Al-Moninor: как Россия готовится в Сирии к президентству Байдена

 

В то время как в российских внешнеполитических кругах анализируются причины, по которым администрация избранного президента Джо Байден может сдвинуть ближневосточные проблемы вниз в списке своих внешнеполитических приоритетов, Москва рассматривает последние недели пребывания у власти уходящей администрации Дональда Трампа как благоприятное время для укрепления своих позиций в Сирии.

Это противоречие между ожиданиями аналитиков и реальными планами Кремля едва ли может вызвать удивление. Дело в том, что одна из главных особенностей российской политики на Ближнем Востоке – ее фрагментарность. Наибольшим весом при принятии решений обладают мнения спецслужб и частных военных организаций. Президент Путин остается последней инстанцией и главным бенефициаром российской стратегии. За ним остается последнее слово по всем ключевым решениям.  При таком порядке вещей Кремль не ожидает от экспертного сообщества советов и даже не требует давать объяснения его действиям. Все, что они должны делать – это обосновывать решения власти постфактум.

Решение российского военного командования разместить свои силы вокруг северо-восточного сирийского города Айн-Исса является одним из проявлений активности Москвы в нынешний турбулентный период. Этот шаг стал возможным благодаря сделке, которую Россия заключила с поддерживаемыми США Сирийскими Демократическими Силами (СДС). Цель соглашения – уменьшить количество нападений из близлежащих районов, контролируемых турецкими войсками или оппозицией. Впрочем, мало кто питает иллюзии, что эта сделка представляет собой импровизацию со стороны русских с целью ослабить напряженность в регионе.

По словам источника, хорошо знакомого с российской военной активностью в Сирии, Анкара и Москва делают все возможное, чтобы не провоцировать курдов и американцев, стремясь ограничить вероятность вспышки военных действий. Вместо этого они действуют в «гибридной манере». Так, вскоре после попытки Турции надавить на курдов в Айн-Иссе, Москва предложила СДС освободить регион, либо передать его под контроль правительства Башара аль-Асада. В конце концов, обе стороны согласились на размещение на этой территории российских войск.

Кроме того, Москва активизирует свои действия в Восточной Сирии. Причина этого кроется не столько в участии русских в операции «Белая пустыня», целью которой является уничтожение диверсионных группировок так называемого «исламского государства» (террористической организации ДАИШ), сколько в желании дистанцироваться от жесткой тактики, применяемой сирийскими спецслужбами. Несмотря на регулярные «дорожные войны» между российскими и американскими военными патрулями, становится все более очевидным, что Москва стремится сохранить свою способность выступать в качестве посредника и не желает быть связанной с режимом, разрушающим квази-автономию Трансевфратского региона.

Впрочем, не только Москва и Анкара пытаются укрепить свои позиции и расширить диапазон вариантов в диалоге и переговорах с будущей администрацией США, которая уже дала понять, что не намерена вступать в прямой диалог с Асадом или воспринимать нынешнюю политическую показуху в Сирии как подлинные перемены. Тегеран также возлагает надежды на то, что администрация Байдена сможет перевернуть страницу и найти новую форму компромисса. Однако, российские дипломаты, знакомые с обстановкой в Иране, не слишком оптимистично оценивают вероятность восстановления сделки СВПД 2015 года. В то же время они ожидают серьезных  переговоров между Вашингтоном и Тегераном по различным вопросам. Иранцы, по их мнению, должны понимать, что любые попытки возвращения к сделке 2015 года будут, скорее всего, включать многочисленные условия, и в том числе гарантии ограничения возможностей Ирана участвовать в сирийской политике.

О многом говорит также деятельность Автономной администрации в Трансевфратском регионе. Конференция, проведенная политическим крылом СДС, Сирийским демократическим Советом, была примечательна не столько попыткой администрации превратиться в некую легитимную силу, сколько присутствием на мероприятиях представителей московской и каирской платформ наряду с подлинной сирийской оппозицией. Эти платформы рассматриваются Москвой как шанс вовлечь курдов в политические переговоры. Лидер московской оппозиционной платформы Кадри Джамиль рассматривается в качестве главного лоббиста российских интересов в Восточной Сирии.

Имея дело с Джамилем и подобными ему персонами, курды оставляют простор для маневра, возможность формирования какой-то жизнеспособной модели сосуществования с Дамаском. При этом источники издания Al-Monitor в российских спецслужбах не возлагают особых надежд на сделку между курдами и режимом Асада. Их скептическое отношение можно объяснить несколькими причинами.

Во-первых, несмотря на все противоречия, США и Турция все еще могут найти точки соприкосновения по сирийскому досье. Турция не только участвует в схемах торговли сирийской нефтью через иракский Курдистан и пользуется поддержкой Вашингтона в отношении своих действий в Идлибе. Она также является ключевым игроком, который, по расчетам Америки, может служить противовесом российскому влиянию в Сирии.

Во-вторых, в то время как Объединенные Арабские Эмираты и Египет поддерживают контакты с режимом Асада (причем Каир и, по некоторым данным, лично директор главной разведывательной службы Египта Аббас Камель, делают все возможное, чтобы вернуть Сирию в Лигу арабских стран), ситуация в стране остается нестабильной. По данным различных источников, Саудовская Аравия также стремится усилить свою роль в Сирии, но таким образом, чтобы это не благоприятствовало сирийскому режиму. Саудовцы вместе с делегатами ОАЭ и Египта неоднократно посещали территории, контролируемые СДС. Однако, сейчас Эр-Рияд рассматривает сотрудничество с сирийскими курдами не как страховку, а как необходимость поддержать «альтернативное видение сирийского будущего».

Несмотря на продолжающиеся слухи о том, что саудиты якобы отказываются от поддержки СДС, имеются признаки, что Эр-Рияд активизирует свою деятельность на востоке Сирии. Об этом сообщил изданию Al-Monitor источник в Рабочей партии Курдистана, а также источник, близкий к российскому МИДу. По их словам, Саудовская Аравия пытается блокировать попытки сирийской и иранской разведок завоевать симпатии арабских племен.

Усилия Дамаска и Москвы по налаживанию более тесных торговых связей с Саудовской Аравией и ОАЭ за счет использования пограничных переходов в Иордании и Ираке также сталкиваются с препятствиями. В случае, если Соединенные Штаты ужесточат практику применения санкций, предусмотренных так называемым «Законом Цезаря о защите гражданских лиц в Сирии» 2019 года, это вполне может заставить союзников Сирии пересмотреть свою нынешнюю тактику обхода санкций. Кроме того, возможно, они будут вынуждены пересмотреть вопрос о своем участии в планах реконструкции объектов в Сирии, которые пока носят в основном церемониальный характер.

 

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0