Финансовая истерия в Америке и банкротство западного либерализма

 

Западный либерализм не только сам является банкротом, но также ведет к банкротству других. Наиболее ярко это проявляется в нынешней истерической панике, с которой как республиканцы, так и демократы в Соединенных Штатах печатают неограниченные суммы денег, чтобы таким образом поднять уровень спроса в структурно деформированной и умирающей экономической системе, в тщетных попытках предотвратить надвигающуюся супер-депрессию и мировой экономический кризис.

Однако, и это становится все более очевидным с каждым днем, вместо того, чтобы поддержать нынешнюю глобальную структуру, созданную американскими банкирами и дипломатами, которая диктовала свою волю остальному миру начиная с 1944 года, все эти усилия ведут лишь к ускорению распада Старого Порядка.

Во всем этом есть некая высшая ирония, поскольку главным создателем «Старого мирового экономического и финансового порядка», того самого, что сейчас распадается прямо у нас на глазах, был не кто иной как «святой покровитель» либерализма, человек, впавший в немилость в Соединенных Штатах в последние сорок лет «эпохи Рейгана» — легендарный 32-й президент США Франклин Рузвельт.

Сегодня любопытно наблюдать за лидерами Демократической партии, которые отчаянно пытаются воскресить в памяти народа тот великий порыв и успех единственного человека в истории, четыре раза выигравшего президентские выборы, возродить модель правления Рузвельта в эпоху Второй мировой войны и приспособить ее к сегодняшнему дню.

Однако, к великому сожалению, ни нынешний предполагаемый демократический кандидат Джо Байден, быстро теряющий шансы на победу, ни постоянно проигрывающий в решающий момент сенатор Берни Сандерс, не понимают, о чем они говорят. Необычайному успеху Франклина Рузвельта как военного лидера способствовали два фактора, и к обоим этим факторам Сандерс и Байден безнадежно слепы.

Первый из них – решительная и последовательная поддержка Рузвельтом своих союзников, и прежде всего беспрецедентный поток ленд-лиза в виде продовольствия, грузовиков и другого оборудования в Советский Союз, который почти в одиночку нес основное бремя войны против нацистской Германии.

Второй фактор – исключительная финансовая дальновидность и осторожность, которые Рузвельт проявлял на протяжении всего своего президентства, особенно в создании программы социальной помощи, сыгравшей решающую роль в возрождении экономики. Рузвельт был едва ли не чрезмерно осторожным и даже порой циничным, разрабатывая эту программу, призванную впервые в истории страны оказать финансовую поддержку пожилым американцам.

Хотя судьбоносный законодательный акт Конгресса был принят в 1935 году и превратился в закон 14 августа того же года, получивший известность как «Второй новый курс», финансовые изъятия из заработной платы всех легально работающих американцев начали осуществляться только в 1937 году. И даже после этого, прошло еще три года, прежде чем первый гражданин, получивший чек от службы социального обеспечения, смог им воспользоваться: это была 76-летняя Ида Фуллер из Вермонта. Ее первый чек на щедрую сумму в 41,3 доллара был обналичен 17 января 1940 года.

Начиная с 1935 года, когда был принят закон, вызвавший всеобщее одобрение, прошло еще шесть лет Великой депрессии, когда беспрецедентное во всей истории страны количество американцев голодали и умирали от нищеты и связанных с ней невзгод, прежде чем первый человек на самом деле извлек из него какую-то выгоду.

Актуарные расчеты, на основе которых Рузвельт разрабатывал систему социального обеспечения, были еще более циничными и беспощадными. Социальная помощь должна была выплачиваться пенсионерам после достижения 65-летнего возраста. Однако, в то время средняя продолжительность жизни американцев составляла 61 год. Лишь незначительному меньшинству посчастливилось дожить до 65.

Рузвельт проявлял исключительную осторожность, чтобы сохранить стабильность экономики и национальной валюты США во время «Нового курса» и Великой депрессии. Вопреки распространенному республиканцами мифу, он был категорически против банкротства страны, будь то в те годы, либо в эпоху своих внуков. «Это почти бесчестно – наращивать накопленный дефицит бюджета, с которым Конгресс Соединенных Штатов столкнется в 1980 году», – сказал он. – Мы не можем наносить ущерб Америке в 1980 году, так же как и в 1935-м».

Эта чрезвычайная осторожность Рузвельта резко контрастирует с безудержными расходами, как республиканцев, так и демократов, от Берни Сандерса до Дональда Трампа, которые ведут страну к окончательному банкротству в условиях нынешнего коронавирусного кризиса.

Комментарий финансового аналитика и бывшего лондонского банкира Мартина Хатчинсона от 4 мая в его колонке «Медвежья берлога»: «Оценка Бюджетного управления Конгресса, согласно которой в 2020 году дефицит бюджета составит 18 процентов от ВВП, а в 2021 – 10 процентов, выглядит поистине пугающей. Они стремительно приближают банкротство американского правительства, которое, согласно прежним прогнозам, должно было произойти не ранее 2030 года».

На самом деле, учитывая пугающую уязвимость американской финансовой системы перед обвалом 2-триллионного рынка мусорных облигаций, который использовался для финансирования разваливающегося энергетического сектора и прежде всего сланцевой индустрии, прогнозируемая дата кризиса через десять лет, представляется необоснованно оптимистичной».

Вообще-то, путь от осторожности и черствости политики Франклина Рузвельта при создании системы социального обеспечения, которая состояла в том, что никто из нуждающихся не получил помощь в течение пяти лет (пока Великая депрессия, фактически, не закончилась) до нынешней паники, как республиканцев, так и демократов под девизом «тратить безудержно, прямо сейчас», довольно легко проследить. Это путь половинчатого западного либерализма, открытых  границ и глобальной «свободы торговли». Это путь, который неизбежно ведет к еще большему долговому бремени, постоянно снижающемуся уровню жизни и неизбежному  разорению.

В отличие от американских политиков, российский президент Владимир Путин придерживается крайне осторожной в финансовом отношении и весьма консервативной бюджетной политики. Разумеется, маниакальные расточители с Уолл-стрит с их нулевыми процентными ставками не проявляют к российскому опыту ни малейшего интереса. Тем не менее, Россия сейчас находится в гораздо более устойчивом положении, чем соединенные Штаты. Взвешенная финансовая политика позволит ей успешно противостоять мировым финансовым и пандемическим кризисам.

В науке государственного управления и экономике, как и в архитектуре, самым важным является не то, насколько высоко вы строите, а то, насколько качественно и прочно вы строите, насколько надежен фундамент вашего здания.

Буря, вызванная пандемией, уже предвещает новый глобальный финансовый кризис. Этот кризис может быть преодолен, но только за счет отказа от устаревших догм, старых ложных богов, которые, как предсказывал Достоевский в самом начале нашей современной индустриальной эпохи глобализации, неизбежно приведут нас к разорению, если их вовремя не обуздать и не повернуть вспять.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0