Соединенные Штаты и «Новый мировой беспорядок»: отказ от претензий на единоличное лидерство

Было бы приятно вообразить, что жестокий и беспощадный коронавирус приведет мировых лидеров в чувство, заставит их задуматься о снижении градуса противостояния и необходимости международной координации. Однако, это весьма маловероятно. Напротив, если базовая модель международных отношений и изменится, то едва ли в лучшую сторону. Пандемия не только не преобразит мир, но и может углубить сложившиеся ранее тенденции к обострению соперничества и формированию менее глобальной международной арены, где крупные и малые державы будут чаще сталкиваться между собой, чем сотрудничать.

Китай и Россия – великие державы, но они не будут править миром

Если Соединенные Штаты, Китай и Россия не пойдут на существенные изменения в своей политике в 2020 году, администрация Байдена, скорее всего, будет иметь враждебные отношения с обоими стратегическими соперниками США. Москва и Пекин разделяют концепцию многополярного мирового порядка с серьезными ограничениями способности Соединенных Штатов распространять свое геополитическое влияние в регионах, которые они относят к сфере своих интересов.

Обе эти державы не раз срывали американские планы сохранения гегемонии в этих регионах. И Россию и Китай возглавляют сильные националистически настроенные лидеры, которые доказали, что с ними следует считаться, и которые используют недовольство политикой США для разжигания националистических и антиамериканских настроений, тем самым укрепляя собственную легитимность. Более того, «медвежьи объятия» между двумя странами создадут существенные препятствия для попыток Вашингтона влиять на их политику, не говоря уж о том, чтобы подчинить их своей воле.

Речь не идет о том, что какая-то из этих стран представляет серьезную угрозу и способна взять на себя лидерство в распадающемся либеральном мировом порядке. Что еще более важно, ни одна из них не стремится и не способна выполнять функцию глобального лидера.

Как минимум, правительство Китая хочет, чтобы глобальный мировой порядок – а также правила и институты, которые его поддерживают – отражали его статус мировой державы и предоставляли ему возможность в большей степени влиять на формирование этих правил. Как отметил один видный эксперт по китайской политике, возглавляемая Си Цзиньпином Коммунистическая партия Китая придерживается «скорее националистического, чем интернационалистического мировоззрения». «Партия видит в Вашингтоне препятствие для сохранения своей власти и завоевание регионального господства, – продолжает он, – но она не считает, что для достижения этих целей Соединенные Штаты или их система правления должны быть непременно побеждены». Российский президент Владимир Путин, напротив, стремится ослабить Запад и подорвать демократические формы правления.

На протяжении ближайших десяти лет накопившиеся у России и Китая претензии к Соединенным Штатам, а также глубокие отличия в системе ценностей и ряд противоречий военного, дипломатического и экономического характера, гарантируют продолжение нынешнего стратегического соперничества за региональное превосходство и глобальное влияние.

Несмотря на это, новая администрация США может улучшить общий тон отношений с ними, а возможно, даже найдет общий язык по таким вопросам как борьба с изменениями климата, нераспространение ядерных вооружений и снижение угрозы кибервойн. Как утверждал Фарид Закария, переход к менее конфронтационному подходу в отношении Китая мог бы помочь Соединенным Штатам избежать издержек и угроз, связанных с «вероломным конфликтом неизвестного масштаба и охвата, который неизбежно приведет к десятилетиям нестабильности и отсутствия безопасности». Аналогичным образом, готовность США вступить с Россией во всеобъемлющий и последовательный диалог по ряду вопросов, которые их разделяют, мог бы помочь растопить лед, ослабить взаимное недоверие и подозрительность, которые сегодня определяют двусторонние отношения.

Впрочем, крупное и устойчивое сближение в ближайшее время маловероятно, прежде всего, потому, что и Путин и Си Цзиньпин воспринимают Соединенные Штаты как агрессивную державу, которая своими односторонними действиями угрожает внутренней стабильности их стран и их законным геополитическим амбициям.

Китай и Россия едва ли откажутся от своих жизненно важных интересов, и большинство стран, непосредственно граничащих с ними, признают, что они уже являются или скоро станут доминирующими региональными державами. Любой шаг США к примирению будет трудным еще и потому, что внешнеполитический истеблишмент и американское общество все чаще воспринимают Россию и Китай не только как соперников, но и как врагов. Между тем, в рамках дебатов о внешней политике США вообще не обсуждается вопрос, как Соединенным Штатам следует адаптировать свои отношения с обеими странами к реалиям многополярного мира, которые накладывают большие ограничения на свободу действий США во всем мире.

Что будет с лидерством США?

Как гласит старая поговорка, лидер без последователей – это просто пешеход. Учитывая эгоцентричный подход к лидерству, характерный для администрации Трампа, по всей вероятности, мало кто из союзников, не говоря о противниках, захочет следовать за таким лидером. За все десятилетия, прошедшие после завершения Второй мировой войны Соединенные Штаты практически никогда не бездействовали на глобальном уровне в такой степени, как во время нынешней пандемии коронавируса.

Президент с более интернационалистическим мировоззрением, а не президент-националист, приверженный идее свертывания международной активности под лозунгом «Америка прежде всего», может устранить большую часть нанесенного ущерба и вернуть прежний международный авторитет США. Байден сказал, что в случае своего избрания, он будет поддерживать связь по телефону с союзниками Америки по всему миру, восстанавливая прежне отношения и давая им понять, что страна вернулась на правильный путь.

Впрочем, Байден наверняка понимает, что мировое лидерство подразумевает нечто гораздо большее, чем телефонные беседы. Для этого потребуется стратегия, разумный и эффективный баланс средств и интересов, достижимость целей, и, вероятно, прежде всего – возможности для их реализации, а также надежные партнеры.

Несомненно, это отнюдь не тот мир, который унаследует Байден. Если его администрация захочет заключить соглашение и нормализовать отношения с противниками США, такими как Иран, ей придется сделать болезненный выбор и признать что у этих соперников тоже имеются национальные интересы.

Вполне предсказуемо, что новая администрация, скорее всего, в первую очередь сосредоточится на «низко висящих фруктах». Речь идет о восстановлении отношений и возрождении традиционных альянсов, более широком использовании многосторонней дипломатии, активизации роли США в G7 и G20, возможно, с некоторым акцентом на глобальных экономических реформах, возвращении к Парижскому климатическому соглашению, а также изучении возможностей пролонгации договора CНВ-3 с Россией.

Давно минули дни «незаменимых» Соединенных Штатов, готовых принять любой вызов, приверженных идее лидерства, глобального доминирования и Pax Americana. Соединенные Штаты все еще могут быть инициатором позитивных перемен в мире. Но, по словам Чальза Купчана это будет уже «не чей-то мир». Соединенным Штатам придется пересмотреть свое место, стремясь вести мудрую и эффективную внешнюю политику, которая уравновесила бы риски, связанные с чрезмерной или недостаточной активностью за рубежом.

 

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0