Доллар как мировая резервная валюта может быть в опасности

dollar.siХотя доллар США продолжает оставаться предпочтительной резервной валютой в мире, анализ Международного валютного фонда показывает, что валюта упала до 15-летних минимумов, что породило опасения в том, что он может потерять этот статус.

Хотя доллар в данный момент составляет 62 процента $6-триллионных запасов мировых центральных банков, если брать в расчёт историческую перспективу, то, как говорит вице-президент отдела анализа рынка акций в Rafferty Capital Markets Дик Боув, процент доллара в общемировом объёме денег упал с 90 процентов в 1952 году до примерно 15 процентов сегодня.

Как и многие другие аналитики, Боув полагает, что вместо доллара китайскому юаню отдаётся всё большее предпочтение в качестве средства безопасного сохранения.

«Вообще говоря, в целом мало кто верит, что американский доллар будет свергнут», Боув.

«Но это произойдёт, и это развенчание может произойти не далее чем в течение 5-10 лет», говорит он.

Последствия свержения доллара как предпочтительной валюты для золотовалютных резервов будет чем-то более весомым, чем просто символическим ударом по экономическому положению Америки. При учёте того, что бюджетный дефицит превышает один триллион долларов в год, если доллар будет таять по отношению к другим валютам, США могут вскоре оказаться в неприятном положении возвращения этих долгов.

По данным Wall Street Journal, Новая Зеландия и Китай ведут переговоры о том, чтобы сделать свои валюты напрямую конвертируемыми друг к другу без необходимости обменивать их на доллары при выплате или приёме платежей.

Если Китай действительно намеревается сделать свою валюту более ориентированной на рынок, то его увеличившаяся в объёмах торговля с такими близлежащими странами как Новая Зеландия и Австралия, которая согласилась в прошлом месяце на прямую конвертацию в юань, может продолжить подрывать позиции «зелёного».

Помимо простого устранения американской валюты из торговли, прямая конвертация также может сделать китайские государственные облигации более привлекательными в качестве валютных активов. Например, Австралия говорит, что планирует инвестировать до 5 процентов от общего объёма валютных резервов в китайские государственные облигации, тогда как Резервный банк Новой Зеландии пока не делал никаких заявлений такого рода.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. mike:

    «…вместо доллара китайской йене отдаётся всё большее предпочтение…»
    это зачет

  2. Василий:

    Доллар стал ключевой мировой валютой, потому что он после отрыва от золота стал нефтедолларом, т.е. энергетической валютой. Но те два дефицита (торгового баланса и бюджета), которые его сделали таковым с помощью установления долларовых цен на нефть, исчерпали себя. Поэтому ближневосточная нефть постепенно замещается на внутреннюю нефть и экологически проблемный сланцевый газ. Но после возвышения Китая доллар уже не сможет быть ключевой резервной валютой. Не спасет и QE. Пока именно Китай не дает потребительской инфляции галопировать, тем самым откладывая рост процентных ставок, а значит и мировой кризис. Это было верно спрогнозировано создателями QE. Однако так долго тянуться не может. Вместе с тем ниша мировой валюты, очевидно, становится все более свободной. Творцы доллара, возможно, хотели бы, как вариант, чтобы его место частично занял юань, упакованный в СДР. Другой вариант — «золотые сертификаты» с массовой девльвацией основных валют и обесценением долгов. Но Китай понимает, что если юань займет, хотя бы частично, место доллара, то он втянется в те противоречия, которые присущи глобальной валюте, и что самое страшное для него, станет управляемым. Губительная для него ревальвация юаня станет неизбежной. Поэтому он ограничивает роль юаня пока двусторонними свопами. Разумной альтернативой для него является создание для начала азиатской общей энергетической (а значит и мировой валюты) с распространением её в дальнейшем на Африку и Латинскую Америку.

    • mike:

      Не совсем верно, т.к.
      1. китайский юань готовится стать мировой резервной валютой уже в 2015году.
      2. плавная ревальвация юаня идет уже не первый год, кстати, по моему мнению, это как раз и является первой причиной торможения китайской экономики.
      3. без свопов не договориться об обмене товаров на нац.валюты, пока биржевые сделки включают доллар по умолчанию, кросс-курсы пересчитываются через долларовые валютные пары. Но постепенно вывести доллар за скобки и приучать к этому финансистов других стран можно и свопами, при обвале доллара не будет психологического шока и система будет работать как и прежде.
      Сознательное замедление путем повышения зарплат и ревальвации юаня обращает перепроизводство продукции во внутренний спрос, таким образом, Китай пытается защитить своих производителей от предстоящего кризиса западного мира, началось это движение в 2008году и продолжается по сей день. Имея гигантские резервы китайцы пытаются выскользнуть из роли — экспортно ориентированной экономики.

  3. Василий:

    Если китайцы «выскользнут» из роли экспортно-ориентированной экономики, то они перестанут быть конкурентоспособными, откажутся от роли мировой фабрики и перестанут сдерживать мировую потребительскую инфляцию. А это как раз то, что надо творцам QE и нового мирового порядка. Вообще, почему они позволили появиться феномену коммунистического Китая как мировой фабрики? Потому что надо было развалить СССР и блокировать потребительскую инфляцию на Западе. Именно Китай как мировая фабрика, а не монетаризм, позволил Западу после Въетнама в конце концов выйти на феноменально низкую потребительскую инфляцию (России же вдолбили, что антиинфляционный ключ — в монетаризме, а не в производственной дисциплине). Эксперимент с QE это и доказывает. Поэтому и растут биржевые индексы, но не цены. А без QE всё давно бы рухнуло. Но парадокс состоит в том, что сейчас творцам QE снова нужна потребительская инфляция. Для чего? Для того, чтобы выйти из QE, по возможности менее болезненно (об этом и свидетельствуют «прощупывающие» заявления Б.Бернанке), обесценить долги и добиться экономического роста, но теперь уже под контролем мирового центрального банка (об этом свидетельствуют триллионные «линии защиты», выстроенные под него, а также мощные своповые соглашения между центробанками ЕС и США). В прошлом инфляция путем обесценения долгов давала свыше 40% экономического роста США. Были такие опубликованные исследования. К 2015 г. юань, если и будет мировой резервной валютой, то на 3%. А проблема в том, чем заменить доллар, который составляет 60% мировых валютных резервов. Китайскому юаню такая свободная конвертируемость не нужна, Китаю необходим рост. Вот рубль — свободно конвертируемый, а каков рост, каковы инвестиции? Инвестиции были при СССР, а после него они только «проедались» и вывозились. Плавная ревальвация юаня — это вынужденное приспособление Китая к мировому кризису, но что называется не от хорошей жизни. Рост зарплат — это как раз то, что делает его менее конкурентоспособным. Но именно азиатский регион очень перспективен для развития и выравнивания уровней экономического развития стран этого крупнейшего региона мира. В каком-то смысле в лице Китая — Азия — это СССР в больших масштабах , но с частной собственностью как при НЭПе. Поэтому Азия очень перспективна для согласованной региональной валютной политики и валютной системы с участием национальных валют и коллективной энергетической валюты.

    • mike:

      Василий, полагаю, вы сильно заблуждаетесь говоря о причинах сдерживающих инфляцию. Все дело не в Китае и его производстве, а в том, что деньги попадающие через QE на рынок, не пробиваются на потребительские рынки, а оседают в верхних слоях фондовых рынков, от этого безудержный рост акций и как следствие индексов. Монетарные стимулы не попадают не только к потребителям, они не попадают даже на сырьевые рынки, отчего сырье стагнирует и даже сползает вниз.
      Весь ужас заключается в том, что никто не знает когда QE-деньги провалятся к потребителям, а пока западный мир сползает в дефляцию. Момент прорыва QE-денег к потребителю и на сырьевые рынки это тот самый час X, после него всем станет понятно достаточно ли влили или переборщили и нас ждет долларовая гиперинфляция.
      Теперь по поводу Китая.
      На примере России, объявить рубль конвертируемым и сделать его таковым это две большие разницы. Торгуя единственным товаром энергоносителями, Россия боится или не хочет продавать их за рубли (скорее второе, для удобства зарубежных операций компании Gunvor), поэтому псевдоконвертируемость непонятно кому была нужна. Китай заключает двусторонние соглашения со всеми крупными импортерами его продукции (за исключением США, по понятным причинам), полагаю в ближайшее время такая попытка будет предпринята и в отношении Евросоюза. Китай прагматично продвигает свою валюту к полной свободе, но без громких российских заявлений, будьте уверены, когда наступит 2015г. Китай сделает юань конвертируемым, но к тому времени все основные партнеры уже будут работать с ним по двусторонним соглашениям без доллара.
      Рост зарплат в Китае уже делает свое дело (теперь в городах Китая средняя зарплата 500$, для людей с высшим образованием более 1000$), а именно низкоквалифицированный труд понемногу передают во Вьетнам, на Филиппины, в Индонезию и т.д. А себе оставляют высокотехнологичные производства, типа Foxconn, производящие современные гаджеты из комплектующих со всей Азии, при этом вся Азия уже начала работать на Китай, а Китай по-прежнему работает на экспорт, параллельно формируя собственную экосистему.
      И еще раз повторю ревальвация юаня нужна для роста внутреннего потребления, хотя и соглашусь, что она стала следствием кризиса 2008г, но результат будет более благоприятный для Китая нежели кажется со стороны.

