Ливия: два года, три новых государства, две гражданских войны

image1380480073-18337-Place01-0_s660x390Вторжение НАТО в Ливию было настоящей катастрофой.

С самого начала в Вашингтоне считали, что народные массы поднимутся на борьбу с Каддафи и с распростёртыми объятиями встретят новое «демократическое» правительство, пришедшее к власти после его смерти. Но этого не случилось.

Вместо этого НАТО ещё больше втянули в военные действия, потому что практически никто не покинул лагерь действующего режима, Каддафи не «прогнулся» перед лицом прямой интервенции Запада, а население в основной своей массе не поднялось на борьбу с ним: оно даже не помогало снабжать повстанцев едой и водой. Несмотря на установление беспилотной зоны, силы Каддафи продолжали стягиваться к Бенгази, что вынудило НАТО повысить свою активность, в частности, начать вооружать и тренировать повстанцев. Расстановка сил изменилась, когда в процесс включилась организация АКИМ (Аль-Каида исламского Магриба), предложив свою поддержку повстанцам.

Но даже наплыв бойцов Аль-Каиды не помог «закрыть сделку».

В итоге, так же как и в случае с резолюцией Совбеза 1441, союзники НАТО были вынуждены нарушить резолюцию 1973, чтобы лишить Каддафи власти, одновременно нарушая и международное законодательство.

После жестокого убийства Каддафи новое правительство в Триполи не получило широкой поддержки. Более того, жители города Сирт отказались признать Национальный переходный совет, за чем последовала бомбардировка и обстрел города (именно то, что Каддафи планировал сделать с Бенгази), что ещё больше дискредитировало слабое «обязательство защищать» те аргументы, которые были использованы, чтобы оправдать вторжение.

И без того на ладан дышащая инфраструктура Ливии была окончательно разрушена во время кампании НАТО и гражданской войны (также как и хрупкая экономика соседнего Туниса), что подорвало устойчивость в стране, которая не восстановилась до сих пор.

Тем временем Аль-Каида и связанные с ней группировки были основными получателями разного рода поддержки от США и союзников в виде финансирования, подготовки бойцов и поставок оружия. Помимо оружия, поставляемого «объединёнными» силами, отряды обчистили арсенал режима Каддафи, получив доступ к большому количеству невероятно мощного оружия, среди которого химическое оружие и система доставки для его активации.

Впоследствии Аль-Каида использовала эти активы в Магрибе и регионе Сахель, а затем и при организации атаки на посольство США в Бенгази, которая завершилась смертью посла Криса Стивенса.  АКИМ использовала свою базу в Ливии, чтобы спланировать и успешно реализовать захват северного Мали, спровоцировав Францию на вторжение в её бывшую колонию. В ответ на это АКИМ провела теракт в Алжире, жертвами которого стали десятки иностранных граждан со всего мира. Аль-Каида также снабжает ливийским оружием свои группировки в Сирии, которые играют не последнюю роль в дестабилизации ситуации в стране. Используя оружие ливийских повстанцев, Аль-Каида даже попыталась провести атаку в Иордании.

Но вторжение в Ливию подарило Аль-Каиде не только оружие. Оно подарило им возможность заявить о себе.  Аль-Каида всегда была маргинальной группировкой и оставалась бы в тени до тех пор, пока протесты носили гражданский характер. Но кампании НАТО и Запада по сути легализовали позицию Аль-Каиды о том, что тираны не будут повиноваться воле народа: их надо свергать силой. С тех пор организация покинула периферию Ближнего Востока и вышла на авансцену событий в регионе, а её идеология с каждым днём находит новых сторонников.

Два года спустя после революции в Ливии, в ходе которой под видом R2P (англ.responsibility to protect, «обязанность защищать») погибли тысячи  людей, в стране процветает коррупция, продолжают совершаться преступления против различных меньшинств, и бесчинствуют военные отряды. Правительство Ливии никогда не контролировало что-либо кроме столицы.

Нация, которую раньше мы знали как Ливия, сегодня раздроблена на эмираты Феццан, Киренаика и Триполитания. Три несчастных государства – такова цена вторжения. Возможно, два, ведь Киренаика, первая из провинций, кто покинул лагерь Каддафи, имеет на своей территории большую часть запасов нефти Ливии. В прошлом более 80% дохода приходилось именно на эту территорию. На кону крупнейшие запасы нефти в Африке – это высокая ставка. А потому Триполи не может позволить региону унаследовать эти богатства, но пока не в состоянии этому помешать. Подобные трения, возможно, являются результатом  соперничества внешних сил за нефть Ливии, которые могут поддерживать различные группировки, заявляя тем самым как бы свою цену на аукционе природных ресурсов Ливии. Похоже, что Ливия регрессирует в сторону гражданской войны.

Удивительно, но всё это никак не мешает Хиллари Клинтон по-прежнему претендовать на президентский пост, и это несмотря на то, что она сыграла ключевую роль в администрации Обамы при формировании позиции по Ливии и в целом по региону. И даже несмотря на все негативные последствия, которые испытала на себе администрация Обамы в результате ошибок в Сирии и Ливии, каким-то необъяснимым образом СМИ продолжают изображать Клинтон в качестве образцового госсекретаря.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Андрей:

    >> Правительство Ливии никогда не контролировало что-либо кроме капитала

    Какая детская ошибка в переводе. Конечно же не капитала, а столицы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *