Конец мирного сосуществования?

Источник перевод для mixednews – josser

Главная мечеть Казани Кул Шариф

На фоне республик российского Северного Кавказа, погрязших в сепаратистском конфликте, который вылился в продолжающуюся до настоящего времени вдоль линий религиозных разломов гражданскую войну, Татарстан годами преподносился в качестве образца стабильности и спокойствия. Более половины 4-миллионного населения Татарстана являются мусульманами-суннитами, которые уже давно пользуются выгодами дружеских отношений с остальной частью России. Столица региона Казань – преуспевающий и привлекательный город на реке Волге в 450 милях (724 км) к востоку от Москвы.

Это ощущение умиротворённости прошло в июле, когда убийцы застрелили видного исламского лидера Валиуллу Якупова и чуть не убили главного муфтия Татарстана Ильдуса Фаизова взрывом заложенной в его автомобиль бомбы. Истинные мотивы этих актов остаются неясными, но многие в Казани, кажется, считают, что они имеют отношение к общественной кампании, которую вели два этих человека против растущего влияния фундаменталистской формы ислама – салафизма.

Как говорит научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН Ахмет Ярлыкапов, в советские времена ислам в Татарстане в значительной степени был средством национальной идентификации, в нём было что-то «народное». Однако в последние годы Татарстан, особенно его молодёжь, подвергается вторжению салафизма, который обрёл сторонников по всему мусульманскому миру. Более консервативные интерпретации ислама также распространялись мигрантами из республик Северного Кавказа и постсоветских стран Центральной Азии.

Оценки количества салафитов в Татартане рознятся. Местный муфтий Фарид Салман говорит, что общераспространённая цифра – три тысячи, – по всей видимости, слишком занижена. Старшие поколения и их представители в официальных религиозных структурах подозрительно относятся к салафистским группам, рассматривая их как импортные продукты радикализации и каналы для такого импорта. После своего вступления в должность в начале 2011 года господин Фаизов начал смещать консервативных имамов и запретил религиозные учебники из Саудовской Аравии, тогда как его предшественники салафистов, как правило, не трогали.

Господин Салман предупреждает о «талибанизации на границах исторической Европы», но подобные опасения по-видимому слишком раздуты. Татарстан во многих отношениях вообще не похож на Северный Кавказ. Регион процветает экономически. Нефтяные месторождения и успешная обрабатывающая промышленность означают, что Татарстан отправляет в Москву больше денег, чем получает из федерального бюджета – в отличие от обильно субсидируемого Северного Кавказа. Что даже важнее, здесь нет сильных традиций сепаратизма как на российском Юге; большинство татар чувствуют себя ближе к русским, чем, например, многие чеченцы.

В то же время вызывает беспокойство, что власти в Татарстане ответили на июльские атаки новыми принятыми в августе законами, нацеленными против салафистской общины. Эти законы аналогичны постыдному закону, запрещавшему ваххабизм в Дагестане, который в сочетании с агрессивной правоприменительной практикой внёс значительный вклад в рост подпольного движения боевиков.

Кремль определённо не горит желанием увидеть ещё один регион с мусульманским большинством, впавшим в разгул анархии. В Дагестане террорист-смертник взорвал 28 августа уважаемого суфийского учёного. Это вполне может подстегнуть новый раунд насилия в российской республике, которая и так больше всех страдает от конфликта. Теракт произошёл в тот же день, когда президент России Владимир Путин посетил Татарстан, чтобы показать свою поддержку руководству региона. Он прямо заявил, что «преступники никогда не добьются своих грязных целей».

Вот только открытым остаётся вопрос, какие на какие меры Москва готова пойти ради этого. «Рано или поздно государство будет вынуждено вступить в диалог с салафитами», – говорит Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги. Но диалог не относится к привычному набору инструментов российского государства в его отношениях с социальными силами, которых оно ни понимает, ни контролирует. Двойной теракт в июле вряд ли будет последним взрывом или убийством в Татарстане.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *