Россия и крымские татары: бремя и вызовы истории

Российская аннексия Крыма подняла множество важных вопросов о судьбе многонационального населения полуострова. Будут ли предоставлены паспорта Российской Федерации украиноязычным? Будут ли новые власти уважать права постоянных жителей, которые отказались от российского гражданства или предпочли сохранить свои украинские паспорта? Будет ли терпимым отношение к украинскому языку и институтам? Эти вопросы важны не только для самого Крыма, но и для стратегии России на Восточной и Южной Украине. Жестокая судьба, которую местные власти в Южной Осетии определили грузинам (с ведома российских войск), даёт зловещий знак о вероятных сценариях.

Россия и крымские татары

Весьма неопределённое будущее ждёт ещё одну важную группу населения – крымских татар. На Крымском полуострове на данный момент проживает приблизительно четверть миллиона крымских татар (около 10 процентов населения и половина крымско-татарского населения в мире). Большинство представителей этой группы суннитских мусульман является в настоящее время двуязычной, разговаривая на крымско-татарском и русском, но в текущем кризисе и в конфликтной политической жизни последних 20 лет больше тяготело к Украине, чем России. Хотя мы не знаем процентов участия, некоторые татарские лидеры призывали бойкотировать референдум от 16 марта в Крыму о присоединении к Российской Федерации.

Частично недоверие татар к России объясняется болезненными воспоминаниями о жестокой сталинской депортации в 1944 году всех татарских мужчин, женщин и детей из их родного Крыма в суровую ссылку в Средней Азии (238 тысяч человек). Сталин наказал весь народ за предполагаемое сотрудничество с нацистами во время недолгой оккупации полуострова. Хотя некоторые татары действительно приветствовали диктаторский режим в надежде получить временную передышку от ужасающей политики другого, наказание всего гражданского населения за действия немногих, конечно же, оправдания не имеет.

В данном жестоком акте религию редко учитывали как фактор, но во время войны Сталин всё же ослабил свою войну с православием, чтобы мобилизовать общество на отечественную войну, а вот по отношению к мусульманским меньшинствам Советского Союза подобных послаблений видно не было. О мотивах ужасной депортации по-прежнему спорят, но скорее всего, они имели большее отношение к этническим стереотипам, чем к враждебности к религии.

В изгнании выросли целые поколения крымских татар, которым было запрещено возвращаться на свои родные земли. Ноябрьский указ 1989 года окончательно открыл татарам путь к возвращению в Крым, и этот процесс продолжался и в 1990-е. Много крымских татар остаётся в Турции, Узбекистане и других местах.

Этот акт с признаками геноцида не следует приписывать исключительно русским. Приказ о проведении данного мероприятия многонациональной тайной советской полиции отдал грузин (Сталин). Тем не менее, татары, как и русские, видят в нынешнем российском президенте Владимире Путине и Российской Федерации преемника советской исторической традиции.

Хотя Путин осудил депортацию, он не дал ясного сигнала о том, что умерит рвение местных властей в подавлении татар. Не улучшает ситуацию и то, что в последние 20 лет российский национализм был сосредоточен на антимусульманской тематике, начиная с двух войн против суннитской Чечни до выдворения из Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных российских городов мусульманских торговцев и чернорабочих с Кавказа и из Центральной Азии.

Если Россия и татары хотят поладить, им придётся преодолеть не только горькое наследие депортации 1944 года, но и столетия конфликта. Завоевание в 1774 году российской царицей Екатериной Великой Крымского ханства привело к массовой эмиграции татар в Османскую Империю, которую новые российские власти только поощряли. Затем Екатерина приступила к перераспределению обширных земель, использовавшихся татарами для выпаса скота, русским, украинским, немецким и иностранным дворянам, а также сельским общинам. Ещё один массовый исход крымских татар вызвала Крымская война 1853-1856 гг. Память об исторических несправедливостях имеется и с противоположной стороны. В течение трёх веков, когда Крымское ханство было частью Османской Империи (1478-1774 гг.), одним из основных его занятий был угон пленников из России, Украины и Речи Посполитой, и их продажа в рабство в Османской Империи и на Ближний Восток.

Россия и крымские татары: бремя и вызовы истории

Преодоление подобного исторического наследия будет серьёзным испытанием, но исторические предпосылки для этого не такая уж бледные. У Крымского полуострова также имеется давняя история космополитического места встречи, где империи и люди не только сталкивались между собой, но и продуктивно взаимодействовали. Подобную роль Крымский полуостров играл в греческой, скифской, сарматской и гуннской империях. По-настоящему на мировую сцену он вышел в эпоху великой Монгольской империи XIII-XV веков. Крымские ханы были ключевым элементом протяжённой международной торговой сети, которая делала Монгольскую империю такой богатой и мощной. Хотя в некоторых учебниках эта эпоха изображается как титанический конфликт между православной Московией и мусульманскими ханствами Монгольской империи, религия на самом деле не была ключом ко всему. Фактически, пока Московское государство постепенно занимало видное положение, суннитское Крымское ханство было лучшим торговым партнёром княжества и его частым союзником в войнах против католической Речи Посполитой. После завоевания Екатериной Крым стал частью смелого проекта по созданию многонациональной «Новой России» эпохи Просвещения, основанной на принципах религиозной терпимости и предоставлении более широких прав, чем в остальной империи. Религиозная терпимость была ключевым элементом её политики консолидации имперской экспансии, осуществляемой путём кооптации местных покорённых элит. Она пользовалась ей, чтобы вбирать в состав империи мусульман в Крыму, католиков в Польше и обещаниями религиозной свободы побудить меннонитских и протестантских иммигрантов к заселению свободных крымских земель. Итак, на протяжении нескольких веков Крым не был простым местом вечного конфликта между мусульманами и христианами, а, скорее, наоборот, был местом союзов, сотрудничества и тесных рабочих отношений между христианами и мусульманами.

Теперь крымские татары присоединяются более чем к 16 миллионам мусульман РФ (11 процентов населения), из которых 6 миллионов составляют близкие к ним поволжские татары. После 1991 года Россия воевала в двух войнах против чеченских мусульман на Кавказе и ввела дискриминационные меры в своих крупных городах, но она же наладила продуктивные рабочие отношения с поволжскими татарами и прочими группами мусульман. Как и все мусульманские общины в странах, вышедших из атеистического Советского Союза, крымские татары с 1991 года восстанавливали мечети и религиозные обычаи. Но основной источник конфликта с Россией не в этом. По сути, российское руководство возродило давнюю историческую традицию признания ислама в качестве одного из официальных вероисповеданий страны и тесно работает с её лидерами. Эта традиция восходит к XIV веку и истокам московского государства, чьи великие князья тесно сотрудничали с мусульманскими ханами Монгольской империи. Когда в 1552 году московское государство покорило Казанское ханство, её элита вошла в состав российской аристократии, а Москва признала исламскую веру и её иерархию в качестве полностью законной, действуя для установления в регионе российской гегемонии, скорее, вместе с ней, чем против неё. Будущее крымских татар не обязательно предопределено трагическими эпизодами насилия и массового выселения в прошлом, но всё же в новом Крыму историей перед всеми сторонами поставлен очень сложный набор вызовов.

После российской аннексии некоторые крымские татары бежали на Украину и в Турцию; кроме того, ведутся споры о том, принимать ли российские паспорта. 29 марта выборный представительный орган крымских татар, курултай, провёл встречу и проголосовал за курс на национально-территориальную автономию. Реакция российских и местных крымских властей пока неизвестна. Но первые признаки не выглядят многообещающими.

Один из крупнейших нерешённых вопросов касается собственности. Вернувшиеся через 25 лет из ссылки, крымские татары в большинстве своём не приобрели законных прав собственности на используемое ими имущество и землю. Отчасти это было следствием нечёткого статуса имущества после распада СССР. Украинским властям не удалось решить вопрос, и для татар теперь он представляет собой угрожающую проблему. Недавно заместитель премьер-министра Крыма Рустам Темиргалиев объявил, что правительство попросит татар освободить «незаконно занятую землю». Это может поставить положение многих татар под угрозу, ведь большинство из их по возвращении из ссылки поселилось во временных жилищах на неотведённых для этого землях. Кроме этого, местные власти недавно ввели пятилетний запрет на въезд в Крым возможно самого известного за последние десятилетия крымско-татарского лидера, Мустафы Джемилева, деятеля национального движения крымских татар.

Россия и крымские татары: бремя и вызовы истории

По мере развития политической ситуации в Крыму, помимо прочего, будет интересно посмотреть, будут ли подобные заявления и действия поддержаны центральными властями в Москве, или это всего лишь отдельные примеры излишней старательности местных чиновников. Пока ответа на это нет. Ясно то, что отношение России к крымским татарам будет предметом пристального внимания из её ближнего зарубежья, а также со стороны татар и мусульман всей Российской Федерации.

Эрик Лор – профессор российской истории и культуры Американского университета.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 3,25 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Юра:

    Ну как же эти придурки любят все высасывать из пальца. Все в Крыму нормально,никто татар не обижает. Воду татарские верхи, но татары тоже здравые люди и большинство не поддается провокациям.

  2. eklmn:

    пиндосский профессор правильно идентифицирует болевые точки,
    на которых будет играть евреанал через своих ставленников —
    путьку в кремле и Парашенко-яйценюхов в Киеве.
    Ни один конфликт не должен разрешаться на справедливой основе,
    но тлеть, как потенциальный очаг пожара.
    «Пукин осудил депортацию, но не дал ясного сигнала»
    если бы и дал, то только для оболванивания быдла, не для исполнения же!
    Он и юго-востоку Украины давал, затянув в мясорубку, а потом кинул.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *