«Предвзято и необъективно»: русофобская редакционная политика New York Times

«Беспристрастно и объективно». Это один из священных девизов New York Times, впервые закрепленный основателем издания Адольфом Оксом более века назад. На сегодняшний день более подходящим девизом было бы «предвзято и необъективно». В последние годы New York Times явно отказалась от собственных высоких стандартов журналистской честности и посвятила себя непрекращающейся кампании демонизации России как источника смертельной угрозы для Америки.

Сенсационная история о том, что Россия выплачивала награды за убийство американских солдат в Афганистане, является лишь одним из последних примеров. Статья в NYT основывалась на заявлениях анонимных представителей разведки по поводу допросов пленных боевиков Талибана в Афганистане. Однако, Агентство национальной безопасности решительно не согласилось с оценкой разведки. Пентагон, который использовал маршрут через Россию для снабжения американского контингента в стране, также заявил об отсутствии у него «каких-либо подтверждающих сведений». Движение «Талибан» с негодованием опровергло клевету.

Бывший глава отдела анализа России в ЦРУ Джордж Биб и ученый-государствовед Дэвид Ривкин утверждают, что источники, стоящие за всей этой историей, не особенно заслуживают доверия, особенно если учесть, что афганское правительство, которое курировало упомянутые допросы пленных, имеет очевидную заинтересованность: оно «отчаянно не хочет допустить вывода американских военных из Афганистана». Правда, к 7 июля даже сама New York Times запоздало признала, что в сообщениях о якобы оплачиваемых Россией нападениях на американцев в Афганистане, недостает многих деталей, и призвала «держать эмоции и политику под контролем». Однако, ведь именно она опубликовала ряд статей, разжигающих эмоции и межпартийные разногласия.

Мы должны помнить, что искаженные разведданные уже вводили нас в заблуждение прежде, и неоднократно. Ложные сведения об оружии массового поражения в Ираке проложили путь к катастрофической бойне в 2003 году. Ошибочная информация о советской бригаде на Кубе торпедировала ратификацию Договора ОСВ-2 в 1979 году. Фальшивые сообщения о нападениях Северного Вьетнама на военные корабли США в Тоникнском заливе побудили Конгресс дать президенту Линдону Джонсону карт-бланш на начало разрушительной войны во Вьетнаме. Редакция New York Times запятнала себя позорным содействием «продаже» обществу войны в Ираке со стороны администрации Джорджа Буша-младшего, поддержкой требований о ликвидации несуществующей советской бригады на Кубе и пропагандистским сопровождением действий Джонсона против Северного Вьетнама.

Игнорируя весь прошлый опыт, журналисты, политики и внешнеполитические эксперты просто допустили, что утверждения о том, что русские якобы платили премии за убийство американских военнослужащих в Афганистане, правда, и призвали к ответным действиям. Спикер Нэнси Пелосси сразу пришла к заключению, что это была месть России за унижение Советского Союза более тридцати лет назад. А бывший советник по национальной безопасности Сьюзан Райс заявила, что отказ президента Трампа от жесткой реакции на «попытки России хладнокровно убивать наших военнослужащих» подтверждают тот факт, что президент «активно продвигает преступные интересы нашего главного противника».

Клеветническая кампания против России стала набирать обороты в первые годы нынешнего столетия, когда американские журналисты объясняли кровопролитный характер войны против повстанцев в Чечне имманентной жестокостью российских военных и полным бессердечием президента Владимира Путина. При этом американские зверства в Ираке, совершенные примерно в те же годы, объяснялись ошибками и преступлениями отдельных «плохих парней». Эта кампания расширилась после того, как Путин осудил «почти неограниченное применение силы Соединенными Штатами» во время своего выступления в Мюнхене в 2007 году, и еще более обострилась в 2008, когда грузинские военные напали на Южную Осетию, убив российских миротворцев, а контратака России была изображена в американской прессе как неспровоцированное вторжение в суверенное соседнее государство.

