Дефляция или гиперинфляция? Ч.1

Источник перевод для mixednews — DKM

28.04.2011

Когда марка практически ничего не стоила, немцы перешли на бартер. Люди в очереди меняют хлеб, колбасу и варенье на билеты в цирк.

Поскольку простые люди, банкиры и руководители компаний никогда не изучали валютную теорию, они оказываются в ловушке, когда продавец говорит им: «доллар — это доллар». Идею такой пропаганды можно переделать, сказав «доллар — это три цента». Расчётный доллар формально не стоит больше 14 центов из расчёта на 1940 год, а неформальная стоимость составляет лишь три цента.

Если произвести расчёт с постоянным долларовым эквивалентом, то не более чем $1,380 находится в обращении из $46,000 США, приходящихся на государственный долг и долг корпораций на душу населения. Более $44,628 было уничтожено из-за инфляции. Но, к сожалению должники и слышать не хотят об этом. Они не желают знать, что денежные обязательства выдаёт государство с единственной целью понижения.

Насколько мне известно, ни одно правительство за всю историю не выплачивало долги в валюте, которая была эквивалентна покупательской способности той валюты, которая давалась взаймы. Люди всегда теряют деньги на денежных обязательствах.

Меня это злит. Поручителей залога надо выкинуть в Ист-Ривер.

-Всё это было описано в 1985 году доктором Францом Пиком в книге «Триумф золота».

Споры по поводу дефляции и гиперинфляции ведутся в основном вокруг исхода, конечного результата столетнего эксперимента с долларом. Речь идёт о конечной цели, ведь споры продолжаются с 70х годов, когда доллар отставал от золота, и было ясно, что этому не будет конца. В споре затрагивается вопрос определения наилучшей позиции, которую можно занять, имея множество собственных средств. Я действительно имею в виду МНОЖЕСТВО. Те, кто владеет скромным капиталом, вроде меня, конечно, могут участвовать в этом споре. Однако мы можем запутаться, когда коснёмся вопроса о дефиците или нарушении снабжения предметами первой необходимости, например, питанием. Конечно, нужно заботиться о предметах первой необходимости в первую очередь. Но кроме этого, существует и реальная ценность, которой можно завладеть, по-настоящему поняв идею этого спора.

Если дефляция и инфляция — понятия противоположные, то дефляция и гиперинфляция на поверхности очень схожи, главное различие — в телеге обесцененных денег. Как я писал в 2009 году для журнала The Waterfall Effect: «Вот одна из полюбившихся мне цитат: «дефляция проявится во всём, чем мы владеем, а инфляция — во всём, что мы используем».  Частично это так. Но у меня есть своя версия интерпретации этой цитаты.   «Гипердефляция проявится во всём, что измеряется реальными денежными инструментами, золотом, а гиперинфляция проявится во всём, что измеряется купюрами».

Моя последняя публикация по этой теме называлась «Большой пробел в понимании слабостей аргументов сторонников дефляционной политики  — ответ на статью Рика Экермана «Большой логический пробел в аргументах в защиту гиперинфляции». На прошлой неделе Рик сообщил своим читателям: «я пришёл к выводу, что нужно совсем немного, чтобы выиграть спор с тем, кто теряет рассудок, когда ему кто-то возражает, и с тем, кто относится к самодовольным нарциссам, которые приводят свои доводы, находясь в состоянии сексуального возбуждения. У этих ребят нет цивилизованности и правильных манер, и лучше избегать их обоих. Можете попробовать перестроиться на аргументы по поводу гиперинфляции тех, кто обеспокоен не избиением и расчленением своих оппонентов, а тем, чтобы представлять факты, которые помогут вам лучше подготовиться к финансовому кризису».

Хочу сначала поблагодарить Рика Экермана и признать его проницательность в данной сфере. Поскольку он показал такую сообразительность в своём предпочтении политики гиперинфляции, я попытаюсь помочь ему увидеть другую сторону явления. Вот что говорит Рик: «моя интуиция в отношении дефляции очень чётко укрепилась в сознании в 1976 году после того, как я прочитал работу Майерса «Грядущая дефляция»».

Название было непродуманным, как нам сейчас понятно, однако ключевая идея книги была такой же вневременной и незыблемой, как закон гравитации. Майерс пишет невероятно просто о том, что «в конечном счёте, каждый пенни долга должен быть выплачен — если не заёмщиком, то кредитором». Те, кто следует инфляционной и дефляционной политикам, согласны в том, что все мы в душе разрушители, и это подозревали наши читатели, мы отличаемся лишь в ответе на вопрос, кто — заёмщик или кредитор — примет на себя удар. Однако, как поясняет Майерс, кому-то платить придётся. Если вы понимаете этот момент, то вы поймёте, почему, например,  материя настоящей имущественной дефляции останется, даже если тридцать миллионов огорчённых владельцев домов оставят свои ключи от дома в почтовом ящике. Повторю: мы не способствуем тому, чтобы долг исчез путём увиливания от него — кто-то должен принять удар.

В своих статьях о дефляции Рик часто повторяет: «В конечном счёте, каждый пенни долга должен быть выплачен — если не заёмщиком, то кредитором».   Я рискну и скажу, что это заявление составляет багаж Рика, его главную предпосылку дефляции. Так он пришёл к итогу в своих рассуждениях: «Я думаю, что ни один банк не задумывался о критериях, по которым выносится решение, выдавать кредит или нет».

Поэтому любому, кто подпишется под теорией гиперинфляции,  всё что я могу сказать — в ней нет ничего, и кто угодно предпочтёт не $250,000 обесцененных денег, а гиперинфлированные деньги, чтобы заплатить за залог.

Рик Экерман: «Это итог, насколько я понимаю».

В этой статье я укажу на нестыковки в заявлении Майерса. Я покажу, как этот недочёт в предпосылке Рика рушит весь его анализ.  Также я расскажу о той системе взглядов, с которой мы рассматриваем данный вопрос. Начнём? Для начала мнение Майерса.

«В конечном счёте, каждый пенни долга должен быть выплачен — если не заёмщиком, то кредитором». Рик пишет: «Те, кто следует инфляционной и дефляционной политикам, согласны в том, что все мы в душе разрушители, и это подозревали наши читатели, мы отличаемся лишь в ответе на вопрос, кто — заёмщик или кредитор — примет на себя удар». Я пишу: «Да, кто-то будет платить. Однако этот третий вариант упущен в заявлении Майерса».    «Удар» может быть национализирован: «Человек следовал этому пути тысячи лет. Знаете старую шутку о том, как убежать от медведя? Кредиторы повлияют на нашу финансовую политику следующим образом: они попытаются получить долговые бумаги, имея санкцию на это, и в этом процессе впереди будем и вы и я.  Остальные останутся на растерзание медведем гиперинфляции, поедающим их валюты, не обеспеченные золотом…».

«Гиперинфляция — это процесс сохранения долга любой ценой, даже через его покупку прямо за наличные, потому что политики позволяют печатать деньги, чтобы покрыть каждый долг, и свалить это всё на переднем дворе».

Насколько многим из вас известно, я начал этот спор в 2008 году не имея ни фактов, ни надёжного мнения.

И в дебрях интернет-сообщества, в которое я вступил, содействие в спорах оказывали как тем, кто был на стороне дефляции, так и тем, кто был на стороне инфляции/гиперинфляции. Бо?льшую часть этих споров я не считаю убедительными. Большинство участников движения ожидает серьёзную дефляцию, независимо от того, понимают они аргументы или нет.

Если вы желаете считать великую дефляцию как уменьшение — или великое сокращение — экономической активности, то эта идея была заряжена крупным торговым дефицитом, кредитной экспансией.

Но одна вещь, которую я усвоил из книги, имевшей большое значение для меня, мнение, которое я нашёл самым убедительным в отношении моего “прошлого багажа”, состоит в том, что у сторонников политик дефляции всё ещё есть большой пробел в понимании.

Рик стал сторонником политики дефляции в 1970х годах, по его словам. И он, конечно, не был одинок в этом. Я даже не знал о существовании таких дебатов в 1970х годах, не говоря уже о 2007-ом, таким образом, я едва могу говорить о широкой перспективе, необходимой в этих дебатах, согласно моему собственному опыту.

Но я могу поделиться  с Вами выдержкой из книги, которая убедительна для меня.

Один пункт, я надеюсь, Вы сочтёте любопытным в этой выдержке — то, что сторонники политики дефляции всегда были одержимы идеей жилой недвижимости.

Это одно из  возражений почти одержимого Рика Экермана по поводу гиперинфляции, и ясно, что у него есть свои причины для этого.  Цитата была написана в 2001 году, когда развивался пузырь на рынке недвижимости.

Мои примечания в [скобках]:

«Где-то в 1970х годах я был вынужден задуматься о нескольких различных сторонниках политики дефляции. Казалось, что все их заключения имели один результат: та долларовая дефляция доминировала бы, независимо ни от чего. Большинство из сторонников разделилось в зависимости от аспекта проблемы, но для всех них дефляция могла бы выйти  на первый план, даже если бы цены несколько выросли. Дефляция всегда была конечным результатом».

