуются, с интеллектуальной точки зрения вызывает восхищение. В частности, доходы от всех нефтегазовых ресурсов этих «оккупированных» стран — поскольку Россия намерена заключить сделки с Ираком и Сирией как минимум такие же выгодные, как и заключенные с Ираном — будут использованы ей для  финансирования создания своего политического и военного пояса влияния, проходящего через эти страны в Средиземное море и Европу. Пояс будет работать и в другом направлении, простираясь в Туркменистан, Афганистан и Пакистан. Готовясь продвинуться на юг Ирака, Россия уже укрепила свои позиции: Роснефть в Курдистане на севере, договор с Ираном на востоке и абсолютная власть в Сирии.

Эта мощь, в свою очередь, сконцентрирована в двух главных портах Банияс и Тартус, где будут заканчивать свой путь бегущие через трубопроводы иранские, затем присоединившиеся иракские и в итоге сирийские нефть и газ. В январе 2017 года Россия подписала соглашение с Сирией, которое позволило ей расширение и использование военно-морской базы в Тартусе бесплатно в течение 49 лет и обладать над ней суверенной юрисдикцией. Этот договор позволяет держать России как боевые корабли так и подводные атомоходы, да и вообще все что она захочет, поскольку в договоре указано что все имущество и персонал базы находятся под российской а не сирийской юрисдикцией.

«По счастливой случайности» как Банияс так и Тартус очень близки к большой российской авиабазе в Хмеймиме с ракетными системами С-400. Хотя база начала работать только в 2015 году якобы для борьбы с ИГИЛ, Россия изменила в отношении нее свои тактические планы, также подписав на нее 49-летний договор аренды с возможностью продления еще на 25 лет по завершению этого срока, а неподалеку, в Латакии, располагается российская станция для сбора разведданных.


Добавить комментарий