Как предотвратить непреднамеренный вооруженный конфликт между США и Россией?

Как мы все прекрасно знаем, в истории холодной войны, официально завершившейся ровно тридцать лет назад, было несколько особенно опасных «звонков», едва  не превративших ее в полномасштабное вооруженное противостояние между сверхдержавами. К счастью, ни карибский ракетный кризис 1962 года, ни учения Able Archer («Умелый лучник») 1983  года, ни другие инциденты не привели к войне между Вашингтоном и Москвой. Однако, в последнее время признанные государственные деятели снова забили тревогу.

«Никогда с момента карибского кризиса 1962 года риск возникновения прямой конфронтации между США и Россией, связанный с возможным применением ядерного оружия, не был столь высок, как в настоящий момент», – пишут в свой статье для журнала Foreign Affairs бывший министр энергетики США Эрнест Мониц и бывший сенатор Сэмюэл Нанн.

Я испытываю некоторые сомнения по поводу этого заявления, но тем не менее, стоит задаться вопросом, что же, кроме страха взаимно гарантированного уничтожения, защищает сегодня США и Россию от риска непреднамеренного военного конфликта. Отчасти ответ заключается в наличии двусторонних и многосторонних соглашений, специально разработанных для предотвращения инцидентов, способных перерасти в войну.

Соединенные Штаты и их союзники по НАТО должны сформировать единую позицию и призвать Москву к официальным переговорам о частичном пересмотре некоторых из ныне существующих соглашений между США и Россией о предотвращении опасных инцидентов. Другими словами, необходимо перевести эти соглашения из двустороннего формата в многосторонний, НАТО-Россия. Кроме того, НАТО и Россия должны обсудить вопрос о распространении американо-советского договора 1972 года на подводные инциденты в открытом море, потому что столкновения атомных подводных лодок могут оказаться даже боле чреваты непредсказуемыми последствиями, чем опасные сближения кораблей и самолетов.

Стороны также должны вернуться к многоуровневому американо-советскому соглашению 1989 года о предотвращении опасной военной деятельности. НАТО и Россия могли бы обсудить вопрос о включении конкретных механизмов предотвращения инцидентов в такие ныне существующие многосторонние соглашения как «Венский документ о мерах укрепления доверия и безопасности» 2011 года и Конвенция о международной гражданской авиации. Возможно, следовало бы обсудить целесообразность требования, чтобы в международном воздушном пространстве военные самолеты постоянно летали с включенными транспондерами.

В дополнение к совершенствованию правовой базы механизма предотвращения инцидентов, лидеры России и Запада должны также принять меры, которые гарантировали бы, что военное командование не предпримет несанкционированных действий, повышающих риск столкновения, способного непреднамеренно привести к военному конфликту. Было довольно много случаев, когда американские и российские военные взаимно обвиняли друг друга в небезопасном поведении во время одного и того же контакта. Например, в июне 2019 года ВМС США обвинили большой противолодочный корабль «Адмирал Виноградов» ВМФ России в «маневрировании сзади и справа от американского ракетного крейсера Chancellorsville, ускорении и приближении на небезопасную дистанцию» в тот момент, когда военный корабль восстанавливал вертолет на дистанции в пределах 50 метров от российского корабля в Филиппинском море. Российский Военно-морской флот, в свою очередь, обвинил крейсер ВМС США в небезопасном маневрировании, заявив, что он пересек курс российского эсминца, а затем резко изменил направление.

Ранее президент России Владимир Путин комментировал рискованное поведение своих высокопоставленных военных после присоединения Крыма. В документальном фильме, посвященном этим событиям, который в марте 2015 года транслировался по российскому государственному телевидению, тогдашний командующий Черноморским флотом России Александр Витко описывает, как в апреле 2014 года тактический бомбардировщик Су-24 пролетел низко над палубой американского эсминца Donald Cook: «Было решено продемонстрировать нашу готовность и решимость применить силу». Когда автор документального фильма Андрей Кондрашов попросил Путина прокомментировать этот случай, российский президент ответил: «Это было не мое решение, это было хулиганство с их стороны, и они мне даже ничего не рассказали».

И, наконец, последнее, но не менее важное: стороны должны обсудить возможности предотвращения инцидентов еще в одной сфере, которой не существовало во время холодной войны между США и Советским Союзом. Речь идет о киберпространстве. Очень важно, чтобы Соединенные Штаты и Россия, у которых сегодня имеются специальные кибер-войска, а также их союзники, обсудили, каким образом можно предотвратить инциденты в виртуальном пространстве, способные в конечном итоге привести к случайному началу войны.

Для достижения этой цели они могли бы использовать различные источники, включая вышеупомянутое американо-советское соглашение о предотвращении опасной военной деятельности от 1989  года, которое предусматривает запрет «вмешательства в сети командования и управления, способного причинить вред личному составу или военной технике другой стороны».

Возможно, новой холодной войны не избежать. Некоторые утверждают, что она уже началась. Однако, это вовсе не означает, что Соединенные Штаты, их союзники по НАТО и Россия не могут совместно работать над уменьшением тех серьезных, и при этом довольно распространенных угроз, которые исходят от непреднамеренных военных инцидентов.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0