Контртеррористические операции и соперничество с Россией и Китаем: как справляется SOCOM

В прошлую среду силы спецопераций США вступили в многочасовое противостояние с российскими военными на дорогах в северо-восточной Сирии. Этот район на протяжении долгого времени патрулировали американские войска и их курдские союзники.

Русские уже на протяжении нескольких лет ведут разведывательные операции в районе, примыкающем к турецкой и иракской границам. В последнее время они предпринимают попытки создать там свой укрепленный пункт, чтобы бросить вызов небольшим группам американских спецназовцев, продолжающих работать здесь после того, как президент Трамп распорядился о выводе большинства американских войск из Сирии.

Эта ситуация может служить хорошей иллюстрацией положения, в котором оказались силы специальных операций США. В дополнение к растущей нагрузке, связанной с контртеррористическими операциями, на них возложена новая миссия – борьба с российскими и китайскими вооруженными силами по всему миру.

Китайский экспансионизм в Тихом океане и продолжающееся российское зондирование возможностей в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке вынуждают Командование специальных операций ВС США (SOCOM) в экстренном порядке решать, как адаптировать свои подразделения к новым угрозам после двух десятилетий боевых действий исключительно против военизированных группировок в Ираке и Афганистане.

«Преследование экстремистов и соперничество великих держав не являются взаимоисключающими задачами, – заявил в прошлом месяце командующий SOCOM генерал Ричард Кларк в ходе конференции по проблемам специальных операций. Противодействие России и Китаю, сказал он, «связано с геополитическим влиянием, и силы спецопераций играют уникальную и особо важную роль в этом… мы не можем больше заниматься исключительно контртеррористическими возможностями, которые служат единственной цели».

Любые  новые технологии, которые будут эффективны против китайских и российских войск, должны также работать и в операциях по борьбе с терроризмом, заявил он, «потому что в новой обстановке, с которой мы столкнемся в будущем, противник будет стремиться бросить вызов нашей системе коммуникаций. Они собираются лишить нас возможностей точной навигации. Беспилотные воздушные системы, которые наши противники используют сейчас во всем мире, будут продолжать совершенствоваться, и мы должны искать способы вывести их из строя и защитить личный состав наших подразделений».

Кларк и его команда специалистов по военным закупкам и руководителей программ прекрасно осведомлены о трудностях поиска таких систем вооружений, которые работали бы с высокой эффективностью как в противостоянии с террористическими группировками, так и в столкновении с многократно более серьезными угрозами.

«Если рассматривать в качестве примера требования к эффективности огневого воздействия, точности и мобильности, необходимо довести их до такого уровня, чтобы мы могли на равных соперничать и побеждать в столкновении с русскими и китайцами», – сказал он.

Подготовка к этим будущим вызовам означает, что командование SOCOM должно готовиться одновременно к трем войнам: войне с экстремизмом, войне за геополитическое влияние и войне за таланты.

Война с экстремистскими элементами, которой SOCOM занимается на протяжении жизни целого поколения, останется одной из главных функций сил специальных операций в долгосрочной перспективе. Однако, как показала борьба против группировки ДАИШ в Сирии, эта война с террористами может перерасти в растущее противостояние с Китаем и Россией в таких местах как Сирия и несколько регионов Африки, где обе эти страны действуют все более активно.

Главным приоритетом командования в разработке новых мер для обеспечения способности к выполнению более широкого круга задач, с которыми подразделениям SOF придется столкнуться в ближайшие годы, является создание будущего поколения средств разведки и слежения. Они должны «обеспечивать высокую эффективность действий наших подразделений, как в соперничестве великих держав, так и в традиционных экстренных операциях в особо суровых условиях в удаленных точках планеты», сказал Кларк.

В рамках этих усилий одной из приоритетных задач является создание объединенной системы командования и контроля всех родов войск (JADC2). Идея состоит в том, чтобы заменить, по словам Джима Смита, отвечающего в SOCOM за материально-техническое снабжение, бумажные карты и ацетатные кальки на «единую стеклянную панель», которая соединит коммандос со штаб-квартирой, обеспечивая тех и других всей необходимой информацией в режиме реального времени.

«Это именно то, чего мы пытаемся достичь с помощью программы Mission Command. Мы должны получить «стеклянную панель», которая будет обеспечивать нас информацией о противнике, о действиях других наших подразделений и подразделений союзников, любыми инженерными данными, данными о действии авиации, о ведении огня и так далее, – сказал Смит. – Кроме того, эта система обмена информацией должна быть адаптирована к неспецифическим для сил спецопераций задачам, таким как операции по усилению влияния и прочим подобным вещам». В качестве официальной программы Mission Command будет запущена в 2022 году.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0