  4. Василий:

    Следствием паразитической схемы обмена долларовых титулов мировых денег на китайские товары для США стало перемещение рабочих мест, а с ними спроса и накопления, из США в Китай, который своим дешевым экспортом удерживает низкие цены на потребительские товары в мире. В то же время внутренний спрос в США сдерживается чрезмерной задолженностью домохозяйств. В этом финансовый итог глобализации.Именно поэтому QE-деньги не могут перейти в сферу производства и потребления из финансового сектора. Если бы рабочие места, перемещенные в Китай,оставались в США, спрос был бы там, был бы привычный рост инфляции и процентных ставок. Но на пути роста американского спроса и инфляции стоит Китай со своим дешевым, т.е. более конкурентоспособным экспортом. Именно поэтому США подталкивали Китай после 2008 г. к кардинальной ревальвации юаня. А когда это не удалось, развернули QE в несколько этапов, что является формой монетарного давления на Китай (ревальвировать юань — потерять экспорт, не ревальвировать — накачивать внутреннюю инфляцию под влиянием роста колоссальных валютных резервов). Китай отреагировал не менее жестко — стал практиковать двусторонние свопы с торговыми партнерами, т.е. уходить от долларовых цен — основы ключевой роли доллара. Сама свободная конвертируемость валюты — будь-то рубля или евро или йены и пр. означает добровольное отречение от суверенитета. Система валютных свопов Китая — это стремление избежать таких условий. Более того, это прообраз новой валютной системы, где не будет мировых цен в одной национальной валюте. Действительно, это подстраховка на случай кризиса. Но главное, что национальная валюта каждой растущей экономики может играть и международную роль сообразно её доле в мировом ВВП и торговле. Это уже нечто принципиально иное, чем ключевая роль доллара или какой-либо другой валюты, ведущая к мировым диспропорциям и гегемонии. А дальше можно будет думать и о том, чтобы осуществлять совместную координацию эмиссии национальных валют и, возможно, переход к использованию мировых энергетических денег. Почему энергетических? Потому что все затраты в мире можно свести к энергетическому эквиваленту, а инновации к экономии энергии. И тогда снижение цен превратится из проклятия капиталистической экономики в безкризисную модель экономического развития всего человечества.
    На самом деле есть ещё один важный результат финансового капитализма с учетом глобальной роли Китая. ВТО была выстроена под интересы глобальных корпораций в Китае. Но учитывая, что Китай пока сохраняет свой суверенитет, идея зоны свободной торговли между США и ЕС — означает отход от ВТО и переход к к крупным региональным торговым и валютным союзам. Причем эта идея пока вступает в формальное противоречия с действующей практикой льготного налогообложения прибылей американских корпораций, полученных за рубежом. Возможно, это являет собой скрытую новую форму не только торгового, но и технологического протекционизма. Кроме того, возможно, это и есть настоящий выход из QE, когда все убытки достанутся другим.

  5. Николай:

    Понятно, что соглашение о свободной торговле США-ЕС направлено на то, чтобы заполучить рабочие места за счет Китая и подтолкнуть его к ревальвации юаня. Но рекламируемого роста может и не получиться, т.к. стоимость рабочей силы в США-ЕС существенно выше. Действительная цель скорее всего состоит в том, чтобы через достижение единых стандартов качества товаров выйти на новый глобальный механизм установления мировых цен в единой валюте, например, СДР, уходя от нефтедолларового стандарта. Действительно, мировые валютные резервы — порядка на 90% это доллар и евро. СДР отражает в своей корзине прежде всего доминирующий стандарт связки доллар-евро и практически никах не отражает роль национальных валют развивающихся стран в создании мирового ВВП и торговле. Если цены на товары по единым стандартам качества будут устанавливаться в единой валюте, например СДР, по торговле блока США-ЕС с остальным миром (по внутренним расчетам блока они могут оставаться в долларах и евро), то МВФ может приобрести качественно новую роль как эмитент СДР. В этом случае страны — не члены блока, имеющие крупные положительные сальдо по торговле с США-ЕС, вынуждены будут держать свои валютные резервы в СДР и не где-нибудь, а в МВФ, который получит заветную возможность распоряжаться ими по своему усмотрению. Таким образом, сбудется идея Сороса рециклировать через МВФ валютные резервы Китая. В долларах это не удалось, а в СДР может и получиться, даже без согласия Китая. Главное для Запада — это через свои стандарты качества товаров выйти на установление мировых цен в глобальной валюте. Соответственно все валютные риски нового валютного стандарта лягут на развивающиеся страны как сейчас по нефтедолларовому стандарту. Чтобы этого не произошло развивающимся странам необходимо параллельно вырабатывать глобальные стандарты качества товаров, а не только региональные. Иначе мир опять разделится, только не на капитализм и социализм, а на Запад и Восток с соответствующими антагонизмами. Кроме того, связку доллар-евро следует дополнить новыми коллективными валютными системами из национальных валют развивающихся стран, возможно по типу экю. Но параллельно следует предложить и новую концепцию глобальной, например, энергетической валюты, привязанной к стоимости определенного количества кВт/ч электроэнергии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *