Российско-китайские отношения как модель для крупнейших мировых держав

Внезапное ухудшение отношений между Соединенными Штатами и Китаем до уровня открытой конфронтации является, возможно, самым важным геополитическим событием, которое произошло в период пандемии коронавируса.

Судя по всему, процесс уже прошел точку невозврата. То, что началось как торговая война и спор из-за разногласий в сфере прав интеллектуальной собственности, переросло в антагонизм, который охватывает как внутреннюю политику Китая (Гонконг, Синьцзян, Тибет), так и идеологию – Вашингтон вдруг «обнаружил», что Китай управляется Коммунистической партией. Кроме того, он включает геополитику, от проблем Южно-Китайского моря до инициативы «Один пояс, один путь», и стратегические вопросы. Активная биполярная конфронтация между двумя самыми влиятельными странами мира все больше напоминает холодную войну. Несомненно, она оказывает и будет оказывать огромное влияние на глобальную систему.

Все, что потребовалось для этого обострения – отказ президента Трампа в Белом доме от многолетней американской стратегии, сочетавшей хеджирование рисков и взаимодействие с Китаем. Ее сменила другая стратегия – замедление роста Китая и укрепление американского доминирования. До Трампа дошло, что продолжение прежней политики США приведет тому, что Китай выиграет у Америки в ее собственной игре по достижению экономического, финансового и технологического превосходства, разумеется, при поддержке мощных вооруженных сил. К середине 2010 годов стало казаться, что если его не остановить, Китай вырвется вперед и оставит Соединенные Штаты позади уже на протяжении жизни одного поколения. Для многих американцев это совершенно немыслимая перспектива.

Четверть века спустя после завершения холодной войны, соперничество мировых держав снова вышло на первый план в американской внешнеполитической доктрине. Президент Трамп не только провозгласил Китай стратегическим соперником, но и пошел дальше, начав физически уничтожать явный симбиоз между двумя странами, известный как «Кимерика», который приводил в восторг так много людей по обе стороны Тихого океана еще десять лет назад.

В очередной раз старая политическая максима подтвердила свою справедливость: тесные экономические связи в отсутствие политического сближения недостаточно сильны, чтобы предотвратить возникновение геополитического соперничества. Тот факт, что политика Соединенных Штатов в отношении Китая является одним из немногих вопросов, по которым Трамп и его враги-демократы занимают общие позиции, свидетельствует о тотальном консенсусе в американском политическом классе, который едва ли будет разрушен. Кто бы ни оказался победителем на президентских выборах в ноябре, скорее всего, антикитайский курс сохранится. Стиль, возможно, изменится, если это будет Джо Байден, но суть останется прежней.

Все это стало настоящим шоком для Китая, чья долгосрочная стратегия роста и укрепления международного влияния была встроена в систему, в которой до сих пор доминирует Америка. Китай использовал все преимущества этой глобальной системы и решительно избегал любой конфронтации. Пекин всегда готов пойти на тактические уступки на пути к своей долгосрочной стратегической цели.

Однако, Вашингтон полностью изменил правила игры. В результате политика в отношении Китая должна будет подвергнуться пересмотру, чтобы можно было адаптировать ее к новой реальности, в которой двусторонние отношения определяются прежде всего конфронтацией. Это является для китайского руководства серьезным вызовом, который толкает Пекин к превращению в глобального игрока не только на геоэкономическом, но и на геополитическом поле.

Грядущая биполярность мира не обязательно будет основываться на блоках, как это было в середине двадцатого столетия, когда между собой соперничали Соединенные Штаты и Советский Союз. Многие Союзники США по всему миру, и прежде всего европейцы, высоко ценят свои экономические связи с Китаем и не опасаются военной угрозы со стороны Китая. Они хотели бы сохранить военную защиту США, к которой в Европе все просто привыкли. Но они, скорее всего, будут жестко возражать против введенных Вашингтоном ограничений в сфере торговли и трансфера технологий. Даже те страны, у которых сложные отношения с Китаем и которые связаны партнерскими отношениями с Соединенными Штатами, хотели бы сохранить известную геополитическую независимость от Вашингтона. Внешнеполитическое ведомство США должно в полной мере осознать это обстоятельство и сделать необходимые практические выводы.

Россия является близким партнером Китая. Их отношения лучше всего могут быть охарактеризованы как «Антанта», – базовое соглашение между Москвой и Пекином по широкому кругу проблем. Они охватывают как вопросы общего мировоззрения, так и уважение к интересам другой стороны, а также активное сотрудничество и дружественные консультации по целому ряду вопросов, в том числе наиболее чувствительных. Китайско-российские отношения основаны на комбинации твердости позиций и политической гибкости. Ни у Китая, ни у России нет никаких причин бояться удара в спину от партнера. Обе страны свободны в своей активной защите национальных интересов. Эта модель могла бы служить хорошим примером для двух крупнейших держав мира.

Вашингтон не сможет развернуть треугольник США-Китай-Россия в свою пользу, как это удалось президенту Никсону в семидесятые годы прошлого века. В настоящее время сложилась ситуация, в которой Америке просто нечего предложить России, чтобы повернуть ее против Китая. Разумеется, Москва непреклонна в отношении сохранения собственного суверенитета и свободы выбора. Она ни в коем случае не готова смириться с ролью чьего-либо младшего партнера. Еще более неприемлемой для России является перспектива быть втянутой в чужие разборки. У Москвы хватает проблем с собственной конфронтацией с Вашингтоном, поэтому она стремится к оптимальному балансу в отношениях между Америкой и Китаем. Равновесие, впрочем, не тождественно равноудаленности. В обозримом будущем российско-китайские отношения, по всей вероятности, будут гораздо более тесными и продуктивными, чем российско-американские. И это основано не на эмоциях, а на национальных интересах.

По мнению большинства экспертов, нынешнее китайско-американское противостояние будет носить долгосрочный характер. И в конце концов Соединенные Штаты не победят Китай, но и Китай не заменит США как глобальную державу-гегемона.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0