Балканская шахматная доска: дипломатия российского рубля и интересы ЕС

В 1998 году Збигнев Бжезинский утверждал, что «государство, которое господствует в Евразии, контролировало бы два из трёх наиболее развитых и экономически продуктивных мировых регионов. Один взгляд на карту позволяет предположить, что контроль над Евразией почти автоматически повлечёт за собой подчинение Африки, превратив Западное полушарие и Океанию в геополитическую периферию центрального континента мира».

Балканская шахматная доска: дипломатия российского рубля и интересы ЕС

Его книга «Великая шахматная доска» внесла воистину крупный вклад в исследования геополитики. Описывая новые вызовы американской внешней политике в многополярном мире, Бжезинский определяет геополитической ахиллесовой пятой XXI века территорию, которую он называет Глобальными Балканами, т.е. «полосу Евразии между Европой и Дальним Востоком».

Будучи исторически ареной споров между Соединёнными Штатами, Россией и Европой, а также источником региональной нестабильности, Балканы претерпевают переход к новой архитектуре безопасности, природа которой не до конца ясна; всё более решающую роль играют новые силы, а старые действующие лица теряют своё геополитическое влияние на регион.

Постепенный упадок лидерства США совпадает с рецессией еврозоны: Евросоюз воспринимается как неспособный дать Балканам новый путь к какой-либо форме панъевропейской интеграции и обеспечить стимулы к серьёзным структурным и экономическим реформам. Этот политический вакуум оставляет территорию подверженной влиянию других активных стран, например, Турции и даже Израиля, но прежде всего – России.

Подтверждением указанного предположения является обновлённое евразийство Владимира Путина. Близкий к Кремлю и военным кругам российский политолог Александр Дугин признаёт, что конечная геостратегическая цель России состоит в том, чтобы реструктурировать континентальный блок против атлантических держав, воспользовавшись огромным стратегическим и демографическим потенциалом евразийского континента. Следуя этому подходу, Россия должна руководствоваться многомерной внешней политикой, воздерживаясь от тесных отношений с ЕС, Китаем и региональными державами, например, Ираном и Турцией.

Постсоветское пространство (или «ближнее зарубежье» в российской политической риторике) подчёркивает историческое и культурное сходство со славянскими общностями и представляет собой центральную область внимания внешнеполитических проектов Москвы. Энергетические связи являются ключевыми инструментами политического влияния при проекции силы России на ближнее зарубежье.

Проект «Южный поток» представляет собой краеугольный камень данной тенденции – после окончания строительства газопровод будет перекачивать российский газ по дну Чёрного моря в Болгарию, разветвляясь в двух направлениях: на север в Австрию и на юг в Италию. Учитывая прогнозы, согласно которым спрос Европы на импортный газ в последующие несколько лет значительно вырастет (достигнув до 2020 года 80 миллиардов кубометров и превысив 140 миллиардов кубометров к 2030 году), проект «Южный поток» будет иметь решающее значение для энергоснабжения Европы.

Имея намерение закрепить политическую ориентацию на проект «Южного потока», Россия заключила межправительственные соглашения с рядом Балканских государств, среди которых Хорватия, Словения, Сербия и Болгария. Москва стремится к стимулированию более глубокой экономической интеграции на Балканах, агитируя по возможности страны региона вступать в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана.

Ближнее зарубежье рассматривается не только как зона естественной экспансии российских интересов, но и ещё как фактор в усиливающемся соревновании Москвы с Китаем – в настоящее время активным конкурентом на Балканах. Неопределённость относительно будущего еврозоны была с неизбежностью экспортирована на периферию ЕС, что сопровождалось сокращением ВВП балканских стран в 2009 году на 5,2 процента.

Своё влияние Москва повышает за счёт того, что воспринимается балканскими государствами как надёжный партнёр. Неразрешённый вопрос Косово и относительное (или, по меньшей мере, временное) снижение прямой роли ЕС и НАТО в регионе рассматриваются Москвой как благоприятная возможность.

Поощряя российские компании вкладываться в регион и поднимая флаг культурного родства, Россия видит в Балканах экономический узел, обеспечивающий более удобный доступ к европейским рынкам. Избрание президентом Сербии ориентирующегося на Россию Томислава Николича ускорило программы реконструкции гидроэлектростанций, модернизации железных дорог и перевооружению сербской армии. В качестве дополнения к этим проектам Белград также должен получить российские кредиты на сумму 800 миллионов долларов.

В 2011 году Россия способствовала крупным вложениям в сектор недвижимости Черногории, а также нефтегазовый комплекс Македонии. В свою очередь, более 200 словенских компаний работают почти в 50 российских регионах. На фоне изложенного, прямые иностранные инвестиции Евросоюза в последние несколько лет резко пошли вниз.

А между тем, нехватка средств и надёжных источников природного газа являются главными причинами, по которым оказался в тупике флагманский проект ЕС, проект «Южного газового коридора» – газопровода Набукко, газового моста из Азии в Европу, основным предназначением которого, по сути, было обойти Россию и связать турецко-болгарскую границу с Баумгартеном в Австрии через Болгарию, Румынию и Венгрию. В случае постройки мощность 1300-километрового трубопровода будет в районе 10-23 миллиардов кубометров в год, что составит одну треть от фактической производительности «Южного потока».

Широкое распространение получило представление о том, что по мере того, как внешняя политика России на Балканах использует энергетические связи в качестве инструментов развития отношений в сфере дипломатии и безопасности, и наоборот, ЕС, возможно, де факто отходит от дел региона.

Европейцы остаются верными принципу стабилизации через интеграцию, который они избрали для себя в конце 1990-х гг. в форме как военных, так и гражданских миссий. Крупнейшей из них в настоящее время является ЕВЛЕКС в Косово, задача которой заключается в способствованию развитию правового государства при помощи административного мандата.

И всё же, если Евросоюзу суждено быть серьёзным игроком в будущем, в своём увлечении процессом расширения и сооружением архитектуры безопасности на Балканах Брюссель будет должен выявить новые направления совместной деятельности. Это сделает возможным продвижение его интересов – в рамках общеевропейского пространства – и в то же время повлечёт за собой экономическое сотрудничество с Россией с лучших позиций для торга.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *