Россия заменяет США в качестве главного игрока на Ближнем Востоке

Россия превращается в главную внешнюю силу и гаранта стабильности на Ближнем Востоке. Этот вывод вовсе не нов и не должен вызывать у кого-либо удивления. Ведь уже с первых недель президентства Обамы начались разговоры о смене ориентации и приоритетов во внешней политике Соединенных Штатов. Одним из направлений этой смены курса был объявлен уход с Ближнего Востока

До 2015 года русские не вмешивались в ближневосточные дела, во всяком случае, не настолько, чтобы изменить баланс сил. Они сожалели, что не поддержали Каддафи в 2011-2012 годах, оставив его на милость судьбы. Они также гарантировали, что не будет серьезных недоразумений с Соединенными Штатами, и с этой целью между Москвой и Вашингтоном велись прямые переговоры. Между военным командованием двух стран осуществлялась координация действий, а президенты встречались лично. Целью всего этого для русских (и иранцев?) была замена Соединенные Штаты в Сирии после того, как Иран заменил их в Ираке.

Однако, некоторые проблемы оставались нерешенными, включая конфликт между сирийскими курдами, иракцами и турками, а также рост влияния исламских экстремистов. В 2015 году произошло нечто неожиданное: террористическая организация ДАИШ (ИГИЛ) захватила почти всю Северную Сирию и треть территории Ирака. Россия тогда не была готова взять на себя это бремя, и в Москве были удовлетворены тем, что Иран защищал территорию, остававшуюся под контролем правительства Асада. Затем Соединенные Штаты снова вернулись и возглавили международную кампанию по борьбе против ДАИШ, не привлекая Россию и Иран. Фактически, между Москвой и Тегераном сложилось некое подобие сотрудничества, в котором активную роль играл генерал Касем Сулеймани.

По мере приближения США к осуществлению своих планов ухода с Ближнего Востока, русские начали думать о том, как заменить американцев. Они увязывали это не только со сложностями обстановки в регионе (присутствие иранцев, турок, Израиля и арабов), но и с Крымским полуостровом, Украиной, Восточной Европой и даже Южной Америкой! Они вступили в союз с Ираном и Турцией, сформировали стратегические связи с Анкарой, и сегодня могут вместе с Китаем начать кампанию по защите Ирана от США.

Совершенно очевидно, что русские сейчас делают на Ближнем Востоке именно то, что делали американцы, когда заменили французов и англичан в пятидесятые годы. Даже имея дело с арабами, они используют офицеров, которые не хотят, чтобы над ними доминировали иранцы или турки. Как и Соединенные Штаты, они подрывают влияние европейцев. Хорошим примером является Ливия. Эрдоган копировал иранцев, когда пытался захватить часть богатства Ливии, как прежде поступал в Сирии. Путин участвовал как в московской, так и в берлинской конференции, чтобы заставить всех действовать под эгидой России: арабов, европейцев и обе стороны ливийского конфликта. Официально он признает Правительство национального согласия Файеза Сараджа, но при этом предоставляет фельдмаршалу Хафтару оружие и солдат, как это прежде делала Франция.

Между Россией и Соединенными Штатами имеется два ключевых различия. У Вашингтона всегда есть достаточно оружия, денег и программ, подразумевающих предполагаемое моральное превосходство, в то время как у Москвы есть только оружие. Несмотря на поддержку со стороны Китая, она до сих пор не смогла помочь союзникам с финансами, рынками и строительством! Другое отличие состоит в том, что все народы этого региона привыкли иметь дело с американцами, не только в вопросах вооружений, но и во всем, что касается больниц, университетов, центров развития, а также отношений с Международным валютным фондом и Всемирным банком.

И, наконец, последнее замечание перед тем, как перейти к выводу: из четырех сторон, с которыми США, а теперь и Россия, имеют дело на Ближнем Востоке, самыми запутанными и изматывающими являются отношения с арабами. Ливия сразу после Сирии – идеальный пример, подтверждающий эту мысль. Дело в том, что даже если бы египтяне, алжирцы, марокканцы и тунисцы сотрудничали между собой, чтобы сдержать обострение проблемы, и не было бы никакого европейского присутствия или турецкой и российской алчности, войны и разрушений ничуть не стало бы меньше. Поэтому, хотя некоторые арабские страны сформировали прагматическое партнерство с Россией или Китаем, они все еще ностальгируют по эре американского доминирования, которая вот-вот закончится.

Напоследок администрация Трампа решила обострить конфликт с Ираном и нанесла сильный удар по Корпусу стражей исламской революции, как по руководству, так и по рядовым бойцам. Отменят ли они свои резолюции, и станет ли Иран угрозой для Израиля? Сыграет ли борьба за доминирование в регионе какую-то роль как фактор задержки вывода американских войск, уже в третий или четвертый раз? Все это вполне вероятно. Однако, как бы то ни было, происходит стратегическая трансформация обеих великих держав, в то время как региональные державы пытаются вмешаться в этот процесс, исходя из собственных интересов.


Добавить комментарий