Возможна ли гибель Америки?

Источник перевод для mixednews — ikosse

5.01.2011

Хотя Соединённые Штаты пострадали от наиболее тяжёлой рецессии на памяти живущих, я считаю, что у меня очень мало финансовых проблем. Многие из моих друзей в том же положении: Большинство из нас посещали частные школы и хорошие университеты, и мы сможем предоставить такие же возможности нашим собственным детям. Ни у кого из моего непосредственного круга нет члена семьи, служащего в Афганистане или Ираке. На самом деле, после 11 сентября 2001 года единственной жертвой, которую нас попросили принести для нашей любимой страны, это пройтись по магазинам. Прошло почти десять лет, и влияние и инфраструктура нашей страны рушились с каждым часом, и всё же те из нас, кому настолько повезло, что они на самом деле воплотили американскую мечту — а не просто мечтают о ней — были избавлены от всех неудобств. Теперь нам говорят, что скоро мы получим большое снижение налогов за все наши беды. Каким словом описать чувство, которое это во мне вызывает? Представьте, что вы благополучно сидите в спасательной шлюпке, в то время как бесчисленное множество других тонут, и вам сообщают, что была зарезервирована ещё одна шлюпка, чтобы отвезти ваш багаж на берег …

Большинство американцев считают, что человек должен пользоваться всеми плодами своих трудов, какими бы изобильными они не были. В этом свете налогообложение, как правило, рассматривается в качестве воплощения зла. Стоит отметить, однако, что на протяжении 1950-х годов — десятилетия, по отношению к которому американские консерваторы делают вид, что испытывают острое чувство ностальгии — предельная ставка налога для богатых была более девяноста процентов. В самом деле, до начала 1980-х годов она никогда не опускалась ниже семидесяти процентов. С 1982 года, однако, она снизилась в два раза. В то же время средний собственный капитал богатейшего одного процента американцев удвоился (до 18,5 млн. долл.), в то время как капитал беднейших сорока процентов сократился на 63 процента (до 2200 долл.). Тридцать лет назад топ-менеджеры США зарабатывали примерно в 50 раз больше, чем их средний работник. В 2007 году средний рабочий должен был бы трудиться 1100 лет, чтобы заработать столько, сколько его генеральный директор принес домой между Рождеством в Аспене и Рождеством на острове Сент-Барт.

Сейчас мы живём в стране, в которой беднейшие сорок процентов (120 млн. человек) владеют всего 0,3 процентами богатства. Данные такого рода дают почувствовать, что вы участвуете в огромном психологическом эксперименте: Какое количество неравенства могут вытерпеть свободные люди? Видели ли Вы коллекцию машин Ральфа Ларена? Да, она великолепна. Она также стоит сотни миллионов долларов. «Ну и что?» — многие скажут. — «Это его деньги. Он их заработал. У него должна быть возможность делать с ними то, что ему хочется». В консервативных кругах выражение сомнений на этот счёт давно стало синонимом марксизма.

И всё же более миллиона американских детей в настоящее время бездомны. Люди на Medicare (программа медицинского ухода; прим. mixednews) лишены спасительных органов для трансплантации, которые обычно покрывались страховкой до рецессии. Более четверти мостов нашей страны структурно уязвимы. Когда будет удобное время попросить богатейших американцев помочь решить проблемы такого рода? Как насчёт сейчас?

Легко понять, почему даже самые щедрые могут быть не прочь уклониться от уплаты налогов: наш законодательный процесс был заложником сиюминутных политических интересов и других порочных стимулов с самого начала. Следовательно, наше правительство выбрасывает огромную сумму денег. Кроме того, бесспорно можно сказать, что то, что можно наилучшим образом достигнуть в частном секторе, должно быть достигнуто. Наш налоговый кодекс также должен быть реформирован — и даже может быть правдой, что подоходный налог должен быть снижен для всех, при условии, что мы найдём лучший источник доходов для оплаты наших счетов. Но я не могу себе представить, что кто-то всерьёз считает, что текущий уровень имущественного неравенства в США нормален, и стоит того чтобы его поддерживать, или что первым приоритетом нашего правительства должно быть освобождение привилегированного лица вроде меня от малейших трудностей, в то время как эта некогда великая нация разваливается.

И гибель Соединённых Штатов действительно представляется возможной. Неоднократно сообщалось, например, что студенты в Шанхае намного превосходят наших в области науки, чтении и математике. В самом деле, по сравнению с другими странами американские студенты в настоящее время поразительно средние (чуть ниже среднего по математике), где среднее включает утопии вроде Киргизии, Азербайджана, Албании, Казахстана и Индонезии. Президент Обама был прав, когда признал это как «Sputnik moment»* Но действительность ещё хуже. За этой историей немедленно последовал доклад о том, что Креационистам в штате Кентукки предложили сорок миллионов долларов налоговых субсидий для получения полномасштабной модели Ноева ковчега. Ещё более ужасно, что это неподобающее использование государственных средств является, вероятно, мудрой инвестицией, учитывая, что такой памятник научному невежеству будет гарантированно привлекать стадо христианских туристов из соседних штатов. Видя факты такого рода, противопоставляемые без иронии или лекарства в этот страшный момент в истории, трудно не почувствовать, что ты являешься свидетелем необратимого упадка Америки. Излишне говорить, что у большинства американцев нет выбора, кроме как отправить своих детей в ужасные школы — где они выучат меньшую часть ничто и выйдут уже разорёнными государственным долгом, в настоящее время находящемся на пути к достижению двадцати триллионов долларов. И все же республиканцы в каждом штате могут успешно проводить кампанию, основанную на обещании тратить меньше на предметы роскоши, такие как образование, в то же время принмая снижение налогов для людей, которые, если бы их попросили угадать свой собственный капитал, не смогли бы назвать цифру в пределах десяти миллионов от правильной, даже если бы их жизнь зависела от этого.

*Амер. идиома со времён запуска первого совет. спутника. Означает ситуацию, когда люди вдруг понимают, что их положение оспаривают, и им нужно удвоить усилия, чтобы наверстать упущенное.

Противники «перераспределения богатства» практически создали религию. И как со всеми религиями, здесь есть праведники, бездумно проповедующие доктрины, вредящие почти всем, включая их собственных детей. Например, в то время, как у большинства американцев нет возможности заработать или наследовать значительное богатство, 68 процентов хотят отменить налог на наследство (а 31 процент считают его «худшим» и «наименее справедливым» налогом, взимаемым федеральным правительством). Большинство считают, что ограничение этого налога, который затрагивает только 0,2 процента населения, должно быть первоочередной задачей текущего Конгресса.

Правда, однако, заключается в том, что в определённый момент каждый должен выступать за «перераспределение богатства». Это непосредственно касается вопроса образования: когда исчезает необходимость делать скучную и опасную работу — потому ли, что мы построили более совершенные машины и инфраструктуру или перевели свои наименее желательные рабочие места за рубеж — люди должны быть более образованными, чтобы смочь перейти к более интересной работе. Кто будет за это платить? Есть только одна группа людей, которая на данный момент может за что-либо заплатить: богатые.

Чтобы ещё больше всё осложнить, американцы создали религиозный фетиш из того, что называется «полагаться на собственные силы». Большинство считают, что хотя человек не может нести ответственность за возможности, которые он получает в жизни, каждый несёт полную ответственность за то, что он извлекает из этих возможностей. Это, без сомнения, ложное представление о состоянии человечка. Рассмотрим биографию любого «создавшего себя» американца, от Бенджамина Франклина и дальше, и мы увидим, что его успех полностью зависел от условий, которые создал не он и которыми он просто воспользовался. Нет ни одного человека на земле, кто сам выбрал свой геном или страну своего рождения, или политические и экономические условия, преобладавшие в моменты, имеющие решающее значение для его развития. Следовательно, никто не отвечает за свой ум, таланты или способность продуктивно работать. Если вы пытались выжать максимум из того, что вам дала природа, вы всё равно должны признать, что природа также дала вам способности и желание бороться. Какие лавры полагаются мне за то, что у меня нет синдрома Дауна или любого другого расстройства, которое бы сделало мою текущую работу невозможной? Никаких. И всё же приверженцы самообеспеченности выступают против тех, кто бы пользовался различными благами — здравоохранением, образованием и т.д. — и в то же время чувствовал неопровержимое право на своё относительно большое богатство. Да, мы должны поощрять людей работать в меру своих способностей и препятствовать халтурщикам, когда это возможно — но мы должны признать, насколько для успеха в чём-нибудь в этой жизни необходима удача. Те, кому особенно повезло — умные, с хорошими связями и богатые — должны пересчитать свои благословения, а затем поделиться некоторыми из этих благ с остальной частью общества.

Самые богатые американцы часто живут, как будто они и их дети ничего не выиграли от инвестиций в образование, инфраструктуру, экологически чистые виды энергии и научные исследования. Например, миллиардер Стив Баллмер, главный исполнительный директор Microsoft, недавно помог похоронить законопроект, который бы обложил подоходным налогом 1 процент самых богатых в Вашингтоне (одном из семи штатов, в котором нет подоходного налога). Все эти средства пошли бы на модернизацию школ его штата. В каком обществе хочет жить Баллмер — в том, которое кишит бедными, необразованными людьми? Кто, по его мнению, будет покупать его продукцию? Где он найдёт следующую партию программистов? Может быть, Баллмер просто обеспокоен тем, что правительство потратит его деньги неразумно — в конце концов, мы в настоящее время тратим на образование больше, чем почти любая другая страна, с ужасными результатами. Ну, тогда он должен так и сказать — и вместо того, чтобы тратить сотни тысяч долларов на разжигание анти-налоговой паранойи в своём штате, он должен направить часть своего огромного богатства на улучшение образования, как начал делать его коллега Билл Гейтс.

Действительно, есть некоторые признаки того, что, возможно, наступает новая эпоха героической благотворительности. Например, два самых богатых человека в Америке, Билл Гейтс и Уоррен Баффет, недавно предложили своим товарищам-миллиардерам завещать большую часть своего богатства на благо общества. Это удивительно здравая и давно необходимая инициатива, по отношению к которой цинизм непростителен. Но этого недостаточно. Большая часть этих денег останется нетронутыми на протяжении десятилетий в трастах и фондах, а значительная их часть пойдёт на проекты, имеющие меньшее значение для будущего нашего общества. Мне кажется, однако, что Гейтс и Баффет могут легко расширить и перенацелить эту инициативу: попросив присоединившихся и остальных самых богатых американцев немедленно пожертвовать часть своего состояния в более крупный фонд. Эта группа благотворителей будет включать не только супер-богатых, но и людей с гораздо более скромными средствами. У меня нет и тысячной доли богатства Стива Баллмера, но я, конечно же, отношу себя к людям, которых нужно попросить пожертвовать для будущего этой страны. Совокупное состояние мужчин и женщин из списка Forbes 400 составляет 1,37 трлн. долл. По некоторым оценкам, в Соединённых Штатах насчитывается по крайней мере ещё 1500 миллиардеров. Что-то подсказывает мне, что человек с миллиардом долларов может спокойно расстаться с 25 процентами своего богатства — без необходимости продавать лодки, самолёты, дома отдыха или произведения искусства. В 2009 году насчитывалось 980,000 семей с состоянием свыше пяти миллионов долларов (не включая их основного места жительства). Неужели это так много — попросить одноразовое пожертвование пяти процентов, чтобы спасти наше общество от пасти истории?

Некоторые читатели укажут, что я свободно могу пожертвовать в казну даже сейчас. Но такие одиночные жертвы будут совершенно неэффективными, и я не больше, чем кто-либо другой, хочу заполнить закрома коррумпированных политиков. Однако, если Гейтс и Баффет создали механизм, который обходит нынешнюю дисфункцию правительства, выделяя деньги на однозначно достойные проекты, то я подозреваю, что найдутся миллионы людей вроде меня, которые не колеблясь инвестируют в будущее Америки.

Представьте себе, что Гейтс и Баффет таким образом соберут триллионы долларов: на что мы должны их потратить? Во-первых, нужно признать, что любое использование этих денег будет лучше, чем позволить им пылиться. Бездумный ремонт каждого моста, тоннеля, взлётно-посадочной полосы, гавани, водохранилища и зоны отдыха в Соединённых Штатах будет лучше по сравнению с тем, что мы делаем в настоящее время. Однако, вот две области инвестиций, которые кажутся мне наиболее перспективными:

Образование: Трудно придумать что-либо более важное, чем предоставление лучшего образования для наших детей. Они будут разрабатывать следующие технологии, медицинские препараты и целые отрасли, смягчая их непреднамеренные эффекты, или в противном случае они не смогут этого сделать и предадут всех нас забвению. Будущее этой страны будет полностью формироваться мальчиками и девочками, которые только сейчас учатся думать. Чему мы учим их? Оснащаем ли мы их знаниями, чтобы они создали мир, в котором стоит жить? Не похоже. Наша система государственного образования — это международный позор. Даже дети, находящиеся в Соединённых Штатах в наиболее благоприятном положении, не учат столько, сколько дети в других странах. Да, неэффективность нашей нынешней системы может быть исправлена и должна быть исправлена, и эти сбережения могут быть потрачены с пользой — но нет никаких сомнений, что настоящий прорыв в области образования потребует огромных инвестиций дополнительных ресурсов. Вот вам дорогостоящее начало: сделать колледж бесплатным для каждого, кто не может себе его позволить.

Чистая энергия: как указал Томас Фридман и многие другие, наша зависимость от невозобновляемых источников энергии — это не только плохо для нашей экономики и окружающей среды, она обязывает нас субсидировать обе стороны конфликта цивилизаций. Большая часть денег, которые мы тратим на нефть, используется для экспорта сумасшедшей идеологии консервативного ислама — строительства десятков тысяч мечетей и медресе, вербовку джихадистов и финансирование террористических актов. Нам следовало бы запустить «проект Манхэттен» по экологически чистой энергии ещё тридцать лет назад. Успех на этом фронте по-прежнему принесёт нашей стране огромное богатство, в то же время обанкротив ближневосточные государства, которые только притворяются нашими союзниками. Наша неспособность справиться с этой задачей уже считается одним из самых больших примеров мазохистской глупости в человеческой истории. Зачем её продолжать?

Мне известно, что предложение такого рода обречено на сравнение с ветряными мельницами. Но что остановит богатых американцев от спонсирования Ренессанса 21-го века? Какой политик будет возражать против немедленных трат триллиона долларов на улучшение образования и энергетической безопасности? Возможно, есть даже лучшее применение этих денег. Пусть Гейтс и Баффет созовут команду блестящих людей, чтобы они разработали приоритеты. Но опять же, мы должны помнить, что они не могут не улучшить наше положение. Простая укладка дорог, ветхость которых каждый год приносит ущерб нашим автомобилям на $54 млрд., будет лучше, чем ничего не делать.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *