Поиск данных: как сегодняшние компании узнают о нас всё

Источник перевод для mixednews — plagioclase

10.03.2011

Спустя три часа после того, как я сказал ему своё имя и адрес электронной почты, Майкл Фертик, главный администратор сайта «Reputation.com», перезвонил и сообщил мне мой номер социального обеспечения. «Мы выяснили его несколько часов назад, — сказал он, —  Просто я был очень занят, чтобы позвонить».

Помимо номера социального обеспечения, за последние несколько месяцев мне сообщили множество гораздо более интересных фактов о самом себе. Я выбрал лишь немногое из того огромного количества информации, которое втихомолку собрали компании в режиме «он-» или «офлайн»: о сайтах, которые я посещаю, о продукции, которую я покупаю, о моих фотографиях на «Facebook», о моих гарантийных талонах, о моих бонусных клиентских картах, о песнях, которые я слушаю «онлайн», об исследованиях, где участвуют мои анкеты и о журналах, которые я выписываю. (Просмотреть фотографии хранилища серверов «Facebook».)

Служба рекламных предпочтений «Google» полагает, что я интересуюсь политикой, азиатской кухней, парфюмерией, слухами о знаменитостях, мультфильмами и преступностью, но пренебрегаю «книгами и литературой», а так же «людьми и обществом» (что не соответствует действительности). «Yahoo!» принимает меня за 36-45-ти летнего мужчину, который пользуется компьютером «Макинтош» и увлекается хоккеем, рэпом, роком, воспитанием детей, рецептами, одеждой и косметической продукцией. Так же предполагается, что я проживаю в Нью-Йорке, хотя я переехал в Лос-Анджелес более шести лет назад. «Alliance Data» — огромная информационно-маркетинговая фирма из Техаса, знает, что мне 39 лет, я мужчина еврейской национальности, получивший образование в колледже, с доходом как минимум $125,000 в год, большинство покупок совершаю в режиме «онлайн» и трачу на одну покупку в среднем $25. В частности ей известно, что 24 января 2004 года я потратил $46 на «дешёвые подарки и товары», а 10 октября 2010 года я потратил $180 на нижнее бельё. Этой фирме известно ещё о сотне покупок, совершённых между выше озвученными датами. «Alliance» так же знает, что я должен $854,000 за дом у которого, по их мнению — представьте себе — оштукатурены стены. Они почти целиком отделаны деревом и лишь немного оштукатурены возле пола! Идиоты.

«EXelate», манхэттенская компания-обменщик, скупающая и продающая информацию о людях, считает, что я обладаю значительными личными сбережениями, интересуюсь экологически чистым образом жизни и путешествую по США. «BlueKai», одни из конкурентов «eXelate» из Бельвью, штат Вашингтон, полагают, что я хорошо обеспеченный руководитель высшего звена с «академическим складом ума», который берёт напрокат спортивные автомобили (примечание для бухгалтерии «Time Inc.»: это не правда, если только Тойота «Yaris» не стала спортивной).

«RapLeaf», компания по добыче информации, недавно запрещённая на «Facebook» за сбор пользовательских логинов, представляет меня в качестве 35-ти — 44-х летнего женатого мужчины с высшим образованием, проживающего в Лос-Анджелесе. Однако «RapLeaf» думает, будто детей у меня нет, работаю я в сфере медицины и вожу грузовик. Мою колонку в «Time» «Rapleaf» явно не читает. (Смотреть 25 вебсайтов, без которых Вы не можете жить.)

«Intellidyn», компания по скупке и продаже данных, отыскала в своих недрах мой файл, где говорится, что я — автор в «Time Inc» и «высоко ассимилировавшийся» еврей. Ей известно, что Кассандра и я увлекаемся садоводством, модой, украшением дома и физкультурой, хотя в моём случае слово «увлекаться» подразумевает «быть насильственно вовлечённым». Маловероятно, что мы приобретём автомобильную страховку по электронной почте, но с большой долей вероятности отправимся в круиз по рекам Европы, хотя на самом деле отправляться в круиз по европейским рекам у нас нет абсолютно никакого желания. Оставалось еще очень много других компаний, которым можно было бы позвонить, чтобы узнать нечто новое о себе. Но так как в конечном итоге все догадки оказались неточными, мне стало скучно. (Комментарий к этой истории.)

Каждый из этих фрагментов информации (или дезинформации) обо мне был продан примерно за две пятые цента рекламодателям, которые впоследствии ознакомили меня с рекламным объявлением, выслали мне каталог или отправили мне по почте предложение приобрести кредитную карту. Эти данные собирались множеством различных способов: следящими устройствами (сродни «cookies») на вебсайтах, которые позволяют компаниям опознавать вас во время путешествий по сети, приложениями, загруженными вами на сотовый, которые смотрят список контактов и определяют ваше месторасположение. Знаете, как все стало бесплатным за прошедшие несколько лет? А ничего и не стало. Просто вам никто не сказал, что вместо денег вы теперь расплачиваетесь личной информацией.

Смотреть, как приемные отделения колледжей рыскают на «Facebook».

Смотреть, как из-за поста в блоге одного преподавателя разразились ожесточенные дебаты.

Фактор мурашек

На данный момент существует огромная индустрия с оборотом во многие миллиарды долларов, основой которой является торговля личными и поведенческими данными. Эту индустрию надеется обуздать сенатор Джон Керри, председатель Подкомиссии по коммуникациям, технологии и интернету. Керри намерен представить законопроект, обязывающий компании обеспечивать защиту собранных о вас данных от хакерских атак, а так же знакомить вас со всей собранной о вас информацией с целью коррекции ошибок и отбора отслеживаемых данных. Он делает это за тем, что по его словам: «Нет никаких регламентирующих документов. Нет никакого стандарта. Нет никаких гарантий конфиденциальности и правил дорожного движения».

На слушаниях Сената по вопросам конфиденциальности, которые начнутся 16 марта, Федеральная торговая комиссия (FTC) будет рассматривать возможности защиты потребителей. Комиссия уже опубликовала сообщение, в котором призывает обеспечить все популярные браузеры механизмом, позволяющим пользователю по желанию блокировать сбор личной информации со стороны компаний, не работающих с пользователем напрямую. Подобный план подразумевает, что было бы неплохо позволить «Amazon» так же как и раньше запоминать ваши прошлые заказы и предполагать будущие, а «American Express» распознавать кражу вашей карты, в случае если при оформлении последней покупки данные не совпадут с образцом. А вот передавать подобную информацию другим компаниям без вашего разрешения они бы не могли. (Смотреть пойдёт ли «‘Не отслеживать’ Федеральной торговой комиссии дальше, чем предполагалось?»)

Использовать информацию о вас без спроса с целью получения прибыли не ново. Эта идея реализована в телефонных справочниках, макулатурной почте и телемаркетинге. И опасения по этому поводу появляются не впервые. В 1890 году Луи Брандеис утверждал, что печать фотографии человека без его разрешения причиняет «душевные страдания и беспокойства в большей степени, чем обычные телесные повреждения». Новая технология в очередной раз заставляет нас положить на одну чашу весов потерю конфиденциальности, а на другую — преимущества мгновенного доступа к информации. Определённые факты о нас всегда были общедоступны: стоимость дома, бракоразводные документы, правонарушения, политические пожертвования. Но все документы хранились в различных зданиях, и получить доступ к ним можно было, лишь заполнив ряд скучных бумаг, а теперь достаточно лишь кликнуть «мышкой». Некоторые данные собрать без интернета было невозможно — потребовалось бы посылать кого-то для наблюдения за нашими действиями в магазинах, прослушивания разговоров и отслеживания того, что мы читаем в газетах. Теперь, когда всё это происходит «онлайн» — данные можно получать мгновенно.

Частично проблема в том, что результат работы по сбору информации может вызвать появление мурашек у человека, который с этим сталкивается. Стоило мне написать на электронную почту другу из Техаса, что, возможно, скоро приеду к нему в город, как над моим ящиком для входящих писем на «Gmail» появилась бегущая строка с предложением посетить ресторан в Хьюстоне. Но это не результат слежки, осуществляемой хозяином печи для барбекю, что на самом деле выглядело бы жутко, это работа алгоритма, разработанного специально для подбора наиболее интересных именно мне рекламных объявлений. И хотя всё выглядит не столь безоблачно, но может это не такая уж и плохая сделка — личная информация в обмен на возможность узнать, когда выходит следующий фильм с Полом Томасом Андерсеном, когда рок-группа «Wilco» выступает рядом с моим домом и когда Том Количчио открывает ресторан по соседству.

Так как целевая реклама гораздо эффективней нецелевой, вебсайты могут получать с неё значительно больше прибыли. Именно поэтому сегодняшние рекламные объявления «онлайн» меньше в размерах и не столь навязчивы, как прежние баннеры и всплывающие окна, а сайты улучшили информационный материал, оставшись бесплатными. К тому же, факт того, что я собираюсь в Хьюстон, объединяется с информацией о еще 999-ти людях связанных с Хьюстоном и продается с аукциона компьютером. Ни один человек не смотрит, как меня зовут и каким образом я связан с Хьюстоном. Рекламодателей интересует лишь малая толика от всего объёма информации о нашем поведении, а не вся биография. Это один из доводов М. Райана Кало, профессора Стэндфордской юридической школы, который руководит школьным проектом по защите личной информации потребителей и утверждает, что сбор информации не наносит ущерба. (Смотреть, «Как «Facebook» дает новое определение конфиденциальности».)

«У нас есть чувство, будто нас выслеживают, что неприятно, — говорит Кало, — но рисковать нарушением конфиденциальности не всегда опасно. Давайте серьёзно обсудим, какой именно вред в данном случае может быть нанесён». Настоящие проблемы, связанные с поиском информации, возникают тогда, когда информация неверна, считает Кало и другие специалисты. «Одно дело — увидеть из-за неверных данных ненужную вам рекламу. Другое дело — не получить кредитную карту или работу», — говорит Джастин Брукман, бывший руководитель интернет-бюро нью-йоркского офиса министра юстиции, нынешний руководитель Центра демократии и технологии — некоммерческой организации в Вашингтоне. (Комментарий к этой истории.)

Расселл Гласс, главный администратор фирмы «Bizo», специализирующейся на выявлении руководителей различных компаний и продающей данные о них сотням рекламодателей таких как «American Express», «Monster.com», «Citibank», «Sprint» и «Google», полагает, что людей пугает новизна информационной индустрии. «Это — синдром монстра под кроватью, — говорит Гласс, — Люди боятся того, чего они на самом деле не понимают. Они не понимают, что таким компаниям, как наша, не известно — кто они. И нам совершенно наплевать. Мне нужна лишь кроха информации, способствующая продаже вам рекламного объявления». Он отмечает, что не многих людей приводит в дрожь макулатурная почта, рассылаемая компаниями прямого маркетинга, приобретающими ту же самую информацию у компаний по торговле данными. «У меня двухлетняя дочь, которой приходит почта на мой домашний адрес, — говорит он, — Это меня беспокоит».

Смотреть фото штаб-квартиры «Facebook»

Смотреть «Война ‘Google’ против скверных результатов поиска»

Почему эта реклама вас преследует

Макулатурная почта — знакомое зло, практически не изменившееся за несколько десятков лет. Поиск данных и поддерживаемая им реклама совершенствуются каждый месяц. Последняя уловка, выводящая людей из себя — перенацеливание, когда после просмотра товара в интернет-магазине, рекламные объявления об этом товаре начинают преследовать вас на всех посещаемых сайтах.

В прошлом году «Zappos» была самой видной компанией в США из потерпевших неудачу в поведенческом перенацеливании. И люди были сильно не довольны. Одной из ошибок стал слишком частый запуск рекламных объявлений, которые появлялись подобно навязчивому и раздражающему продавцу. «Мы перенесли этот раздражитель из реальности в ‘онлайн'», — говорит Даррин Шэмо, директор «Zappos» по прямому маркетингу. На собственном горьком опыте Шэмо узнал, что людей расстраивает появление на экране общего компьютера, которым пользуются также дети, рекламы нижнего белья после покупки стрингов «онлайн». Он также узнал, что реклама, портящая сюрприз от рождественских подарков, так же вредна для бизнеса. (Смотреть краткую историю «онлайн»-магазинов)

С тех пор «Zappos» экспериментировал с новыми объявлениями, появляющимися не более пяти раз на протяжении не более восьми дней. «Zappos» так же «затупил» рекламу, которая теперь показывает не те же самые продукты, которые вы решили купить, а похожие, но более популярные. Новая реклама объясняет людям, что «Zappos» знает о них, и каким образом эта информация была получена, подобно рекомендациям на «Amazon» в стиле «покупатели ‘1984’ так же покупают ‘Отважный новый мир'». В создании этого типа персонализированных рекламных объявлений «Zappos» помогает компания «Criteo». Так же людям предоставляется возможность отказаться от рекламы («Некоторые люди предпочитают радугу. А другие — единорогов. Если Вы предпочитаете не видеть персонифицированные объявления, мы абсолютно вас понимаем»).

Если это успокоит недовольные 15 % людей, которым попались эти объявления, «Zappos» продолжит работу с ними. В противном случае, компания планирует выйти из бизнеса по перенацеливанию. Шэмо считает, что нужно будет просто подождать, пока новизна перестанет пугать людей, и они не начнут пользоваться персонифицированной рекламой. «Иногда вещи не меняются так быстро, как вы думаете»,  — говорит он. (Прочитать про «Shoefitr», службу, помогающую покупателям приобретать обувь «онлайн».)

Не меняются даже с приходом поколения, выросшего с интернетом. Молодые люди сознают, что больше информации о них может быть найдено и использовано, но при этом нельзя сказать, будто они не заботятся о конфиденциальности. «В моём исследовании я обнаружил, что подростки испытывают внутреннее беспокойство от незнания законов получения информации о них в интернете. Они думают, что с их данными знакомится школа, правительство, работодатели. Они полагают, что ‘Facebook’ может видеть всё»,  — утверждает Шэрри Тёркл, профессор Массачусетского Технологического Института, руководитель проекта «Технология и Личность», а так же автор «Одинокие вместе: почему мы ожидаем большего от технологий и меньшего друг от друга». «Это противоречит принципам, на которых я вырос. Моя бабушка в Бруклине ходила со мной к почтовому ящику каждое утро, и она бы сказала: ‘Если кто-то смотрит твою почту — это государственное преступление. Это — то, что делает эту страну великой’. Раньше о нас получали информацию, вскрывая нашу почту». (Комментарий к этой истории.)

Поиск данных, согласно утверждению Тёркла, является паноптикумом: круглой тюрьмой, изобретённой философом 18-го столетия Джереми Бентамом, где невозможно было сказать, когда за вами смотрят, а когда — нет, поэтому создавалось ощущение постоянного наблюдения. «Реальная проблема — это потеря контроля и идентичности,- считает Марк Ротенберг, руководитель Центра конфиденциальности электронной информации, — Звучит немного абстрактно, но это — часть того, что имеет место быть».

Смотреть «Автоматизированные машины-воры.»

Смотреть «Является ли ваша учетная запись на «Facebook» золотой жилой для похитителей идентичности?»

Находки «Google» и «Facebook»

Однако, персональные данные никогда не находились под нашим полным контролем. Наши друзья хранят письма от нас, о которых мы позабыли, враги рассказывают о нас истории, которые мы помним по-другому, наши фотографии из выпускного альбома есть в домах очень многих людей. Чтобы исключить все эти утечки, нужно исключить себя из общества. Именно поэтому «Facebook» является столь противоречивым узлом сосредоточения личных данных. Многие компании по поиску информации приводили мне следующий аргумент: как я могу жаловаться на сбор данных о моей поездке в Хьюстон, в то же время, размещая на «Facebook» своё фото с гигантской кефалью и золотой цепочкой, и делая записи о том, как я хочу второго ребенка, а жена — нет. Ведь кроме тайного сбора информации о себе, я должен контролировать то, что я выкладываю в общий доступ. Даже человек страдающий нарциссизмом желает сохранить конфиденциальность. «Таково различие между отслеживанием и самостоятельным выкладыванием данных в свободный доступ», — говорит Брет Тэйлор, главный технический руководитель «Facebook».

Чтобы войти в офис «Facebook» в Пало-Альто, Калифорния, я должен подписать кусок настоящей бумаги: одностороннее соглашение о неразглашении, которое юридически не позволяет мне писать последний параграф. Но ваша конфиденциальность на «Facebook» зависит только от вас. Вы выбираете, что выложить в общий доступ, а что сделать доступным лишь для друзей, так же можно опровергнуть своё присутствие на выложенной кем-либо фотографии. Но с точки зрения сбора данных, «Facebook» является самым ценным кладезем информации: ему не только известно всё, что вам нравится — ему так же известны интересы ваших друзей, что открывает захватывающие возможности по предугадыванию ваших предпочтений. (Смотреть «Ваши мысли о ‘Facebook'»)

«Facebook» не торгует вашей информацией, отчасти потому, что у него нет такой потребности — 23.1 % всех рекламных объявлений «онлайн» не относящихся к поисковым машинам, видео или электронной почте появляется на «Facebook». Зато поисковые компании выскребают все общедоступные анкетные данные и продают любому заинтересованному лицу. Таким образом, информация о вас будет продаваться и покупаться, если только вы не включите максимальные настройки защиты личных данных, что значительно ограничит вас в общении, ради которого вы изначально и регистрировались на сайте.

Единственная компания, досье которой на вас могло бы соперничать с досье «Facebook», это «Google». Я высиживаю до конца долгую презентацию «PowerPoint», посвященную политике защиты личных данных, в конференц-зале в кампусе «Google». Вывод: «Google» заботится об этом! В частности, наши данные из различных составляющих «Google» хранятся раздельно. Первая категория — это анкетные данные для личной идентификации, которые можно привязать к вашему имени, возрасту, полу, электронной почте и почтовому индексу, когда вы пользуетесь «Gmail», «YouTube», «Blogger», «Picasa», «iGoogle», «Google Voice» или «Google Calendar». Вторая — данные журнала событий, связанных с вашим компьютером, которые «анонимизируются» по истечению девяти месяцев: ваша история поиска, данные браузера «Chrome», запросы «Google Maps» и вся информация, которую бесчисленные программы слежения и рекламные агентства («DoubleClick», «AdSense», «AdMob») собирают, когда вы находитесь на других сайтах или пользуетесь мобильными приложениями «Android». Изменить настройки можно либо на «Google Dashboard», либо с помощью настройки рекламных предпочтений «Google», при желании отключив сбор информации о себе или же откорректировав предположения компаний о своих увлечениях.

Николь Вонг, заместитель главного юрисконсульта «Google», утверждает, что компания создала эти инструменты с целью убеждения людей, понятия не имеющих о методах поиска и дальнейшего использования информации. «Когда я в качестве пользователя захожу на «Time.com», я полагаю, что мои данные собирает только «Time.com». Факт, который я не осознаю — это то, что за каждым рекламным объявлением на этом сайте стоит рекламная компания, использующая программы для сбора данных обо мне. И этот черный ящик мы и попробовали открыть. Иногда вы даже не уверены, кто рекламодатель. Это напоминает стаю прыгающих обезьян или что-то подобное». «Google», в самом деле, хочет защитить ваши личные данные, но есть некоторые нюансы. Прежде всего, вопрос в прибыли, причем — не малой. Но не это является главной причиной тревоги защитников конфиденциальности относительно «Google». Их тревожит сама руководящая философия компании, которая вступает в конфликт с понятием о конфиденциальности. Ведь презентация «PowerPoint» содержит на самом верху надпись: «Миссия ‘Google’ — это организация всей мировой информации, с целью сделать её доступной и полезной». Звучало бы замечательно, не будь моя информация частью мировой. (Смотреть «Компилирование данных: как ‘Google’ получает информацию из человеческих голов»).

Выслеживание шпионов

Чтобы увидеть, какая информация собирается обо мне, я скачал «Ghostery» — расширение для браузера, позволяющее наблюдать за теми, кто наблюдает за нами. Каждый раз, заходя на новый вебсайт, вы видите всплывающий пузырёк с названиями всех сборщиков данных о вас. И вот, что я обнаружил: лишь очень малое число компаний, предоставляющих платные услуги, не заботится о сборе информации о нас. На сайте «Time.com» в каждый момент времени данные о вас собирают несколько дюжин компаний, таких как «Eyeblaster», «Bluesteak», «DoubleClick» и «Factor TG».

Если вы читаете это в журнале, будучи подписчиком, то, вероятно, «Time» уже множество раз продал ваше имя и адрес разнообразным компаниям для единовременного использования. То же самое касается подписчиков  «Vanity Fair», «Cosmopolitan» или любого другого издания. (Комментарий к этой истории.)

Это — Америка, и мне не нужно ждать пока правительство даст мне возможность отказаться, я могу заплатить за это прямо сейчас. Майкл Фертик, главный администратор и основатель «Reputation.com», отследивший мой номер социального обеспечения, предоставит мне такую услугу всего за $8.25 в месяц. За более крупную сумму, его компания приукрасит результаты поиска вашего имени в системе «Google», ведь когда все становятся знаменитыми — у всех появляется потребность в отделе по связям с общественностью. Фертик, работавший клерком у главного судьи Шестого Федерального Округа после окончания Гарвардской Юридической Школы, полагает, что если поиск данных не будет упорядочен, то скоро каждому будут начислены очки привлекательности, а так же присвоен индекс социального совершенства и индекс жалоб. Таким образом, компании могут избежать работы с вами, ведь теперь у вас есть легко проверяемый кредитный счёт, к которому они могут обратиться, прежде чем решить вопрос о сотрудничестве. «Что происходит, когда такой набор информации используется для совершения повседневных сделок: страхования жизни, трудоустройства, знакомств и получения образования? Решение всех подобных вопросов неизбежно перекладывается на машины. Ваше место в системе рейтинга заёмщиков по их платёжеспособности — едва ли не решающий критерий. Едва ли не решающий, дружище!», — говорит Фертик.

Смотреть, как «Apple» и «Google» стали двумя самыми восхитительными компаниями в мире.

Смотреть, как социальные СМИ помогают старым СМИ.

Даже если бы я пользовался услугами «Reputation.com», всё равно в общем доступе оставалась бы информация, от которой невозможно избавиться. В прошлом году тысячи пользователей «Facebook» рассылали друг другу сообщения, призывающие выйти из списков сайта «Spokeo.com», который они окрестили самым жутким папарацци из всех, выдающим имена, профессии, адреса и фотографии вашего дома. «Spokeo», крошечной компанией в городе Пасадене, Калифорния, управляет 28-летний выпускник Стэндфорда, Гаррисон Тэнг. Он был удивлен протестом. «Некоторые люди не знают, что такое ‘Google Street View’, и принимают это за магию», — комментирует Тэнг фотографии домов различных людей, выложенные на его сайте. То, что выкладывается на «Spokeo» — далеко не полный список общедоступных сведений, он сознательно отказался от публикации правонарушений и бывших браков. Танг считает, что общество пока еще знакомится с поиском данных и вскоре привыкнет к нему. «Если бы в 90-х вы сказали, что собираетесь выложить фотографию в интернет на всеобщее обозрение, трудно было бы поверить этому. Теперь это делает каждый. Интернет становится более открытым. Всё в мире становится более взаимосвязанным, и дистанция между мной и вами будет становиться всё меньше и меньше. Если каждый будет обносить свой сад стеной, интернета не станет».

Я искренне верю в это, но пока еще наши сады отыскать достаточно легко. Наши политические пожертвования, цена дома и адрес, всегда были общедоступны, только было необходимо в буквальном смысле обойти различные учреждения (здания суда, библиотеки, офисы экспертов по налогам на недвижимое имущество), и запросить необходимые документы. «Ваши данные были конфиденциальны по умолчанию, и общедоступны — по выбору. В настоящее время, данные по умолчанию общедоступны, а по выбору — конфиденциальны,» — говорит Ли Тин, старший штатный юрисконсульт «Electronic Frontier Foundation» — организации по защите цифровых прав. «На основании информации о том, какие сайты вы посещаете, что покупаете, с кем общаетесь — о вас можно делать выводы любого рода. Что если ваш работодатель получит доступ к информации об определённом состоянии вашего здоровья или о том, что женщина беременна или собирается забеременнеть?». Тин обеспокоен тем, что жертвами информационного поиска могут стать политические диссиденты других стран, избитые женщины и другие социальные группы, нуждающиеся в анонимности. «Мы как минимум ответственны за защиту особых социальных групп, — утверждает он, — например, путём исключения из общего доступа фотографий «Google Street View», если это такие места, как приют для женщин, ставших жертвами насилия». (Смотреть 10 лучших моментов «Twitter» 2010.)

Другие демократические страны заняли гораздо более жесткую позицию, чем США, относительно регулирования информационного поиска. В Чехословакии «Google Street View» был запрещён. Германия после протестов и жарких споров, в конце прошлого года дала разрешение на использование, но при условии обеспечения людям возможности отказать в просмотре своего дома, как и поступили около 250,000 человек в прошлом ноябре. Вивиан Рединг, комиссар европейского союза по юстиции, намерена выдвинуть предложение позволить людям исправлять и удалять информацию о себе в сети. «Каждый имеет право быть забытым, — заявляет она, — Историю двадцатого века европейцы вспоминают с болью, потому они, естественно, более чувствительны к сбору их личных данных официальными властями».

После 9/11 не многие американцы протестовали по поводу превышения приоритета безопасности над обеспечением конфиденциальности. Теперь, когда проблемы конфиденциальности выносятся в Конгресс, компании прилагают отчаянные усилия, чтобы стать более прозрачными. Новые инструменты для браузеров «Firefox» и «Google Chrome», выпущенные в феврале, позволяют пользователю блокировать сбор данных, хотя и «Firefox» и «Chrome» зависят от уважительного отношения компаний к запросам пользователей, и не смогут остановить нечистоплотные компании. В дополнение к новым вариантам браузера, всё большее число рекламных объявлений будет снабжаться маленькой «i» (иконкой опций рекламных объявлений), нажав на которую можно будет узнать, какие именно компании следят за вами, и что они делают. Технология работы иконки разработана «Evidon», компанией выпустившей расширение «Ghostery». Более пяти ста компаний-сборщиков данных предоставляют информацию «Evidon».

Много работы требуется, чтобы узнать об этом крошечном «i» и ещё больше на то, чтобы кликнуть на нём и прочитать информацию. Но людям также потребовалось некоторое время на изучение значка корзины на рабочем столе. Цель не обязательно в том, чтобы прочесть информацию за иконкой, как утверждает главный администратор «Evidon», Скотт Мейер, бывший главный администратор «About.com» и менеджер вебсайта «New York Times». «Смотрю ли я на маркировку пищевого продукта? Нет. Но купил бы я продовольственный продукт без маркировки? Ни в коем случае. Меня бы это очень озаботило. Дело в ответственности». (Смотреть «‘Google Street View’ идет по бездорожью».)