После выборов 2016 года кампания достигла еще более высокого накала, поскольку NYT ежедневно раскручивала историю о сговоре команды Трампа с Путиным с целью помешать избранию Хиллари Клинтон. Газета убеждала читателей, что расследование специального прокурора Роберта Мюллера несомненно раскроет заговор, а когда долгожданный доклад фактически не подтвердил историю о сговоре, это стало ударом по репутации издания. Тем не менее, NYT продолжает называть Трампа Марионеткой Путина, игнорируя все его действия против Москвы, включая удар по Сирии крылатыми ракетами в апреле 2017 года, поставки Украине противотанковых ракет Javelin, выход из договора о РСМД, противодействие попыткам России продлить договор СНВ-III, а также выход из соглашения СВПД по ядерной программе Ирана, которое Россия помогла заключить администрации Обамы.

Хотя введение Трампом новых экономических санкций в отношении России было вызвано давлением со стороны Конгресса, остальные демарши объясняются его собственной воинственностью и национализмом. Трамп — эгоистичный, импульсивный и плохо владеющий собой хвастун и хулиган. Но он не является чьей-либо марионеткой.

В этом году, когда пандемия коронавируса поразила Соединенные Штаты гораздо сильнее, чем любую другую страну мира, Times неоднократно высмеивала и осуждала антикризисные меры, предпринятые правительством Путина, хотя в России было гораздо меньше заболевших и умерших от коронавирусной инфекции. В апреле она даже опубликовала статью «Долгая война Путина против американской науки», в которой частичная вина за вспышку заболевания в Америке, возлагалась на Россию. В статье не было представлено никаких доказательств, но содержались обвинения в том, что Путин якобы распространял дезинформацию в течение более десяти лет, тем самым «способствуя распространению смертельных болезней».

С приближением президентских выборов партийная политика стала играть еще большую роль, чем обычно, и русофобская кампания получила новый импульс. New York Times поддерживала Байдена не только в его борьбе против Трампа, но и против соперника-демократа, Берни Сандерса. В марте, когда Сандерс еще имел шансы стать единым кандидатом от партии, газета опубликовала возмутительную историю, согласно которой Сандерс якобы попал под влияние вредоносной советской пропаганды, когда в 1988 году посещал эту коммунистическую страну для развития побратимских отношений между возглавляемым им Берлингтоном, штат Вермонт, и Ярославлем. Автор статьи, разумеется, ни словом не упомянул о том, что тогдашний президент Рейган решительно поддерживал контакты между гражданами двух стран, а сам, находясь в Москве, прогуливался перед телекамерами по Красной площади вместе с Михаилом Горбачевым.

Публикуя подобные клеветнические материалы, New York Times и другие газеты не только усилили политическую поляризацию и цинизм, распространившийся в либеральных СМИ. Они подорвали репутацию американской прессы среди российских либералов и журналистов, которые ранее восхищались ее независимостью и достоинством. Как объяснила ветеран российской журналистики и исполнительный директор московского ПЕН-центра Надежда Ажгихина, «рашагейт» убил прекрасную мечту о совершенствовании системы правления в США, уважении к закону и превосходстве американской прессы».

Хотя сегодняшние читатели New York Times едва ли знают о том, чир Дин Бакет и нынешний издатель Артур Сульцбергер-младший лично курируют освещение российских проблем в газете, архив в публичной библиотеке Нью-Йорка позволяет проследить, как прежний издатель формировал антироссийскую политику NYT. Человек, превративший ее в середине двадцатого века в ведущую газету страны, Артур Сульцбергер-старший, объяснял редактору первой полосы Чарльзу Мерцу в апреле 1958 года, что «пропаганда… это не обязательно ложь… это просто метод привлечь внимание публики именно к тому, что для нас важно». Сульцбергер поощрял Мерца в его усилиях дискредитировать Советский Союз, даже если он не делал ничего, что оправдывало бы обвинения.

Однако, в некотором смысле, New York Times во времена Сульцбергера-старшего представляет собой благоприятный контраст с нынешним ее состоянием. Тот Сульцбергер, по крайней мере, считал своим долгом вслух отречься от кредо прежнего издателя, своего свекра – «сообщать все новости беспристрастно и объективно». Более того, он предоставил своим корреспондентам в Москве широкую свободу действий и в известной мере поощрял их стремление к объективности. Возможно, лучший из них, Харрисон Солсбери, который высоко ценил профессиональную свободу, назвал свою книгу, посвященную истории New York Times и опубликованную в 1980 году «Беспристрастно и объективно».

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0