Реальная цена перехода к «зелёной энергетике» в мировом масштабе

15 трлн. долларов:  это сумма, которая будет инвестирована в новые энергетические мощности во всём мире за следующие 30 лет. Основная часть этих денег – 80% будет вложена в возобновляемые источники энергии. Это, конечно, делает переход на ВИЭ далеко не дешёвым, но никто и не обещал, что переход на зелёную энергетику обойдётся дёшево. И всё же это далеко не все расходы, которых потребует переход к новой энергетике. Могут возникнуть и большие экологические издержки.

По некоторым оценкам, в 2020-2050 гг. в энергосеть будет инвестировано ещё 14 трлн. долларов, что, вероятно, позволит адаптировать её к резкому росту мощностей ВИЭ, которые, как считается, к 2050 г. составят 56% мировой генерации энергии. И это будет способствовать «золотому веку» в миниатюре в горнодобывающей промышленности.

Ветровая энергетика, как и солнечная, требует большого количества различных металлов и других минералов для производства основных  деталей установок. Поэтому, по мере спроса на ветряные турбины и лопасти, будет расти и спрос на металлы для их производства. То же самое и с минералами, необходимыми для производства солнечных панелей.

Вот только один пример, который, наверное, иллюстрирует тенденцию: по оценкам Всемирного банка 2017 г., спрос на серебро может резко вырасти с тогдашних 24 тыс. тонн в год до более 400 тыс. тонн. И это при самом благоприятном сценарии, предполагающем распространение в энергобалансе не требующих серебра тонкоплёночных фотоэлектрических панелей, которые заменят панели из кристаллического кремния, в которых используется серебро. При наихудшем сценарии спрос на серебро может достичь 700 тыс. тонн.

Это весьма серьёзный рост, который потребует значительного расширения добычи полезных ископаемых, а добыча — это энергоемкий, не особенно экологичный способ извлечения из недр ограниченных ресурсов. Теперь добавьте к серебру множество других металлов, используемых в установках ВИЭ, и увеличение добычи станет ещё более существенным, что приведёт к дополнительным экономическим, социальным и экологическим издержкам процесса перехода.

Затем есть проблема с аккумулированием энергии. Без аккумуляции переход к новой энергетике просто невозможен. Действительно, многие задаются вопросом, можно ли перейти на ВИЭ на нынешнем этапе развития технологий хранения энергии. Два года назад Джеймс Темпл в Massachusetts Technology Review поставил под сомнение жизнеспособность перехода на ВИЭ как раз из-за проблем с аккумулированием, которое по-прежнему оказывается непомерно дорогим, если учитывать масштабы, которые потребуются.

По оценке Всемирного банка 2017 г., аккумулирующие мощности необходимо будет увеличить с 100 ГВт (2015 г.)  до 305 ГВт. В отчёте МАГАТЭ за 2014 г. дана даже ещё более высокая оценка – до 500 ГВт к 2050 г. Почти все – 99.3% – имеющихся мощностей сетевого накопления энергии приходилось на гидроаккумулирующие системы. Однако этот уровень сохранить невозможно, поскольку гидроаккумулирующие системы имеют свои ограничения. Альтернативой кажутся батареи, но их использовать невыгодно.

Компания Tesla и французская Neoen на прошлой неделе объявили, что построят солнечную батарею мощностью в 300 МВт/450 МВтч в Виктории, Австралия. Эта батарея будет вдвое больше, чем их предыдущий рекорд, также установленный в Австралии, батарея ёмкостью 100 МВт/129 МВтч. Для понимания, объект мощностью 300 МВт будет способен накапливать достаточно возобновляемой энергии для питания полумиллиона домов — в течение одного часа.

Стоимость проекта составит 84 млн. долларов.

Существуют батареи, которые могут обеспечивать электроэнергией домашние хозяйства более часа, идёт разработка и других. Но их мощность по-прежнему ограничивается несколькими часами, что заставило некоторых наблюдателей сравнить их с так называемыми пиковыми электростанциями, используемыми во время скачков потребления электроэнергии. Обеспечивать стабильное электроснабжение преимущественно на основе ВИЭ с помощью аккумуляторных батарей  пока невозможно.

Вуд Маккензи подсчитал, что для перехода на ВИЭ потребуется инвестировать  1 трлн. долларов в добычу нескольких ключевых металлов. Другими словами, для перехода на ВИЭ миру в ближайшие 15 лет потребуется инвестировать в добычу критически важных полезных ископаемых почти вдвое больше, чем за последние 15 лет. А затем, 20-25 лет спустя, многие установки, сделанные из этих металлов, придется списать. Это означает попадание их на свалки, потому что не все солнечное и ветровое оборудование поддаётся переработке.

С одной стороны, ветряные лопасти не подлежат переработке. Они сделаны из стекловолокна и поэтому сейчас их либо выбрасывают, отправляют на так называемые кладбища ветряных лопастей, либо  сжигают в металлургических печах, что приводит к выбросам. Хорошая новость заключается в том, что ветряк можно переработать на 85%, а лопасти безвредны даже на свалках.

Солнечные панели также в основном перерабатываются, но этот бизнес не особенно прибылен, что является сдерживающим фактором для предприятий: часто упускают из виду тот факт, что переработка — это такой же бизнес, как и любой другой, и если он не приносит прибыли, то  переключается на что-нибудь ещё. В результате многие панели отправляются на свалки, и, поскольку они содержат токсичные материалы, это ещё больше увеличивает экологические издержки перехода на ВИЭ.

Переход на возобновляемые источники энергии, каким бы неотложным он ни был, дешёвым не будет. Но в дополнение к очевидным затратам на расширение мощностей солнечной и ветровой генерации, решение проблем с аккумуляцией и адаптацией энергосети к увеличению доли ВИЭ в структуре энергопотребления, по-видимому, существуют и другие, наполовину скрытые затраты, причём не только финансовые, но также социальные и экологические.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0