Почему МБР шахтного базирования обходятся слишком дорого, даже если бы были бесплатными

Предложенная программа модернизации американских ядерных сил включает в себя замену 400 существующих ракет Minuteman III новыми ракетами «стратегического сдерживания шахтного базирования» и связанных с ними объектов. Стоимость этой модернизации очень велика — объявленная цена составляет $85 миллиардов, хотя история показывает что стоит ожидать ее существенного увеличения. С другой стороны, если эти шахтные МБР предотвратят нападение, которое будет стоить десятки миллионов жизней, то они стоят этих и даже намного больших денег. Все же, если они вызовут большое количество человеческих смертей, то обойдутся слишком дорого, даже если бы были бесплатны.

Главным аргументом в пользу МБР шахтного базирования является то, что они «вберут в себя» большую часть боеголовок русских в случае, если США будут атакованы. По оценкам экспертов, для уверенного уничтожения одной американской боеголовки, находящейся в шахте, русским потребуются две боеголовки.

Это может казаться успокаивающим, если только не задаться вопросом о том, каким будет воздействие удара 800 боеголовок по территории США. Помимо мгновенной гибели местного населения и больших разрушений, радиоактивные осадки приведут к миллионым жертвам. Долговременные последствия заражения будут примерно в 10 раз выше чем после аварии в Чернобыле, что сделает большую часть Среднего Запада США непригодной для жизни в течение нескольких поколений.

Но, скажут сторонники, для США это все еще может быть хорошей идеей, потому что тогда у России после такого удара по США останется меньше боеголовок. Согласно новому соглашению СНВ, у русских все еще будет оставаться 750 неиспользованных боеголовок, что будет достаточно, чтобы убить десятки миллионов американских граждан и сделать общество нежизнеспособным. Воздействие на мировой климат будет катастрофическим, приведет к ядерной зиме, которая может убить миллиард людей, нанеся ущерб сельскому хозяйству не только в Соединенных Штатах и ​​России вследствие неизбежной контратаки, но и по всему северному полушарию. Следовательно, эта так называемая губка для боеголовок испускает достаточно яда и не впитает в себя достаточно боеголовок, чтобы в достаточной мере защитить ни американцев, ни остальной мир.

Вторым аргументом сторонников шахтных МБР является то, что США нужны возможности по быстрому запуску, которые могут обеспечить шахтные боеголовки. Но США могут запустить их и с подлодок почти так же быстро, как и из шахт, и эти ракеты могут достичь многих городов даже быстрее, что делает их более чем достаточным вариантом в случае войны.

Кроме того, единственной действительно веской причиной, по которой Соединенным Штатам понадобится быстрый запуск ракет, будет удар по самим этим шахтам. Потому что шахтные боеголовки являют собой единственную ногу ядерной триады, по которой легко можно нанести удар, и удар по ним поставит США перед выбором «используй или потеряешь». Поэтому если избавиться от шахт, то исчезнет и необходимость быстрого ответа в случае атаки. США могут угрожать российским военным и промышленным объектам с целью сдерживания и при помощи субмарин и стелс-бомбардировщиков с крылатыми ракетами воздушного базирования. Объекты русских быстро никуда не переместятся.

Теперь рассмотрим два главных аргумента за отказ от шахтных МБР. Во-первых, они сильно дестабилизируют. Если у обеих сторон есть такие ракеты, то огромное военное преимущество заключается в ударе первыми, особенно если если есть опасения что у другой стороны имеется эффективная но ограниченная противоракетная оборона. Например, русские могут быть обеспокоены, что во времена эскалации отношений США могут ударить первыми, и не только шахтными ракетами, но и боеголовками с подводных лодок, и возможно со стратегических бомбардировщиков. При таких рассуждениях, если Соединенные Штаты таким образом окажутся способны уничтожить большую часть российских ядерных сил при ударе первыми, и смогут оказаться способными защититься от ответного удара русских оставшимися боеголовками при помощи противоракетных технологий, то при самом мрачном варианте размышлений русские аналитики придут к выводу о том, что США действительно могут нанести удар первыми во время обострения отношений.

И если эти выводы будут вызывать опасения, то во время обострения отношений у России может прявиться уверенность в необходимости превентивного удара против шахтных ракет США, что дало бы ей хоть какой-то шанс снизить ущерб своей территории. Для планироващиков русских было бы логично также включить выведение из строя американских пунктов управления путем обезглавливающего удара, который также мог бы преодолеть противоракетную оборону Америки путем большого числа запущенных ракет. Это, конечно, кошмарный сценарий.

Рассмотрим альтернативный вариант, где ни у США ни у России нет шахтных МБР, а их стратегические бомбардировщики распределены по нескольким аэродромам, и могут быстро подняться в небо. Теперь ни у одной стороны не будет оружия, лучше всего подходящего не столько для «впитывания вражеских боеголовок», сколько для нанесения первого удара. Кроме того, ни для одной из сторон не будет причин начинать ядерную войну путем нанесения удара сотнями ядерных боеголовок. Для каждой из сторон наличие у противника более чем тысячи атомных боеголовок будет все еще кошмарным сценарием, но это намного более стабильная ситуация, потому что каждой из сторон будет почти невозможно уничтожить ядерный арсенал другой стороны при помощи опережающего удара.

Вторым аргументом против шахтных МБР является то, что они почти наверняка будут созданы для запуска в условиях атаки, что может сделать возможным сценарий, когда ложный сигнал о нападении (что уже случалось в истории вооруженных сил обеих стран) приведет в полномасштабной войне.

В условиях роста международной напряженности Соединенные Штаты должны делать все возможное, чтобы минимизировать риск ядерной войны. Американские шахтные МБР не стоит сохранять и модернизировать, даже если бы это было бесплатно. В принципе, США могли бы увеличить число боеголовок подводного или воздушного базирования на то же число уничтоженных шахтных МБР, чтобы оставаться в рамках расширенного нового договора СНВ. Однако наилучшим решением было бы ведение с Россией переговоров, после того как договор СНВ будет продлен, об отказе от ракет шахтного базирования и у них. Это облегчит ее опасения об опережающем ударе и следовательно возможную потребность запуска в условиях ядерного удара, таким образом в целом снизив общий риск ядерной войны. Также это привело бы к 25%-ному снижению числа развернутых боеголовок у каждой стороны, что стало бы хорошим, пускай и ограниченным шагом к ядерному разоружению, к чему призывает Договор о нераспространении ядерного оружия и Договор о запрещении ядерного оружия.

Роберт Голдстон — профессор астрофизических наук в Принстонском университете. С 1997 года он является директором Принстонской лаборатории физики плазмы в Министерстве энергетики США.


Добавить комментарий