Беспочвенным надеждам не место в индийско-российских отношениях

Трёхсторонние переговоры с участием министров иностранных дел Индии, России и Китая вызвали «необоснованную надежду» у части индийских СМИ и у некоторых «чрезмерно восторженных» аналитиков, которые предполагают «влияние Нью-Дели на стратегические планы Москвы». Некоторые даже полагают, что российский президент Владимир Путин благодаря близости, которой он хвалится, со своим китайским коллегой Си Дзиньпином, может повлиять на руководство в Пекине, и попросить Си «разрешить тупиковую ситуацию в Ладакхе и сохранить статус-кво на Линии фактического контроля (ЛФК) – своего рода «виртуальная» победа для Нью-Дели.

В реальности эта мечта слишком трудновыполнима, чтобы её можно было так легко воплотить в жизнь. Несомненно, «многополярная дипломатия» премьер-министра Нарендры Моди значительно продвинулась в мире, и нация твёрдо стояла на стороне России и «близкого друга» Моди, Путина, несмотря на угрозы американских санкций за приобретение систем ПВО С-400. В разгар своего противостояния с Китаем на ЛФК Индия закупила у России истребители и только что, в эти выходные, завершила 11-е совместные военно-морские учения. Недавний визит министра обороны Индии Раджнатха Сингха в Москву только расширил масштабы укрепления стратегических связей Дели и Москвы.
Имея в списке такие положительные показатели, Россия всё же с трудом вписывается в «Большую игру Нью-Дели», и ей всегда это будет нелегко это делать, принимая во внимание растущую близость Индии с Вашингтоном, округ Колумбия, которую многие считают «совпадением стратегических интересов» с целью противостояния общему врагу – Китаю. Во-вторых, Россия и Китай имеют глубокие отношения по многим «причинам стратегического характера», включая взаимные инвестиции в безопасность, дабы «править от вод Тихого океана до вод Атлантики».

Но чтобы не упустить важный момент, над которым Нью-Дели необходимо работать больше – Россия на самом деле не хочет, чтобы Пекин расширял своё влияние в большей степени, чем Москва, и усиливался больше того, что может контролировать Путин.

Однако в нынешнюю эпоху Москва будет вести эту «игру по поддержанию баланса с Нью-Дели и Пекином», которую многие учёные и специалисты по международным отношениям и стратегическим исследованиям называют «холодной войной 2.0».

Профессор Дипа М.Оллапалли, ассоциированный директор Сигурского центра азиатских исследований при Университете Джорджа Вашингтона, говорит: «Москва не хочет оказаться в положении, когда ей придётся выбирать между Китаем и Индией. Она не может позволить себе охладить отношения с Китаем прямо сейчас по экономическим и глобально-политическим причинам, но она определённо не хочет и «потерять» Индию. По трёхсторонней встрече РИК в Москве можно видеть, как Россия ведёт деликатную игру по нахождению баланса и пытается подтолкнуть Китай Индию к сближению, при этом стараясь не создать впечатления, что она открыто встаёт на чью-либо сторону, даже в разгар конфликта в Гималаях в июне».

Эксперт по проблемам Азии и директор Гудзоновского института Апарна Панде считает, что «Россия в первую очередь будет учитывать собственные интересы».

Панде заявила нашему изданию: «Мы больше не живем в мире, где применимы игры с нулевой суммой, такие как « Россия бросает Китай ради Индии» и т.д. Они действовали во время холодной войны, а сейчас уже нет. Да, есть страны, с которыми у вас более тесные отношения, страны, с которыми у вас общие стратегические интересы, но, в конце концов, каждая страна принимает решение, исходя из своих национальных интересов. Так что отношения между Россией и Индией не такие, какими они были между Советским Союзом и Индией во время холодной войны. У России тесные связи с Индией и Китаем, но Москва будет строить свою политику, исходя из собственных интересов ».
Майкл Кугельман, заместитель директора по азиатским программам Центра Вудро Вильсона, вторит словам Оллапалли и Панде. Кугельман говорит: «Россия, как и многие страны, захочет сбалансировать свои отношения с ключевыми державами. Москва имеет преимущество, имея хорошие отношения как с Нью-Дели, так и с Пекином, — преимущество, которым обладают очень немногие влиятельные страны. Это может хорошо послужить Москве при ориентировании в условиях всё более нестабильного мирового порядка. У России нет причин отказываться от рычага влияния, которым она пользуется, поддерживая тесные отношения с двумя очень серьёзными ядерными государствами, которые не ладят друг с другом».

А как насчёт растущих расхождений между Пекином и Москвой? Не является ли это хорошим сигналом для Индии? Профессор Оллапалли говорит: «Экономический дисбаланс в пользу Китая, довольно пугающий, вызывает у России озабоченность. Это, несомненно, далеко не последний фактор в расчётах России. Но что ещё более важно, китайская инициатива Пояса и Пути, которая усиливает Пекин экономически и стратегически на заднем дворе России, в Центральной Азии, вызывает у неё растущее беспокойство. Если этот проект действительно заработает и даст Китаю значительно более мощный рычаг, я уверена, со стороны Москвы будет дан отпор. Я не помню, чтобы Россия когда-нибудь уступала доминирующую роль в этом регионе Китаю; это не Беларусь и не Крым, но явно видно, что он находится в сфере влияния России. Просто трудно представить будущее, в котором бы не было нарастающих трений между двумя этими гигантами».

Панде добавляет, что, хотя Россия и Китай за последнее десятилетие сблизились, у них всё ещё есть пограничные споры, а Россию беспокоит растущее китайское присутствие (и иммиграция) в приграничных и отдалённых районах. «Экономические (зависящие от торговли энергоносителями и оружием) и стратегические интересы России будут диктовать ей вести игру по поддержанию баланса. Точно так же и для Индии, хоть у неё и глубокие связи с Соединёнными Штатами, Москва остаётся важным другом, особенно года речь идёт о соседстве Индии и Азии», — говорит директор Гудзоновского института.

Оллапалли объясняет, что у России есть стратегические причины играть на поддержание баланса: «Пока у России слабая экономика, ей будут нужны крупные заказчики для единственного сектора, в котором она эффективна – в вооружениях. Индия слишком важна как коммерческий покупатель, чтобы не учитывать чувствительные для неё моменты. Во всяком случае, неограниченно наращивать военный потенциал Китая вовсе не в интересах самой России», — утверждает профессор Университета Джорджа Вашингтона.

Эксперт Центра Вильсона говорит: «Возможно, есть некоторые трения, но их недостаточно, чтобы заставить Москву — или Пекин – отдалиться друг от друга. В конце концов, именно Запад и его союзники пытаются оттолкнуть от себя Китай. К чему России двигаться в том же направлении, что и глобальный блок, с которым она не в ладах, и охлаждать свои отношения со следующей мировой сверхдержавой? В этом мало смысла. И нет причин беспокоиться об Индии в этом контексте; Нью-Дели останется другом, что бы ни делали русские».
Панде объясняет возникающий водоворот Россия-Индия-Китай, с Соединёнными Штатами в роли стороннего наблюдателя. Она говорит: «Некоторые называют это «большой игрой», другие «холодной войной 2.0». Это происходит всякий раз, когда какая-то страна пытается изменить существующий мировой порядок (как пытается это сделать Китай). Стремление Китая создать новый китаецентричный азиатский и мировой порядок оспаривается Соединёнными Штатами и их партнёрами, и хотя Россия, может, открыто его не оспаривает, это не означает, что она тоже согласилась бы с миром, ориентированным на Китай».

Многие также рассуждают о возможном сценарии, при котором президент Трамп вернётся в Белый дом и сможет перетянуть Путина на свою сторону в противостоянии с Китаем. Эксперты считают этот сценарий «просто фантазией», поскольку глубокая ненависть Америки к России не испарится мгновенно с новым приступом глубокой любви Трампа к Путину.

Панде считает, что ничего подобного не будет: «Наследие холодной войны в США сильно, и Россию по-прежнему считают угрозой. Это не изменится, независимо от того, кто придёт к власти в ноябре. Американские службы безопасности рассматривают Россию как угрозу безопасности, и я бы добавила, что и российские службы безопасности рассматривают США как главную угрозу».

Кугельман повторяет мнение Панде: «У Трампа, может быть, и слабость к Путину, но в Вашингтоне столько страха и опасений в отношении России, что я уверен – советники Трампа отговорят его от любого плана по налаживанию новой связи с Москвой».

Профессор Оллапалли, однако, добавляет, что для Индии по-прежнему вырисовывается положительная ситуация. Она говорит: «Для Индии это похоже на сценарий мечты. Но российское руководство знает, что американская политическая верхушка очень ориентирована на краткосрочную перспективу, а Трамп весьма непостоянен. Прямо сейчас русские могут больше потерять от ухудшения отношений с Китаем, чем с США. Поэтому идея о формировании некоего блока очень маловероятна. В то же время, Москва не хочет оказаться в изоляции в мире, имея на своей стороне только Китай. Если Трамп придёт на второй срок, он может слегка сгладить отношения с Россией. Это более вероятно, чем сглаживание отношений с Китаем, который сейчас вышел из-под контроля. Улучшение отношений с США даст Москве более выигрышную позицию на переговорах с Китаем. И, в свою очередь, новое давление на Китай принесёт Индии политические дивиденды».

Но этот сценарий мечты будет иметь «щекотливые последствия», по мнению Оллипалли. «Для Пекина это будет кошмарным сценарием. Очевидно, это станет сигналом о серьёзном дипломатическом провале со стороны Пекина. Как минимум, ему нужно будет сдержать свой напор, особенно в Южно-Китайском море, где он бодается с несколькими странами. Ситуация в регионе станет более неустойчивой и поляризованной как никогда ранее, и страны, расположенные к северу и к югу от Индо-Тихоокеанского региона, будут поставлены перед необходимостью решительного выбора.
Предупреждая против «блока мечты», Кугельман говорит: «Если бы этот блок стал реальностью – а тут действительно большое «если» — тогда мы бы увидели, как американо-китайское соперничество выходит на новый тревожный уровень, а китайско-пакистанская дружба достигает даже ещё больших высот. А это будет означать дополнительное давление на Индию на её всегда неспокойных западных и северных границах».

Посмотрим, как Нью-Дели играет в «большую игру с Россией» и насколько хорошо разыгрывает карты в новой геополитической динамике пост-ковидной реальности среди тасующихся глобальных стратегических альянсов!

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0