США, Россия и Китай: Новая стратегия напряжённости

Вечером 17 марта западные дипломаты и политологи по всему миру всё ещё ломали голову над реальными мотивами, стоящими за грубым словесным выпадом президента Джо Байдена в сторону его коллеги Владимира Путина («убийца…»), когда в Анкоридже, Аляска, американская дипломатия набросилась на высокопоставленную делегацию из Китая, в ходе того, что, как предполагалось, должно было стать первым крупным американо-китайским саммитом со времени прихода к власти в Вашингтоне администрации нового президента.

Те, кто воображал, что с концом эпохи Трампа международные отношения США вернутся к вежливым манерам дипломатии и «многосторонности», должны быстро изменить своё мнение.

Джо Байден дебютировал на международной арене, приказав разбомбить деревню в Ираке, в которой якобы находились шиитские ополченцы, поддерживаемые Ираном.

Этот шаг привёл к гибели от 22 до 27 человек, причём неизвестно, сколько из них было партизан, а сколько сопутствующих жертв. Факт остаётся фактом: президент, хладнокровно и ясно приказавший провести нужную кровавую военную акцию, причём на территории суверенного государства, называет своего российского коллегу «убийцей» и в то же самое время объявляет, что Китай это «стратегический противник» Соединённых Штатов.

Этот новый, неожиданно агрессивный,  политический курс нового президента США очевидно разделяет и новый госсекретарь, Энтони Блинкен (кто был №2 в команде Хиллари Клинтон, когда планировалась позорная операция «сближения» с ливийскими боевиками, что стоило жизни послу Крису Стивенсу в 2012 г.) и который, открыв вечером 17 марта  саммит с китайской делегацией, бесцеремонно обвинил Китай в подавлении мусульманского уйгурского меньшинства в Синьцзяне, а также в недемократических действиях в Гонконге и в «кибератаках на США».

Ответ Яна Цзечин, директора Комиссии по иностранным делам КПК, также выходил за рамки дипломатической вежливости: «Соединённые Штаты, — ответил китайский дипломат, — используют свою военную силу и финансовую гегемонию, чтобы уничтожать другие страны… злоупотребляют так называемыми соображениями национальной безопасности, чтобы ставить палки в колёса торговле, и подстрекают другие страны нападать на Китай… Вы должны положить конец этому менталитету холодной войны. Так с нашей страной дела не ведут. Сотрудничество может принести пользу обеим сторонам, но вы должны соблюдать дипломатический протокол».

Саммит закончился выпуском туманного предварительного соглашения о борьбе с изменениями климата, и не без очередного «отклонения» от дипломатических манер, когда Блинкен внезапно отменил обед с китайской делегацией, что гости сочли лишней грубой и раздражающей выходкой.

Безрезультатный Анкориджский саммит отрицательно скажется и на проблеме отношений США и Северной Кореи.

Стратегия, разработанная Дональдом Трампом, чтобы убедить руководство Северной Кореи начать процесс денуклеаризации страны, стала ещё более призрачной, когда – к середине срока своих президентских полномочий – он показал, что его больше интересует своё переизбрание, чем международные отношения, до такой степени, что его госсекретарь, Майк Помпео, возвратившись не солоно хлебавши из Рима, где его не принял Папа Франциск, явно раздражённый американским вмешательством в отношения Ватикана и Китая, совершил бессмысленный визит в Пхеньян, где северокорейский лидер Ким Чен Ын отказался его принять.

Тем, кто ожидал перемены тона с приходом новой президентской администрации, пришлось изменить мнение.

Если проблема Северной Кореи, связанная с ядерным оружием и современными средствами его доставки, считается серьёзной, то госдепартамент США должен признать, что её путь к её решению лежит через Китай, потому что без китайских гарантий Ким Чен Ыну трудно отказаться от своей стратегии самозащиты, включая и самозащиту с помощью ядерного оружия.

Таким образом новому госсекретарю США, видимо, будет трудно возобновить диалог с Северной Кореей, после того как он сильно оскорбил китайскую делегацию, посетившую США, в то время как США – при молчании новой администрации – сталкиваются с волной протестов, вызванных насилием в отношении американцев азиатского происхождения.

После сделанного Байденом экспромтом, во время выступления по ТВ, выпада против Путина, Россия тоже отреагировала с беспристрастной твёрдостью: после отзыва посла из Вашингтона – шага, который по серьёзности лишь ненамного уступает разрыву дипломатических отношений – Путин удовлетворился тем, что пошутил по поводу состояния здоровья и состояния психики своего американского коллеги, а министр иностранных дел России Сергей Лавров, воздержался от комментариев по поводу обвинений американского президента и предпочёл 21 марта вылететь в Пекин для консультаций с президентом Си Цзиньпином.

Короче говоря, столкнувшись с американской администрацией, которая хочет казаться решительно более агрессивной, чем возглавлявшаяся Трампом, которому, однако, к концу своего срока удалось сыграть роль катализатора в установлении новых отношений между Израилем и арабским миром, Россия и Китай укрепляют связи и сотрудничество, причём создаётся ось, которая может сдвинуть истинный центр тяжести в международным отношениях на Восток, причём и Россия, и Китай не обходят своим геостратегическим вниманием и Средиземноморье.

В самом деле, в то время как Россия имеет твёрдое присутствие в Сирии, с портом Латакия в качестве своей военной базы, и является главным партнёром Сирии в восстановлении страны из руин гражданской войны, Китай, обладающий крупнейшим в мире торговым флотом, вложив усилия и инвестиции в Африку, вошёл в Средиземноморье, сделав большие инвестиции в Греции (говорят, что после «завоевания»  Пирея, Китай внимательно присматривается к Палермо и Триесту) и   установил хорошие первоначальные контакты с Израилем по использованию порта Хайфа.

Как и Израиль, Китай фактически вышел из кризиса, вызванного пандемией, и, похоже, разумно ориентирован на то, чтобы поощрять восстановление и оживление международной экономики после коллапса, вызванного с  чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения.

В этой ситуации, когда, казалось бы, самые передовые страны мира должны стараться прилагать общие и синергетические усилия к оживлению экономики на мировом уровне, преодолевая давние и устаревшие барьеры, Соединённые Штаты думают даже о том, чтобы переориентировать внимание НАТО на восток, с перспективой конфронтации с Россией и Китаем, что кажется желанием вернуться к самому мрачному и угрожающему климату холодной войны.

Стратегия, провозглашённая президентом Байденом и его госсекретарём Блинкеном, это стратегия напряжённости, на которую Европа смотрит с явным замешательством, осознавая, что только инновационный подход к торговле, а также к финансовым и политическим отношениям на глобальном уровне сможет помочь вытащить наш мир из самого сурового кризиса столетия.

Стратегия напряжённости выглядит недальновидной и немотивированной и не принимает в расчёт старую пословицу – «когда границы не пересекают товары, их пересекут солдаты».

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0