Может ли НАТО защитить Украину от России в случае вооруженного конфликта

Клятвенное обещание НАТО защитить Украину в случае военного конфликта с Россией поднимает вопрос о том, в состоянии ли трансатлантический альянс выполнить взятые на себя обязательства. История, технические проблемы, меняющееся глобальное политическое устройство, проблемы внутри альянса и отсутствие в западных странах общественной поддержки войны против России делают НАТО неспособным противостоять Москве, как на Украине, так и в остальной Восточной Европе, что делает победу России в случае вооруженного конфликта еще более вероятной.

Члены НАТО не желают участвовать в конфронтации с Россией

В то время как экономика большинства стран Европейского Союза уже серьезно пострадала от пандемии и социальных волнений, вызванных наплывом мигрантов из Северной Африки, члены НАТО, особенно те, что расположены в Восточной Европе, не готовы начать войну, которая окончательно разорила бы их.

В частности, ожидается, что причерноморские страны НАТО, такие как Румыния и Болгария, сыграют решающую роль в потенциальном вооруженном конфликте между Украиной и Россией. Однако они понимают, что выгоды от хороших отношений и сотрудничества с Россией перевешивают сомнительные преимущества, связанные с положением тарана НАТО против России.

Болгария почти на 100 процентов зависит от поставок российского природного газа. Пророссийски настроенный президент Румен Радев не раз подчеркивал, что позитивные отношения с Россией отвечают энергетическим потребностям его страны. Сближение между Болгарией и Россией дошло до такой степени, что Вашингтон почувствовал необходимость пригрозить Болгарии санкциями за ее участие в строительстве газопровода «Турецкий поток», который доставляет российский природный газ из Сибири в балканские страны.

Соседка Украины Румыния, одна из беднейших стран Европы, проявляет максимальную осторожность в вопросе об украинском конфликте. Россия поставляет более половины газа, потребляемого Румынией. Кроме того, натовская система ПВО на ее территории делает Румынию приоритетной мишенью в случае российской агрессии. Москва не раз предупреждала Бухарест, что он находится «под прицелом». Владимир Путин даже намекнул, что если Россия начнет захват территорий, то не ограничится Украиной. В 2017 году Путин подарил своему тогдашнему молдавскому коллеге Игорю Додону старинную карту Молдовы, которая включает части современной Румынии. У Путина есть типовой сценарий – выбирать для вторжения преимущественно русскоязычные районы соседних стран. На Украине это Новороссия, занимающая всю Южную Украину, граничащую с Румынией, вдоль побережья Черного моря. Путин заявил: «Я хотел бы напомнить вам, что то, что называлось Новороссией еще в царские времена – Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев и Одесса – не были тогда в составе Украины. Россия по разным причинам утратила эти территории, но люди остались». Это повышает вероятность вторжения российских войск через украино-румынскую границу.

Самопровозглашенная Приднестровская республика, расположенная приблизительно в ста километрах от румынской границы, обязалась присоединиться к России. Уже одно это дает Путину достаточно легитимности, чтобы поглотить весь регион. Бывший командующий силами США в Европе Бен Ходжес заявлял, что Россия может вторгнуться в Румынию, если почувствует слабость американской системы сдерживания.

Учитывая все эти обстоятельства, Болгария и Румыния, два важных причерноморских государства, очень не хотели бы навлекать на себя гнев Путина, следовательно будут исключительно осторожны со своими обязательствами в рамках НАТО.

Даже Германия, похоже, молча смирилась с российским влиянием. На фоне пандемии Covid-19, которая представляет собой экзистенциальную угрозу самому фундаменту Европейского Союза как в экономическом, так и в социальном отношении, последнее, чего хотела бы Германия как локомотив Европейского Союза, это столкнуться с препятствиями на пути восстановления экономики. Несмотря на угрозы применения санкций со стороны США, российское трубоукладочное судно «Фортуна» вновь приступило к строительству газопровода «Северный поток-2» в Балтийском море. Остается проложить 150 километров труб в датских водах до побережья Германии.

Общественное мнение на Западе

Потеряв тысячи своих соотечественников и триллионы долларов налогоплательщиков в Афганистане и Ираке, американцы устали от «бесконечных войн», в которых, по их мнению, Америке нечего делать. После того, как более полумиллиона американцев умерли от коронавируса, а общество разрывают на части социальные и экономические проблемы, администрации Байдена будет весьма непросто убедить американскую общественность в необходимости начать из-за Украины войну против России, которая вполне может закончиться ядерным апокалипсисом.

То же самое касается и большинства стран Европы. Будучи не в силах восстановиться после экономических и социальных разрушений, принесенных Covid-19, а также миграционным кризисом, который привел к стремительному росту популярности крайне правых политиков, европейцы не готовы броситься на помощь Украине. Хуже того, полномасштабная война в этой стране неизбежно породит новую гигантскую волну беженцев в самом сердце Европы. Учитывая, что война в Сирии принесла континенту, расположенному в тысячах километрах от нее, украинский кризис беженцев вполне способен решить судьбу европейских демократий, какими мы их знаем.

Крупные технические проблемы снижают эффективность сил НАТО в Восточной Европе

Победная эйфория на Западе и относительная слабость Москвы после распада Советского Союза привели к опасному застою в высших эшелонах НАТО, которым было исключительно комфортно строить отношения с Россией до тех пор, пока она застала их врасплох своим вторжением в Крым, а потом было уже слишком поздно. Кроме того, восточноевропейские страны НАТО все еще значительно отстают в модернизации своей инфраструктуры советских времен, слишком старой и непригодной для использования современных вооружений. Например, по автомобильным дорогам в Польше и странах Балтии не могут перемещаться такие танки, как M1 Abrams, Challenger II и Leopard, которые весят более 60 тонн.

Ситуация в Польше, главной потенциальной цели российского вторжения, настолько угрожающая, что Евросоюз вынужден был оштрафовать эту страну за то, что она не построила дороги, по которым могли бы двигаться фуры массой от 8 до 10 тонн. Кроме того, многие восточноевропейские туннели и мосты слишком узки для крупногабаритного военного транспорта. Рельсы прибалтийских железных дорог расставлены шире, чем требуют западные стандарты, а это значит, что поезда с военными грузами должны быть тщательно разгружены, а затем снова загружены недалеко от границы между Польшей и Литвой. Это может стоить нескольких дополнительных дней при любом крупном перемещении войск.

В других странах Восточной Европы препятствий может оказаться еще больше. Например, имели место случаи, когда венгерским пограничникам не понравился одобренный Румынией способ крепления бронетранспортеров Stryker к железнодорожным платформам. В результате стяжки на всех двенадцати поездах пришлось снять и закрепить технику заново. Даже в Германии эшелоны с бронетехникой пропустили свое короткое окно в плотном железнодорожном трафике и вынуждены были дожидаться в очереди, пока пройдут пригородные и гражданские составы. Подобные логистические ограничения вынуждают НАТО держать на расстоянии быстрого броска от стран Балтии и Польши значительно меньшее количество танков, всего 130, в то время как Россия располагает 760 танками.

Можно с уверенностью предположить, что военные планировщики в Москве располагают более точными и исчерпывающими сведениями о мостах, дорогах и слабых местах транспортных коммуникаций в новых странах НАТО, поскольку они еще относительно недавно принадлежали Советскому Союзу. В частности, такой слабой точкой является стокилометровый участок литовско-польской границы, известный как Сувалкский коридор, который разделяет российский эксклав Калининград и Беларусь. Его также называют Фульдской брешью. Страны Балтии соединены с остальной Европой автомагистралью и железной дорогой, которые находятся в пределах зоны поражения российских ракет в Калининграде. Компьютерное моделирование гипотетического вторжения показало, что Россия способна захватить страны Балтии в течение 60 часов.

Внутренние проблемы НАТО

Европейские члены НАТО не особенно верят в возглавляемый Соединенными Штатами трансатлантический военный альянс. Поэтому в 2018 году они начали создавать объединенные европейские вооруженные силы под названием Постоянное структурированное сотрудничество (PESCO). В этом процессе участвуют 25 европейских государств за исключением Британии и Норвегии. Американский евроскептицизм времен правления Трампа ускорил этот процесс и значительно сократил участие Америки в обеспечении обороны Европы. Разумеется, эта новая европейская оборонная структура создала трения между Вашингтоном и Брюсселем. Европейский союз выдвигает юридические препятствия, чтобы не допустить участия «чужаков» в оборонных программах, что затрудняет включение американских военных подрядчиков в PESCO. Это вызвало возмущение в Вашингтоне, который даже пригрозил Европе ответными мерами.

Кроме того, на южном фланге НАТО расположена Турция, вторая по величине страна НАТО. Геостратегическое положение делает ее незаменимым для Вашингтона союзником в противостоянии России. Однако турки в высшей степени разочарованы упорной поддержкой, которую США оказывают «Отрядам народной самообороны» (YPG), сирийскому отделению Рабочей партии Курдистана, заклятого врага Анкары, и крайне неохотно сотрудничают с Вашингтоном. Поскольку в Сирии Турция испытывает необходимость противостоять YPG, а Россия – Соединенным Штатам, между двумя странами возник своеобразный симбиоз. Турция приобрела российскую систему противоракетной обороны С-400, привлекла российскую компанию для строительства атомной станции, а также создала совместную базу на Южном Кавказе. В свою очередь Россия помогла Турции оттеснить «Отряды народной самообороны» от границы с Сирией, открыв для нее воздушное пространство.

Итак, НАТО во главе с Вашингтоном, которое оказалось неспособным предотвратить аннексию Абхазии и Южной Осетии в 2008  году, а затем Крыма и Донбасса в 2014 году, сегодня не внушает больших надежд на эффективное сдерживание России на Украине и в Восточной Европе. Охваченное экономическими и социальными потрясениями, население стран НАТО отвергнет любое оправдание участия в войне с Россией за территориальную целостность Украины, которое могут предложить политические лидеры. Последние шесть лет показали, что НАТО фактически не является единым фронтом, поскольку европейские партнеры постепенно отдаляются от Вашингтона. Это размежевание отчасти объясняется тем, что большинство стран Евросоюза видят в России не столько врага, сколько экономического партнера.

Кроме того, НАТО недостает технического потенциала и мобильности для быстрого сдерживания в случае всеобъемлющего российского вторжения. Наконец, если Америка увязнет в восточноевропейском конфликте, она тем самым лишь ускорит превращение Китая в глобального гегемона.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0