Перспективы роста ЕАЭС в ближнем зарубежье России

Открытие Узбекистана при президенте Шавкате Мирзиёеве, который вступил в должность после смерти давнего автократа Ислама Каримова в конце 2016 года, предоставило российскому бизнесу потрясающие возможности, когда новый президент открыл 32-миллионную страну (самую большую на постсоветском пространстве) для бизнеса.

Председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко на прошедшем в начале октября двустороннем экономическом форуме в Ташкенте заявила, что в прошлом году товарооборот между странами увеличился на 20 процентов и на 12 процентов в первые шесть месяцев 2019 года. Обе стороны намерены сохранить этот рост, особенно в сфере энергетики.

Они договорились, что Россия построит первую в Узбекистане атомную электростанцию ​​и даже, возможно, две. Кроме того, директор по международному сотрудничеству в российской государственной компании Россети Андрей Логаткин заявил о заинтересованности своей фирмы в содействии расширению сети Узбекистана.

Но Матвиенко, похоже, несколько опередила события, когда 2 октября объявила, что Узбекистан присоединится к возглавляемому Россией Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), в который входят Кыргызстан, Армения, Казахстан и Беларусь. Переговоры были — только переговоры — как правило, инициированные одной стороной, о вступлении Узбекистана. Но пока они ни к чему ни привели. Похоже, комментарии Матвиенко застали ее узбекских коллег врасплох.

В отличие от интереса Россети к Узбекистану, другая российская государственная энергетическая фирма, Интер РАО, сделала небольшой шаг прочь из страны-члена ЕАЭС — Казахстана. Фирма согласилась продать свою 50-процентную долю в угольной электростанции Экибастуз-2 казахстанскому суверенному фонду благосостояния Самрук-Казына, прекратив свое участие в проекте.

Наряду с Узбекистаном, самая бедная страна региона Таджикистан, часто позиционируется как возможный член ЕАЭС.

Но в последнее время глаза Душанбе устремлены только на Пекин. В апреле государственная корпорация машиностроения Китая согласилась инвестировать $545 миллионов в убыточный государственный алюминиевый завод Talco, который доминирует в экономике Таджикистана и обогащает семью президента Эмомали Рахмона.

Тем не менее, Москва остается ведущим торговым партнером Душанбе и, вероятно, будет продолжать оставаться им в течение некоторого времени, поскольку Таджикистан также сильно зависит от денежных переводов из России.

Если ЕАЭС хочет привлечь к себе будущих членов, то возможно ему следует проконсультироваться по поводу своего общественного имиджа — В последнее время даже у члена ЕАЭС Кыргызстана возникали проблемы с получением денежных переводов из России.

Несмотря на то, что ЕАЭС значительно снизил тарифные барьеры для своих членов, доминирование России также приводит к некоторым трениям, когда Москва блокировала Казахстану и Кыргызстану продажу угля на Украину.

Вне ЕАЭС назначение российского бизнесмена Игоря Макарова для консультирования по вопросам развития энергетического сектора Туркменистана, вероятно, порадует российского энергетического гиганта «Газпром», с которым у Макарова давние тесные связи. Ранее в этом году 2,5-летнего перерыва Газпром возобновил закупки газа у Ашхабада. Россия не нуждается в туркменском газе, но, поскольку Ашхабад все активнее соотносится с Китаем, Москва может воспользоваться глубоким экономическим кризисом в стране, чтобы восстановить свое влияние.

На фоне достижения товарооборота $1,6 миллиарда, Баку и Москва обсуждали, как можно еще больше увеличить бизнес. Одним из направлений деятельности является электроэнергетический сектор Азербайджана. Росатом также выразил заинтересованность в строительстве атомной электростанции в стране.

Это контрастирует со снижением российско-грузинского экономического оборота. Агентство Рейтер сообщило, что доходы от туризма в Грузии упали на 13 процентов в годовом исчислении в июле и на 11 процентов в августе, после того как Москва запретила прямые рейсы между двумя странами в ответ на антироссийские протесты в Тбилиси.

В течение последних 15 лет Россия неоднократно использовала важность российских туристов для экономики Грузии и свой статус основного места назначения для экспорта грузинского вина чтобы оказывать давление на Тбилиси. Экономическая роль России в Евразии может быть и меняется, но ее сильные руки время от времени демонстрируют свои мышцы.


Добавить комментарий