Аналитик Bank of America продвигает идею «временного» дефолта США

Источник перевод для mixednews — molten

17.04.2011

Мы по-прежнему поражены предупреждениями в финансовых кругах о пред-дефолтном состоянии.

Ранее это был Крис Уолен и Дин Бейкер, которые отстаивали точку зрения о том, что США могли бы объявить дефолт с минимальными для страны последствиями.

Теперь это некто из крупного банка: кредитный стратег из Bank of America Джеффри Розенберг, написавший в пятницу заметку «Дело о дефолте»

Он твёрдо отгородился от лагеря «мывсеумрёмщиков», и полагает, что временный дефолт можно было бы провести без существенных рыночных потрясений.

Мы не считаем все его аргументы убедительными.

Политики по обеим сторонам дебатов помогли бы избежать плачевных последствий, настроив ожидания рынка. При соответствующем направлении от казначейства или Конгресса, держатели долга казначейства могли бы прибавить упущенные проценты по долгам к накапливаемым в будущем платежам по процентам. Хотя наступят условия контрактов CDS (похоже, имеется в виду кредитно-дефолтный своп; прим. mixednews) со сравнительно ограниченной эрозией цен на облигации, прерывание функционирования рынков будет небольшим из-за небольшого объёма обмена денежных потоков. Казначейство могло бы рефинансировать оплату по процентам на новый долг. Смогут ли иностранные кредиторы дружно задержать дыхание в ожидании того, что долгосрочные выгоды от улучшения финансовой состоятельности перевесят краткосрочные перерывы в потоке денежных средств? И смогут ли китайские кредиторы стоически отреагировать на временный перерыв процентных платежей по долгам, если поймут, что это необходимая (и временная) цена? Возможно, не смогут. Но у них может не оказаться другого выбора, кроме как спокойно отреагировать.

Всё это поднимает множество вопросов. Как, интересно, Конгресс с казначейством дадут глобальным рынкам «нужное направление» относительно того, как всё это сработает? Однако более важно то, что всё это должно будет завершить? Как этот самый временный дефолт подведёт Америку с бесконечно далёким от неё Вашингтоном к решению относительно долгосрочной бюджетной стратегии? Всё это ужасно запутанно.

Затем Розенберг начинает юлить. На самом деле США не угрожают долговые риски. Только риски инфляционные.

Больше было сказано о последствиях для рынка невозможности поднять долговой потолок, и всё к этому относящееся, но не обязательно связанное с вопросами дефолта по долгам. Однако ответ долгосрочного рынка также может быть позитивным. Разница между процентными ставками по долгосрочным и краткосрочным займам остаётся на исторических максимумах. И хотя одна часть отражает циклические условия мягкой денежно-кредитной политики, другая часть показывает надбавку за риск, отражающую растущий кредитный риск обладания долговыми обязательствами США при текущем тренде бюджетного дефицита. Готовность и способность платить своевременные проценты и саму занятую сумму и определяет риск кредитования государств. Поскольку долг Америки выражен в её собственной валюте, ухудшение платежеспособности подразумевает, что ФРС забыла о том, как управляться со своим печатным станком. Риск владения долгосрочным американским долгом, таким образом, отражает инфляционные риски — и вероятность того, что правительству, возможно, потребуется прибегнуть к повышению уровня инфляции в попытке ослабить своё долговое бремя. К счастью, или нет, такое решение поможет слабо, поскольку средний срок долгов — менее пяти лет, что слишком мало для инфляции, чтобы решить проблему. Только вывод денежной политики на устойчивый путь поможет избежать этого результата. Вместо неопределённости на финансовом рынке движение в сторону финансовой определённости могло бы снизить некоторые опасения на рынке ставки по долгосрочным займам. Это преимущество могло бы перевесить ближайшие потери от неопределённости рынка из-за временной задержки процентных выплат по долговым обязательствам казначейства, и приоритетов платежей, необходимых там, где требуется поддержание долгового потолка, что является частью переговоров, которые сделают направление финансовой политики устойчивым.

Опять же, вопрос, каким образом временный дефолт что-нибудь разрешит? Как это подведёт нас ближе к финишной черте, изменяющей денежно-кредитный курс страны? Никак.

Кроме того, Розенберг, похоже, единственный, кто думает, что ценообразование на рынке облигаций происходит исходя из связанных с долгом рисков.

Вообще, долгосрочная доходность двигается с рынком — вверх, когда рынок растёт, и вниз, когда рынок опускается, как это обычно и происходит.

Оставляя достоинство аргументов в стороне (а в этом случае аргументы Розенберга довольно слабы), действительность здесь в том, что сила стороны дебатов, ратующей за объявление дефолта, является позицией, которую министр финансов Гейтнер назвал «Немыслимое».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. molten:

    Хренов Розенберг… Мозги сломаешь, пока поймёшь о чём этот хрыч толкует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *