Действия России в Сирии привели к не столь однозначным последствиям для Москвы

Вот что нужно нам всем помнить: обеспечение долгосрочной стабильности в Сирии  сродни донкихотству, и для временной оценки этого процесса будет вернее использовать десятилетия, а не годы. Потребуется время, чтобы оценить, в какой степени Россия одержала «победу» в Сирии. В отсутствие мирного прекращения конфликта и вливания крупномасштабной финансовой помощи со стороны Запада, риск ухудшения позиций России может сорвать последние лепестки с цветов победы в Сирии.

Действия России в Сирии сопровождаются заявлениями о победе, но подарок судьбы может быть не столь однозначным. Хотя Россия закрепила свой статус великой державы на Ближнем Востоке, ее экономическая слабость снижает возможности обеспечивать в дальнейшем поддержку Сирии, тем более, что эта страна представляет сегодня из себя несостоявшееся государство, попавшее в ловушку гражданской войны.

После распада Советского Союза в 1991 году Россия ушла с Ближнего Востока. Наращивая усилия по всем направлениям, президент Владимир Путин постарался реализовать стремление многих россиян к тому, чтобы их страна снова оказалась в первых рядах мировых держав.

Ключевым фактором достижения этой цели являются колоссальная военная мощь и избыток энергоресурсов в стране. Россия вместе с Саудовской Аравией плетут интриги, намереваясь повлиять на мировой рынок нефти. На Ближнем Востоке Кремль проявляет мастерство искусной дипломатии — у него есть связи со всеми ключевыми игроками – что позволило ему идти на взвешенные риски, которые уже окупились.

Россия в 2015 году помогла спасти режим президента Башара Асада, который оказался под угрозой свержения различными повстанческими группировками, включая ИГИЛ и филиалы «Аль-Каеды». В качестве «вознаграждения» Россия получила возможность разместить в Сирии мощную авиационную группировку и части военно-морского флота, способные противостоять силам НАТО во всем восточно-средиземноморском регионе. Это была ключевая цель Москвы.

Но получив эти преимущества, Кремль сталкивается с двумя основными проблемами: негативная реакция общества в отношении теряющей поддержку войны в Сирии и неспособность оказать помощь в восстановлении Сирии.

Проведенный в 2017 году Левада-центром опрос показал, что 49 процентов респондентов считают, что Россия должна закончить военную операцию в Сирии — против 30 процентов, которые хотели ее продолжения. Уход США может усилить в России ощущение победы, о которой трубят российские СМИ.

Тем не менее, многие россияне считают действия России в Сирии и на востоке Украины дорогостоящей «зарубежной авантюрой». Отчасти это отражает растущее беспокойство населения по поводу того, что Россия переживает еще одну «эпоху застоя», которая напоминает бездействием властей поздние брежневские времена.

ВВП России всего на один процент выше, чем пять лет назад. Опросы Левада-Центра показывают, что с каждым последующим годом в период с 2008 по 2018 год все больше россиян рассматривали текущий год как более тяжелый, по сравнению с предыдущим годом.

Сама нуждающаяся в помощи Россия мало чем может помочь Сирии в ее восстановлении. Год назад Организация Объединенных Наций подсчитала, что ущерб, нанесенный войной этому ближневосточному государству, составляет 388 миллиардов долларов. Также огромны потери трудовых ресурсов. ООН оценивает стоимость восстановительных работ в в стране в 250 миллиардов долларов, что примерно в четыре раза превышает довоенный ВВП Сирии.

В прошлом году французы заявляли, что Европейский союз не будет помогать восстанавливать Сирию, «если не будет эффективно осуществлен не связанный с политикой переход, включающий активизацию конституционного и избирательного процессов». Соединенные Штаты придерживаются аналогичной точки зрения. К другим факторам можно отнести беспокойство доноров по поводу качества работ, коррупционных рисков и утечек, а также санкции против Асада.

В Сирии еще один риск состоит в том, что силовые неправительственные субъекты, включая иранские силы и шиитское ополчение, а также ИГИЛ, могут захватывать ресурсы, препятствовать восстановлению или пытаться обложить данью местных жителей, занятых в строительных работах.

Кремль разочарован тем, что Запад не хочет платить за все это. В январе 2018 года российский посол в ЕС заявил, что европейские государства должны «нести ответственность», если не начнут в течение нескольких месяцев выделять «десятки миллиардов евро» на восстановление страны. Министр иностранных дел Сергей Лавров в этих спорах с европейцами приводит такой аргумент, что отказ США от помощи в восстановлении Сирии будет сдерживать возвращение беженцев из Европы домой.

Россия больше выиграет в Сирии, если прекратятся боевые действия и начнется экономическое развитие. Это, вероятно, потребует политического урегулирования при посредничестве ООН, которое, будучи приемлемым для всех основных партий, снизит уровень насилия. Этого сложно достичь, если Кремль по-прежнему не будет оказывать давления на Асада, чтобы тот пошел на уступки ради мира.

Достижение стабильности в Сирии в долгосрочной перспективе кажется каким-то донкихотством, измеряемым по времени скорее десятилетиями, чем годами. Потребуется время, чтобы оценить, в какой степени Россия «победила» в Сирии. В отсутствие мирного прекращения конфликта и крупномасштабной финансовой помощи со стороны Запада, риск ухудшения позиций России может лишить ее всех достигнутых в Сирии преимуществ.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0