Какая польза от российско-турецких патрулей на северо-западе Сирии?

 

В сентябре 2018 года в черноморском курортном городе Сочи Россия и Турция заключили соглашение об урегулировании конфликта в сирийской провинции Идлиб. Одним из важнейших пунктов этого документа является создание «демилитаризованной зоны на северо-западе Сирии» для прекращения столкновений между вооруженными силами сирийского правительства и оппозиционными группировками.

Однако, это соглашение соблюдалось недолго. Военная эскалация в конце апреля 2019 года сопровождалась наступлением сил Дамаска при поддержке российской авиации. Сирийской арабской армии удалось продвинуться до города Маарат-Эль-Нуман в южной части провинции, что является прямым нарушением статьи 2 Сочинского соглашения, которая гласит: «Российская Федерация примет все необходимые меры для того, чтобы избежать военных операций и нападений на Идлиб и сохранить статус-кво». Эта эскалация насилия привела к тому, что за период с апреля по октябрь 2019 года более 400 тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома, а к марту 2020 года эта цифра превысила 1 миллион 300 тысяч.

В ходе встречи в Москве 3 марта 2020 года Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин вновь договорились о прекращении огня в северо-западной части Сирии, а с 15 марта обе стороны начали проводить совместное патрулирование. Оно осуществляется на трассе М4, соединяющей город Алеппо на севере Сирии с Латакией, которая расположена на западе страны, на побережье Средиземного моря. Эта магистраль имеет первостепенное значение для сирийского правительства и его союзников, поскольку она является жизненно важным маршрутом между двумя крупными городами.

Фирас Фахам, научный сотрудник независимого стамбульского Центра исследований и развития Jusoor, занимающегося политическими и социальными проблемами Сирии, сказал в интервью изданию Al-Monitor, что «совместные патрули остановили военную эскалацию, которая нанесла тяжелый ущерб жилым районам, прежде всего из-за авиаударов, вынудив огромное количество беженцев двинуться к турецкой границе. Патрулирование привело к постепенному снижению уровня насилия».

Пресс-секретарь оппозиционного Национального фронта освобождения Наджи Мустафа заявил: «Мы стали свидетелями насилия со стороны вооруженных сил сирийского режима после вступления в силу соглашения о прекращении огня. Ополчения, выступающие на стороне Асада и российские войска нарушили режим прекращения огня, и эти нарушения сопровождались попытками продвинуться по нескольким  направлениям, в том числе в районе горного хребта Джабаль эль-Аркад, а также деревень Дейр-Сунбуль, Бенин, Хорш-Бенин, Фатира и Флейфель».

Мустафа также отметил, что «прекращение огня привело к уменьшению частоты бомбовых ударов, прекращению бомбежки мирных граждан, за исключением отдельных нарушений, совершенных бандитскими формированиями и ополченцами».

Однако, поскольку нападения и обстрелы все же происходили время от времени, совместное патрулирование вызвало критику со стороны различных жителей и общественных групп в  регионе. Медиа-активист Аднан аль-Имам, работающий в городе Идлиб и его окрестностях, внимательно следит за развитием событий. Он сказал: «Я наблюдаю массовое неприятие совместного патрулирования со стороны местного населения в освобожденных районах, прежде всего в таких как Джебель-Эз-Завия, Джебель-эль-Арбейн и Джебель-Шахшабо. На трассе М4 имело место несколько акций протеста против этих патрулей».

Некоторые жители протестовали против патрулирования, поскольку, по их мнению, оно не остановило нападений со стороны проправительственных сил, а кроме того, время от времени сами патрули подвергались нападению неизвестных группировок, в том числе с применением взрывных устройств. По этой причине совместное патрулирование прекратилось в конце марта и возобновилось лишь 22 июля. Однако, в этот период имела место сидячая забастовка, организованная группой молодежи на трассе М4 в восточной части Идлиба, которая вынудила российские подразделения отступить в направлении района Тарнаба на юго-востоке Идлиба.

Совместное патрулирование столкнулось с многочисленными угрозами. Последний случай нападения имел место 25 августа, когда российский конвой пострадал в результате взрыва, и двое военнослужащих получили ранения. Ранее, 18 августа, совместный российско-турецкий патруль также был атакован неизвестной вооруженной группой.

Баланс сил на местах, судя по всему, смещается в сторону проправительственных сил. Исследовательский центр Jusoor опубликовал карту распределения контроля над территориями по состоянию на январь 2019 года, которая показывает, что Дамаск контролирует 60,3% территории Сирии. Последнее обновление этой карты, опубликованное в мае, свидетельствует о том, что эта цифра увеличилась до 63, 38 процента, после того как силы Асада полностью восстановили контроль над провинцией Хама на севере страны и над несколькими  районами в южной части Идлиба, включая Маарат аль-Нуман.

Эти факты указывают на то, что упомянутое российско-турецкое соглашение и совместное патрулирование не помешали проправительственным силам продвинуться на северо-западе Сирии. По мнению некоторых наблюдателей, это может означать, что силы Асада изначально не были  главной целью патрулей. Скорее, они призваны были предотвратить любые столкновения между турецкими и российскими войсками.

Фирас Фахам добавил: «Мы можем сказать, что совместное патрулирование является лишь предварительным шагом к деэскалации, призванным избежать прямых столкновений между турецкой армией, контролирующей значительные площади на северо-западе Сирии, и поддерживаемыми Россией силами Асада. Однако, совместные патрули до сих пор сталкиваются с препятствиями, а порой становятся мишенями для атак со стороны вооруженных группировок».

После нападения на патруль 18 августа официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила о том, что Россия приостанавливает совместное патрулирование с турецкими войсками на трассе М4 из-за «вооруженных провокаций». Однако, как только патрулирование возобновилось 25 августа, нападение немедленно повторилось. До сих пор нельзя сказать о последовательности и эффективности совместного патрулирования. Последний патруль состоялся 25 августа, и большинство населения испытывают неуверенность по поводу своей безопасности.

«Большинство людей хотели бы, чтобы силы сирийского правительства ушли из районов, которые они недавно заняли, а перемещенные лица смогли вернуться в свои дома. Если это произойдет, то патрули смогут функционировать нормально, но если патрулирование будет продолжаться, а сирийское правительство продолжит брать под контроль новые районы, люди потеряют доверие к Турции, которая постоянно обещает, что силы Дамаска не будут продвигаться в новые районы, а беженцы вернутся домой», – сказал Имам.

Тем временем тысячи вынужденных переселенцев, которым пришлось покинуть свои дома после того, как проправительственные силы взяли под контроль их населенные пункты, теперь живут под властью радикальных группировок, таких как «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ). Боевики жестко ограничивают  гражданские свободы в тех районах, которые находятся под их контролем. Так, совсем недавно, 17 августа, ХТШ арестовала директора Института акушерства в Идлибе Мустафу аль-Джази. Арест произошел после того как этот институт организовал выставку рисунков одной студентки, на которых она изобразила ситуацию в Идлибе и борьбу сирийских женщин в зонах конфликта. Возможно, послание, содержавшееся в этих  работах, возмутило «Хайят Тахрир аш-Шам». Джази был освобожден 22 августа.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0