Россия намекает на конец Западной империи

Журнал Time и его источник Associated Press, похоже, оба смущены замечаниями российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, заявившего на Генеральной Ассамблее ООН о том, что «Западу трудно смириться со снижением многовекового доминирования в мировых делах». Хотя авторы статьи и не отрицают саму возможную правдивость тезиса Лаврова, обсуждают они его покровительственно-опровергающим тоном..

В самом первом предложении в своем выборе тона не особо скрываясь Россия определяется в качестве врага. Делается это косвенным образом — Лавров сравнивается со снайпером на крыше в зоне военных действий: «Министр иностранных дел России нацеливается на Запад, заявляя, что его философия перестала отвечать духу времени».

Идея монополии, являющаяся виртуальным символом империи, настолько укоренилась в сознании многих людей в качестве ключевой для сохранения порядка и эффективности, что для них было бы шоком даже просто поразмышлять над идеей об организации многополярности в мировых делах. Большинство людей на Западе считают, что монополия или строгая иерархия власти, склоняющаяся в сторону империи (хотя и избегают этого определения) являются синонимом порядка. Все другое приведет к хаосу.

Лавров развил свою мысль, добавив более сфокусированное политическое наблюдение: некоторые страны на Западе «пытаются препятствовать развитию полицентричного мира».

В статье не упоминается речь Лаврова в качестве отдельного для обсуждения события. Вместо этого наблюдения министра Лаврова представлены как лишь просто знак или признак продолжительной кампании по агрессии. Она предполагает историческое противостояние, разворачивающуюся битву.

Авторы выбирают настоящее а не прошедшее время, чтобы создавалось впечатление о том что это все — часть продолжающегося процесса, вместо того чтобы как и положено журналистам, описывать произошедшее событие. Вместо этого статья представляет замечание Лаврова как провокацию, вызов на битву или даже оскорбления, а также провозглашение намерения и дальше продолжать конфронтацию.

Притворное удивление и якобы тревога журналистов, узнавших о том, что русские, как сказал Лавров, нацеливают «умные» ракеты на Запад, едва ли кого-то должно удивлять. В конце концов, Россия — враг, и была им последние 75 лет.

В случае, если читателям не ясно, кто является участниками этой драмы и что они представляют, авторы приводят следующее объяснение: «Термин «Запад», когда о нем говорят российские официальные лица, обычно относится к Соединенным Штатам и их сфере влияния в Европе». Другими словами, чтобы читатели не думали, что замечания Лаврова касаются истории и эволюции культур, авторы напоминают нам, что все дело в экзистенциальном соперничестве между США и Россией.

Когда историки и геополитические аналитики говорят о «Западе», они обычно имеют в виду гораздо больше чем просто политическую плоскость, которая определяется текущими правительствами и их интересами. Они также имеют в виду культуру и дух времени. Все здравомыслящие наблюдатели признают, что США играют доминирующую роль в глобальной политической системе и особенно в экономике. Но обычно избегают снижать значимость Европы до простой «сферы влияния» США.

Нет сомнений в том, что Лавров подразумевает мышление и решения политических лидеров, когда говорит о трудностях принятия тренда в сторону многополярного мира. Но он верно описывает тот масштабный культурный сдвиг, который оказывает такое влияние, что даже обычный человек на Западе начинает понимать происходящие изменения.

Мир становится многополярным и полицентричным. Крупнейший источник конфликтов за последние 20 лет берет свое начало в сопротивлении монополистов тому, чтобы позволить глобализированной экономике на службе военной империи вырваться из принятого ими стандартизированного видения истории — видения, которое позволило Фрэнсису Фукуяме на какое-то время поверить в то, что это может быть конец истории, а Томас Фридман поверил, что мир стал плоским из-за принятия единой глобализированной экономической и культурной модели.


Добавить комментарий