Грабители с большой дороги? Полиция Техаса грабит чёрных автовладельцев, отбирая деньги и автомобили

Фото: Сенатор от ш. Техас пытается обуздать такие практики «поиска-и-конфискации», какие были использованы в Тенахе, где множество людей подверглись таким действиям, но ни разу не были обвинены в преступлении.

В исковом заявлении говорится, что полицейские силой заставляют автовладельцев, в основном, чёрных, отдавать им деньги и автомобили, иначе их обвинят в сфабрикованных преступлениях.

Тенаха, Техас — Вы можете кататься по этому пыльному району города рядом с границей штатов Техаса и Луизианы, если вы афроамериканец, но вы не сможете выехать за его пределы — по крайней мере, если вы на своей машине и у вас при себе наличность, драгоценности или другие ценные вещи.

Происходит это потому, что местная полиция предположительно нашла способ «обувать» автовладельцев, многие из которых являются чёрными, и лишать их собственности без предъявления им каких-либо обвинений в преступлениях. Вместо этого они предлагают выезжающим из города мрачный выбор: вы либо добровольно передаёте свою собственность городу или столкнётесь с обвинением в отмывании денег или другом серьёзном преступлении.

Более 140 человек, согласно протоколам суда, неохотно признались в таких сделках в период между июнем 2006 года и 2008 года. Среди этих людей была чёрная бабушка из Акрона, которая отдала 4000 долларов наличными полицейским после того, как те остановили её машину, а также межрасовая пара из Хьюстона, которые отдали более 6000 долларов после того, как полицейские пригрозили отобрать их детей и отдать их под опеку, гласят документы суда. Ни эта бабушка, ни эта пара не были обвинены ни в каком преступлении.

Официальные лица в Тенахе, городе, расположенном вдоль загруженного шоссе, соединяющего Хьюстон с популярными игорными заведениями в Луизиане, говорят, что они заняты борьбой с наркотрафиком и называют практику «поиска-и-конфискации» законным способом использования закона о конфискации в пользу государства. Этот закон разрешает местным полицейским агентствам хранить деньги от продажи наркотиков и другую собственность, использовавшуюся в преступлениях, и отдавать их в пользу их бюджета (надо полагать, речь идёт именно о бюджете местных полицейских агентств, как, например, отдел по борьбе с наркотиками, а не бюджет города, и уж тем более штата или федеральный — прим. перев.).

«Мы пытаемся здесь провести закон в жизнь», — говорит Джордж Бауэрс, мэр города с населением в 1,046 жителей, где число закрытых фирм (дословно — заколоченных досками — прим. перев.) превосходит количество работающих, и где даже в спортивном зале в здании муниципалитета разбиты окна. «Мы не собираемся зарабатывать на этом деньги. Это всё, что я могу сказать по данному вопросу».

Но защитники гражданских прав называют практику в Тенахе по-другому: грабёж с большой дороги. Юристы передали групповой иск в федеральный суд, чтобы остановить то, с чем они борются, то есть неконституционное извращение базовых целей закона, нацеленное, прежде всего, на чёрных, которые не сделали ничего плохого.

Официальные представители города «производят нелегальную остановку и захват, проводя практику планирования, остановки, задержания, обыска и часто захвата собственности явно не-белых граждан», утверждается в судебном иске, который был подан в американский Окружной суд в Восточном районе Техаса.

Отъём собственности происходит не только в Тенахе. В южных частях Техаса рядом с мексиканской границей, к примеру, выходцы из Латинской Америки утверждают, что их тоже выделяют (возможно, имеется в виду, что им больше достаётся от полиции, чем белым — прим. перев.).

По словам видного члена законодательного собрания штата, полицейские агентства по всему Техасу пользуются законом о конфискации собственности всё более настойчиво, чтобы компенсировать сокращение своего бюджета.

«Если использовать его должным образом, то это хороший правоохранительный инструмент, чтобы увидеть, что преступность не платит», — сказал сенатор Джон Витмайр, председатель Комитета Сената по Уголовному Правосудию. — «Но в этом случае, когда людей вынуждали съехать на обочину и их собственность изъяли без предъявления каких-либо обвинений, я думаю это воровство.» (так в тексте, в действительности это грабёжприм. перев.)

Дэвид Гуиллори, юрист в г. Накодочес, который подал федеральный судебный иск, сказал, что он прошерстил отчёты Окружного суда Шелби с 2006 по 2008 год и обнаружил около двухсот случаев, когда полиция Тенахи изымала наличность и собственность автовладельцев. В примерно пятидесяти случаях подозреваемые были обвинены в хранении наркотиков.

Но в 147 других случаев, говорит Гуиллори, ссылаясь на протоколы суда, полиция изымала наличность, драгоценности, мобильные телефоны, а иногда даже автомобили, но никогда не находила никакой контрабанды и не обвиняла владельцев ни в каких преступлениях. Из тех сорока автомобилистов, с кем Гуиллори удалось связаться, все, кроме одного, оказались чёрными.

«В целом вырисовывается картина непропорционального сосредоточения на меньшинствах, особенно на афроамериканцах», — сказал Гуиллори. — «Ни один из этих людей не был обвинён в преступлении, ни один не был замешан в чём-либо криминальном. Единственным фактором являлось то, что они обладали чем-то ценным».

В некоторых случаях полиция использовала факт того, что автомобилисты везли с собой большую сумму денег как доказательство того, что они могут быть причастны к отмыванию денег от продаж наркотиков, даже при том, что Гуиллори сказал, что каждый из водителей, с которыми он связывался, мог объяснить происхождение денег, и куда они их везут – например, чтобы поиграть в азартные игры в Шревепорте или чтобы купить подержанный автомобиль у частного продавца.

Как только автомобилистов задерживали, полиция и местный окружной прокурор округа Шелби составляли юридические бумаги, в которых задержанным предоставлялся выбор: отказ от права собственности на свои деньги и собственность или обвинение в уголовном преступлении, к примеру, отмывании денег — и перспектива найма адвоката и многократных походов в суд округа Шелби, и оспаривания обвинений.

Этот процесс, очевидно, является настолько обычным в Тенахе, что Гуиллори обнаружил предварительно составленные, подписанные и заверенные под присягой полицейские показания, в которых были пробелы, чтобы они могли вписывать туда изъятую собственность.

Дженнифер Ботрайт, её муж и двое маленьких детей — расово смешанная семья, ехали из Хьюстона, чтобы навестить родственников в восточном Техасе в апреле 2007 года, когда полицейские Тенахи вынудили их съехать на обочину, утверждая, что они совершили неправильный поворот.

После обыска машины полицейские обнаружили, что, как утверждала Ботрайт, подарок для своей сестры: маленькую, неиспользовавшуюся ранее трубку для курения марихуаны. Хотя они и не нашли наркотиков или другой контрабанды, полицейские изъяли 6037 долларов, которые, как сказали Ботрайты, предназначались для покупки подержанной машины — и затем пригрозили отобрать их детей возрастом 10 лет и 1 год, и отдать их в Службу защиты детей, если пара не согласится подписать право передачи собственности на свои наличные.

«Это звучало примерно так: отдавайте свои деньги или мы заберём ваших детей», — сказали Ботрайты. — «Они намекнули, что мы не будем их растить и воспитывать. Мы посчитали, что лучше отдать им эти деньги и умотать оттуда подальше».

Несколько месяцев спустя, после того, как Ботрайты связались с юристом, представители Тенахи вернули им деньги, но не дали никаких объяснений и не принесли извинений. Пара остаётся истцами в федеральном судебном процессе.

За исключением мэра Тенахи, ни один из ответчиков в судебном процессе, включая окружного прокурора округа Шелби Линду Рассел, а также двух офицеров полиции, не ответили на просьбу «The Tribune» прокомментировать свои методы «поиска-и-конфискации». Адвокаты ответчиков также отказались от комментариев, как и некоторые из истцов в судебном процессе.

Но Витмайр говорит, что ему не надо ждать результата процесса, чтобы попытаться исправить то, что, как он считает, является проблемой в масштабе всего штата. В понедельник на государственном собрании штата он внёс на рассмотрение законопроект, который требует, чтобы полицейским действиям предшествовало судебное решение с соответствии с Законом о конфискации, и, в конечном счёте, Витмайр надеется откорректировать будущий закон так, чтобы правоохранительные органы могли конфисковывать собственность только после того, как подозреваемый будет обвинён и признан виновным в суде.

«Закон далеко ушёл от того, для чего был предназначен, когда у плохих парней конфисковывалась прибыль от криминального промысла и использовалась для борьбы с преступностью», — сказал Витмайр. – «Теперь он в основном используется для того, чтобы платить полицейским зарплаты, и им злоупотребляют, потому как вы можете лишиться своей собственности, даже не будучи преступником».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *