История о том, как Советская Россия запретила своего Санта-Клауса, а затем вернула обратно для распространения коммунистической пропаганды

Во всем мире существует множество разных версий веселого бородатого старика, который дарит детям подарки в декабре или, как в некоторых странах, в январе. В отличие от толстого Санта-Клауса в красном кафтане, российский Дед Мороз, стройный и мужественный, с развевающейся бородой как у сказочного волшебника, носит длинную мантию разных цветов, чаще всего синюю или белую. А «ассистируют» ему не эльфы, а его прекрасная внучка по имени Снегурочка. Наконец, сани Деда Мороза запряжены не оленями, а тремя могучими лошадьми.

Однако, что на самом деле отличает Деда Мороза от западного «коллеги», так это бурный век, с которым ему довелось столкнуться. Он пережил судьбоносную общественно-политическую революцию, в результате которой сначала превратился из народного любимца в запрещенный подрывной элемент, а затем вернул себе статус символа русского духа.

Беды Деда Мороза и его помощницы-внучки, образы которых уходят корнями в древнюю языческую славянскую мифологию, начались с образования Советского Союза в 1922 году. При новом коммунистическом режиме, построенном на идее социального равенства, религия была запрещена, поскольку она считалась инструментом угнетения рабочего класса. Многие священники и некоторые верующие Русской православной церкви были отправлены в так называемые исправительные трудовые лагеря или даже расстреляны.

«В 1928 году Дед Мороз был отправлен в ссылку, будучи разоблачен как союзник священника и кулака, богатого крестьянина, которого Коммунистическая партия считала угрозой своей власти», – разъясняет в своей книге «Жить стало веселее, товарищи» Карен Петрон из Университета Кентукки. Рождество Христово, которое отмечают 7 января в России и некоторых восточноевропейских странах, следующих юлианскому календарю, было отменено, а праздничные торжества строго запрещены. Любой, кто был замечен в нарушении этих правил, рисковал попасть под арест.

Резкий разворот произошел в 1935 году, когда советский диктатор Иосиф Сталин решил вернуть Деда Мороза. Его новой функцией, как пишет Карен Петрон, было «повышение популярности власти и укрепление стабильности в стране». Агрессивный период коллективизации между 1929 и 1932 годами, когда правительство вынуждало крестьян отказываться от своих личных наделов и вступать в колхозы, вызвал ожесточенное сопротивление. Миллионы крестьян, не желавших подчиниться этой политике, были отправлены в лагеря. Разруха, вызванная коллективизацией, привела к голоду, который унес, по меньшей мере, пять миллионов жизней по всему Советскому Союзу.

Сталин снял запрет на празднование, но только Нового Года, а не Рождества, чтобы не придавать торжествам религиозный характер. Деду Морозу было поручено доставлять подарки детям утром 1 января. Кроме того, Сталин вернул традицию ставить в домах елки, ранее считавшиеся запрещенными, и переименовал их из рождественских в новогодние. «Жить стало лучше, товарищи, жить стало веселее» – провозгласила Коммунистическая партия устами своего вождя в 1935 году, обещая рабочим повышение уровня жизни.

Постановочные кинокадры празднования Нового Года, на которых счастливые рабочие танцуют и пьют за здоровье товарища Сталина, рисуют картину благополучной эпохи, но на самом деле жизнь большинства населения страны не улучшилась. Эти съемки были частью государственной пропагандистской машины, которая пыталась представить Советский Союз, как более справедливую и успешную альтернативу капиталистическому Западу, зажатому в тисках экономической депрессии, говорит профессор Петрон.

Дед Мороз не просто дарил подарки – он был распространителем коммунистической пропаганды. В 1949 году агентство Associated Press сообщило, что на детских утренниках в СССР Дед Мороз обычно заканчивает свою речь вопросом «кому мы обязаны всем хорошим в нашем социалистическом обществе?» В шестидесятые годы, в разгар космической гонки между Советским Союзом и Соединенными Штатами, Дед Мороз появился на открытках и плакатах с подписью, гласившей, что Дед Мороз готов отправиться в космический полет.

Между тем, некоторые американские высокопоставленные чиновники использовали образ Деда Мороза, чтобы подчеркнуть опасность прекращения религиозных ритуалов в США. В 1966 году сенатор Джозеф Маккарти предостерегал, что в Соединенных Штатах процветает «жестокий цинизм», имея в виду на отмену обязательных молитв в государственных школах. Он сравнивал это с советской практикой, где «они устранили Николая Чудотворца (русского Санта-Клауса) и привели вместо него Деда Мороза».

Когда в 1989 году коммунистические режимы начали разрушаться по всей Европе, Дед Мороз впал в немилость в некоторых государствах, бывших советских сателлитах, куда русский новогодний персонаж был в свое время экспортирован. Такие страны как Болгария и Румыния восстановили первоначальные версии Санта-Клауса, вернувшись к старым обычаям.

Когда в девяностые годы западное культурное влияние в новой капиталистической России получило широкое распространение, а вместе с ним появились рекламные щиты Coca-Cola с сияющим улыбкой западным Сантой и украшения в виде толстяка с оленьей упряжкой на витринах магазинов, Дед Мороз решил заняться бизнесом. В 1998 году московский мэр Юрий Лужков и местные власти «раскрутили» Великий Устюг, небольшой городок на севере Вологодской области, окруженный сосновым лесом, как родину Деда Мороза и построили ему там 12-комнатный деревянный дворец. Открытый круглый год, он принимает около 250 тысяч гостей. Приезжающие могут арендовать коттеджи рядом с резиденцией, где у них есть возможность посещать бассейн, спортивные сооружения, кататься на лыжах и санях, а также проводить время в ресторане и магазине новогодних подарков. В столице у Деда Мороза есть филиалы резиденции в парке Кузьминки, а также на 55-м этаже небоскреба Imperia Tower в центре города, открытые для посетителей в период новогодних праздников. Дед Мороз и Снегурочка регулярно появляются в рекламе, в том числе таких брендов как Pepsi и Сбербанк.

Дед Мороз по-прежнему остается самым популярным «дарителем новогодних подарков» в современной России, а Новый Год – главным зимним праздником. Но, похоже, существует своего рода соперничество между славянским чародеем, которого некоторые политики называют символом русского духа, и его западным коллегой, в котором видят «самозванца».

Некоторые россияне очень ревностно относятся к своему традиционному новогоднему персонажу и хотят защитить его от засилия западной культуры. Так, например, совсем недавно, в декабре 2020 года специалист по маркетингу из города Томска Денис Амосов подал иск в суд, требуя 30 миллионов рублей в качестве компенсации «морального ущерба» от компании Coca-Cola, «навязывающей западного Санта-Клауса в своей российской рекламе». Он также обратился к Путину и министру культуры с просьбой ограничить «пропаганду Санта-Клауса» в стране. В своем посте в Instagram он написал: «Среди взрослых и детей распространена ассоциация, что счастливый Новый Год возможен только с Кока-Колой и Санта-Клаусом, в то время как русские традиции и многовековая история теряются».

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0