Председатель Федеральной торговой комиссии Джон Лейбовитс был очень обрадован эффективностью своей законодательной угрозы. Испуганные компании стали предпринимать действия и оправдываться тем, что ничего не узнают лично о нас, а только получают данные, связанные с нашими компьютерами. «Десять лет назад у нас было принято деление на персонально идентифицирующую и на персонально не идентифицирующую информацию. Теперь это различие упразднено». В ноябре Леибовитс на год нанял главным технологом Федеральной торговой комиссии Эдварда Фелтена, профессора информатики из Принстона, известного своими способностями вскрывать уязвимости в электронных машинах для подсчёта голосов и в защите цифровой музыки. Фелтен обнаружил, что в отношении совершенствования защиты конфиденциальности индустрия «онлайн»-рекламы ещё более нетерпелива, нежели правительство. «Существует сильный страх, удерживающий людей от действий «онлайн», которые они могли бы совершить. Это часть платы за слабое обеспечение конфиденциальности. Люди немного опасаются новых сайтов или услуг, если озабочены передачей личных данных», — говорит Фельтен.

Он прав: странно, но чем больше я узнавал о поиске данных, тем меньше оставалось во мне тревоги. Несомненно, я был удивлен, что все эти компании фактически постоянно держат на меня файл. Но я не думаю, что они предпримут действия, которые мне повредят. Для уязвимых групп населения должна быть защита, а для повышения ответственности компаний было бы неплохо запустить механизм отказа от сбора данных под государственным контролем. Но я твёрдо уверен, что большинство людей, как и я, не воспользуются этой возможностью. Лишь один из восьми людей, озабоченных защитой личной информации и открывших страницу рекламных предпочтений, выбирает отказ от сбора данных. Остальным, очевидно, просто хочется почитать правила касающиеся конфиденциальности. (Комментарий к этой истории.)

Мы быстро выяснили, как надо заметать следы: не писать ничего личного на стене в «Facebook», не доверять секреты электронной почте, пользоваться наличными при совершении незаконных сделок. Подавляющему большинству из нас, однако, это не нужно — мы довольны обменом личной информации на бонусные мили, лучшие результаты поиска, быструю систему получения кредита, возможность выяснения криминального прошлого няни, полезную, а не раздражающую рекламу. В особенности от того, что никакой человек никогда не читает наши файлы. Как мне удалось выяснить в процессе сбора всех данных о себе — мы не так уж интересны.

— С репортажем Эбена Хэррелла / Лондон

Смотреть фотографии недели «Time».

Смотреть мультфильмы недели.

Контрнаблюдение. Используйте эти сайты, чтобы защитить себя и вашу информацию.

Reputation.com

За 8.25 $ в месяц сайт, основанный главным администратором Фертиком, будет охранять ваш браузер от шпионов. За большую сумму он приведёт результаты поиска «Google» по вам в гораздо более привлекательный вид.

PrivacyChoice.org

Этот сайт не только информирует вас о том, какими данными о вас  располагают «Google», «Yahoo», «BlueKai», «Bizo» и «eXelate», но также предоставляет список из более трёх ста поисковых компаний и помогает исключить свои данные из их поиска.

Ghostery.com

Это бесплатное приложение при каждом посещении сайта с помощью всплывающего окна информирует вас о том, какие компании собирают данные о вас.

Ваш Браузер

Забудьте про опцию «безопасность» в вашем браузере. Она всего лишь мешает тем, кто пользуется вашим компьютером, просматривать посещаемые вами сайты.

NetworkAdvertising.org и AboutAds.info

Нет никого центра обмена информацией, где вы могли бы внести себя в список «не отслеживания», но вы можете удалить себя из списков поиска всех компаний, входящих в эти две ассоциации.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Slava:

    а можно тупо завести себе 10 акков в разных сетях и сделать себе образ типа, которым ты не являешься. Фоток там накидать, семьи, работы и т.д. пусть себе сохраняют фуфлыжные данные …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *