Деволюция Европы: уравнивание фашизма и коммунизма

Коммунисты были единственными, кто организовал и поддерживал постоянное сопротивление в Европе, оккупированной фашистами во время Второй мировой. Это неопровержимый факт, который многие сегодня на востоке ЕС воспринимают как неудобную правду, которую следует замести под ковер.

Антифашистская борьба велась не только Советским Союз и Югославией — двумя странами, понесшими самое тяжкое бремя общеевропейского сопротивления и освобождения — но также и другими патриотическими движениями — французскими, греческими, итальянскими и испанскими коммунистами. Единственными странами, которые в одиночку освободили себя от нацизма без какой-либо внешней помощи были две восточноевропейские и одновременно преимущественно славянские страны — Советский Союз и Югославия.

Поэтому уравнивание коммунизма и фашизма является глубоким оскорблением всех жертв, и более того, отрицает антифашистские основы современной Европы, в то же время будучи глубоко антиславянским. Очевидно, что отрицание творившихся в лагерях и других местах Нацистской Европы фашистских ужасов, и какое-либо уравнивание является не только антисемитским. Оно в первую очередь и в большей степени антиславянское!

К сожалению, большая часть популярной литературы и фильмов Атлантической Европы, посвященных темам Второй мировой войны, предвзяты и выставляют роль Красной Армии в неправильном свете, кроме того, неуважительно относясь к неисчислимым страданиям советского и югославского народов того времени.

Некоторые из ложных предпосылок подразумевают, что США и Британия несли равное с Советским Союзом бремя Второй мировой. Даже британский посол времен Второй мировой сэр Стаффорд Криппс обвинял свое правительство в пораженчестве, отсутствии храбрости и уклонении от борьбы. Сам Сталин кричал на Черчилля, когда тот прибыл в Москву на встречу с ним в августе 1942 года: «Мы теряем в день по 10 тысяч солдат! Хотите чтобы воевали только мы?».

Относительно размера государственной территории по состоянию на 1939 год, и тогдашнего населения страны, главные потери Второй мировой войны понесли Польша — 18%, Советский Союз — 15%, Югославия 12%, III Рейх (Германия + Австрия) — 10%. Для сравнения, Атлантисты потеряли: Франция — 1,3%, Британия — 0,9%, США — 0,3%. По жертвам, это: 36 миллионов на Востоке (в основном, гражданские) и всего 1,2 миллиона для всей Атлантической Европы, включая американских солдат.

Действительно, российский и югославский фронт — всего лишь два фронта, организовавших на континенте постоянное сопротивление — вместе противостояли почти 90% процентам всех немецких сил, развернутых в Европе. Еще с 1941 года обещая открыть второй, западный фронт, англо-американская армия в конце концов сумела высадиться на Сицилии только к сентябрю 1943-го.

К тому времени партизаны Тито уже самостоятельно осуществили большинство своих критических наступлений, а русские одержали победу в самых больших и кровавых битвах Второй мировой войны: битве за Москву, Сталинградской битве, сражении за Ленинград и Курской битве — последняя из которых представляет собой величайшую битву за всю историю человечества.

Кроме них, в Италии, организованные прогрессивными патриотами Гарибальдийские бригады также значительно подорвали власть Муссолини.

И наоборот, англо-американский блицкриг вплоть до итальянского сапога превратился в позорище. Немецкие войска быстро заменили фаланги капитулирующих итальянских фашистов, и легко отбивали атаки союзников. Объединенная армия Запада достигла Рима только в 1944-м. В конце концов, ко времени вторжения в Нормандию летом 1944 года судьбу нацизма в Европе уже определили Восточная и Русскоязычная Европа.

Пытаясь ответить, почему так называемое англо-американское антифашистское вмешательство в Греции и Италии было таким медленным, слабым и запоздалым, многие историки утверждают, что оно никогда и не было направлено на борьбу с фашистами, а скорее, призвано было побеспокоить мощные местные левые антифашистские силы и направить их в желаемую сторону идеологической ориентации и атлантистского геополитического курса.

Анис Байректаревич, Член Консультативного совета в «Modern Diplomacy» и профессор международного права и глобальных политических исследований, Вена, Австрия


Добавить комментарий