Уроки китайско-советского пограничного конфликта

Китайско-советский пограничный спор начался с войн между казаками и маньчжурами в эпоху династии Цин (1670-1680 гг.) из-за казацкого поселения в бассейне реки Амур. Процесс его урегулирования стартовал лишь в начале восьмидесятых годов XX века, когда Москва отказалась от своей «стратегии эскалации». Китай с большим одобрением отреагировал на этот шаг и заявил, что «трудноразрешимые» проблемы не должны останавливать или срывать урегулирование в остальных сферах. В декабре 1988 года Дэн Сяопин сделал аналогичное предложение Радживу Ганди, возвестив о начале «Азиатского века».

В 1689 году правители империи Цин были значительно более могущественными. Сначала они планировали попросту уничтожить Нерчинск. Однако вместо этого в 1689 году был подписан Нерчинский договор. Мир между двумя евразийскими державами преобладал с тех пор до середины девятнадцатого века. К тому времени империя Цин была значительно ослаблена в результате опиумной войны и Тайпинского восстания (1850—1864). Российская империя, которая, напротив, набрала силу, начала колонизировать бассейн Амура, включая китайское побережье Охотского моря. Русские заявили, что Нерчиский договор 1689 года должен быть пересмотрен. Россия вынудила Китай подписать Айгунский договор 1858 года и Пекинский договор 1860 года, лишив империю Цин огромных участков земли и доступа к морю севернее Корейского полуострова.

В 1861 году Китаю был нанесен еще один удар. Петр Казакевич, российский пограничный комиссар, заставил китайских картографов принять новые условия, не оговоренные прямо в Пекинском договоре. Он установил межгосударственную границу вдоль китайского берега рек Амур и Уссури. В договоре имелось лишь упоминание о них как о пограничных реках. Эта новая карта нарушала так называемый принцип тальвега, принятый в международном праве с начала девятнадцатого столетия, который состоял в том, что страны, совместно владеющие реками, имеют равные права на воды и острова на своей половине реки.

Постепенно русские расширяли поселения на реке Амур и на островах, а затем создали анклав на острове Медвежий, который сами они называют «Большой Уссурийский», в то время как китайцы употребляют название Хэйсяцзы-Дао (остров Черного медведя). Во время Ихэтуаньского восстания (1899-1901 гг.) русские убили тысячи китайцев на берегах Амура. Почти 64 деревни были уничтожены. Кстати, 26 марта нынешнего года авторы одной из статей в New York Times напомнили об этой «этнической чистке».

Слабое Бэйянское правительство Китая (1912-1928) надеялось, что большевистская революция в России 1917 года исправит положение. Китайцы были вдохновлены заявлением российского комиссара иностранных дел Левона Караханяна в 1919 году, что Россия откажется от всех захваченных китайских территорий. Однако, Москва проигнорировала это заявление, поскольку после изгнания белых, правительству удалось стабилизировать контроль над восточной частью страны.

Двусторонние отношения не изменились даже после захвата власти в Китае коммунистами в 1949 году. Вместо этого положение, напротив, ухудшилось, когда Никита Хрущев начал свою программу «десталинизации», весьма критически встреченную Мао Цзэдуном. Напряженность в двусторонних отношениях резко обострилась после того, как Мао осудил хрущевский «авантюризм» в ходе карибского ракетного кризиса 1962 года.

Леонид Брежнев продолжил политику Хрущева, которая сводилась к запугиванию Китая путем взятия в кольцо. В секретной аналитической записке ЦРУ от 28 апреля 1970 года, рассекреченной в январе 1996 года, говорится о том, что визит советского генсека в Монголию имел целью поддержать Улан-Батор в его противостоянии с Китаем.

Столкновения начались в 1967 году, когда Советы перехватили и развернули обратно китайское судно, шедшее по Амуру к реке Уссури. Они блокировали устье Уссури, запретив его хозяйственное использование. Китайские претензии на остров Медвежий были ими также отклонены. Китайцы начали с пассивного сопротивления, которое получило международное признание. Серьезное вооруженное столкновение произошло 2 марта 1969 года на острове Даманский (в Китае его называли Женбао). Китайцы захватили остров, причем потери среди советских военнослужащих составили 59 человек, а НОАК – 29.

Москва была крайне встревожена. Попытки Брежнева осудить Китай коллективной резолюцией Варшавского договора 17 марта не увенчались успехом из-за возражений со стороны румынского лидера Николае Чаушеску. 21 марта председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин пытался дозвониться до Мао, но его не соединили. Пекин заставил Москву ждать шесть месяцев, прежде чем начал переговоры. Власти Китая даже не позволили самолету Косыгина пересечь свое воздушное пространство, когда тот возвращался домой с похорон вьетнамского лидера Хо Ши Мина в сентябре 1969 года. Ему пришлось изменить маршрут и направиться в Калькутту. Однако, из Калькутты он прилетел в Пекин, получив известие о том, что Мао готов говорить с ним.

В секретном докладе ЦРУ от 1970 года говорится, что Советы ошибались, полагая, что Мао согласился на переговоры из-за «выборочного военного воздействия», в то время как он был «готов был терпеть любое воздействие и жить в напряженной пограничной ситуации сколь угодно долгое время».

Постепенно Советский Союз пошел на сближение с китайской позицией, согласно которой переговоры следовало вести на основе Пекинского договора 1860 года и с соблюдением принципа тальвега. В 1976 году русские сняли блокаду с острова Медвежий. В июле 1986 года Михаил Горбачев произнес во Владивостоке свою историческую речь, где заявил, что «амурская граница должна не разделять, а объединять китайский и советский народы». Он также сказал, что официальная граница может проходить посередине русла реки, тем самым пересмотрев позицию Казакевича в 1861 году. Однако, в ходе переговоров советский генсек все же указал, что претензии Китая на остров Медвежий обсуждению не подлежат.

Пекин отреагировал позитивно, заявив, что «будущее, более мудрое поколение» сможет найти решение спора по острову Медвежий, при этом, тем не менее, добавив, что в соответствии с принципом тальвега он должен быть китайским. Процессы делимитации и демаркации границ начались в девяностые годы. Когда в 1991 году распался Советский Союз, большая часть демаркации участков пограничной реки была завершена, за исключением уже упомянутых «трудноразрешимых проблем», отложенных на будущее. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, обретя независимость, унаследовали советские пограничные споры с Китаем. Чтобы уладить эти разногласия, в 1996 году была создана трехсторонняя комиссия под председательством России. Это был прообраз группы «Шанхайская пятерка», которая позже превратилась в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), одним из членов которой сегодня является Индия.

Окончательное соглашение по «трудноразрешимым проблемам» было подписано 2 июня 2005 года министрами иностранных дел России и Китая Сергеем Лавровым и Ли Чжаосином во Владивостоке. Россия передала часть Медвежьего острова Китаю, тем самым восстановив статус Фуюаньского канала как внутреннего водного пути.

Эта длинная история доказывает несколько важных положений. Во-первых, демонстрация силы или пропаганда едва ли способны сдержать китайцев. Пекин остался несгибаем даже во время массовых внутренних беспорядков, и намеки Советского Союза на ядерные удары не остановили его. Судя по всем недавним оценкам, Си Цзиньпин придерживается той же политики, что и его предшественники. Во-вторых, китайцы становятся подозрительными, если чувствуют, что другая сторона переговоров является ставленником их врагов. И, наконец, поэтапные переговоры и перемещение неразрешимых проблем на задний план – хорошая стратегия, которую многим сегодня стоило бы взять на вооружение.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0