Одна из центральных тем в этих рассуждениях касалась того, как эта ближайшая дефляция будет воздействовать на обычную жилую недвижимость. Видите, большинство этих парней стремилось обезопасить продажу избыточной частной собственности, потому что она, рано или поздно, понижалась. Это происходило, главным образом, потому что ипотечные рынки были бы разрушены во время дефляции, и никто не мог их купить [цены разрушаются до уровня цены при оплате наличными].

– Заметьте:

Читатель должен понять, что эти обсуждения были предназначены для людей и инвесторов, у которых было много собственного капитала.

И я действительно имею в виду Много!

Аргумент касался не того, как выжить, скорее, того, как сбалансировать действительно консервативный портфель имущества. Поскольку прошло какое-то время, мы можем увидеть несколько главных недостатков в их взглядах. Недостатки, которые стоят им доверия, если не личных денег. [Я хочу упомянуть здесь цитату из Гари Норта, написанную в 2002 году:»Я помню, как в 1975 году, на C.V. Майерса, посетителям на золотой конференции было сказано , ‘Если Вы поймете это превратно, то Вы потеряете все.’

Он предсказывал дефляцию.

Он понял это превратно.

Он не потерял ничего.]

Один пункт, который я затрагивал здесь несколько раз, касался того, как много мы сами и наша экономическая структура выделили на принятие бумажных денег. Даже при том, что они были, боже упаси, отделены от золота. В одной единственной области — рынке облигаций, инвесторы реагировали совсем не так, как предполагали сторонники политики дефляции. Двадцать лет назад [это было написано в 2001], ожидалось, что увеличений брутто одной только денежной печати будет достаточно, чтобы случился биржевой крах.

Это почти происходило несколько раз, но никогда не заканчивалось полностью. Казалось, что функция рынка развилась, чтобы принять инфляцию как предпосылку современной экономической функции. В подобном сравнении с сегодняшними взглядами, инвесторы предполагали, что, пока мы занимали расширяющуюся экономическую позицию [номинальный рост ВВП, инфляция доверия и оценка финансового продукта], полученную в результате поиска на основе санкции, инфляция цен не  воздействовала на доверие долгосрочной облигации. Мы видели подтверждение этому много раз. Мы видели, что наши кредитные рынки, особенно долгосрочные облигации, использовались, несмотря на угрозу инфляции цен.

Действительно, был готов [чрезвычайно ликвидный] рыночный спрос для покупок облигаций. Долгосрочные держатели облигаций действительно были успешны, если их позиция оставалась частью сбалансированного холдинга, и они не должны были продавать их в сложные времена. Даже теперь долларовые облигации повысились, поскольку снизились ставки.

Возвращаясь назад:

Эта целая долларовая система МВФ всегда была основана на расширяющейся указательной теории, что ВВП увеличивается в течение долгого времени. Инвесторы, которые делали ставки на дефляцию после каждого из периодов инфляции, ужасно погорели, поскольку дефляция была преодолена. Экономическая функция возвратилась,  потому что инфляция цен не могла разрушить весь рынок ради долгосрочного кредита. Недостаток во всём этом заключался в резервной структуре нашей Долларовой денежной системы МВФ.

Тот факт, что мир должен был жить с нашей денежной политикой, означал, что их производство товаров почти всегда будет дешевле, чем наше; при этом в США под контролем будет находиться местная инфляция цен. Другими словами, местная инфляция в США цен не могла выйти из-под контроля, пока остальная часть мира была готова использовать их экономическое производство, чтобы управлять ею, продавая товар в нашу расширяющуюся денежную систему.

Доллар [и ценные бумаги и их деривативы] мог бесконечно подвергаться инфляции, в то время как наши кредитные рынки функционировали в неинфляционной среде.

Но всему есть конец.

У денежной системы вроде этой есть определённая временная шкала, и эта точка достигается, когда мир может отойти от того, чтобы оставаться с низкой как в США инфляцией цен.

Эта точка достигается, когда Другая денежная система выходит вперёд, чтобы бросить вызов доллару и в процессе предоставить другим производящим товары странам шанс купить некоторый «образ жизни» для себя.

Сначала это шоу выглядит скучно, поскольку инвесторы придерживаются правой стороны, участвуя в долларовом споре: расширяющаяся основа санкции создаёт неинфляционный [номинальный] рост [и в ВВП и в ценных бумагах].

Это одна из причин, по которой трейдеры всё ещё покупают американский долгосрочный кредит, не говоря уже о преследовании возрастающих долларовых валютных курсов.  Долларовая фракция обладала соответствием в начале 90х, поскольку формировался Евро.

Чтобы противостоять этой угрозе, как я обрисовал в общих чертах здесь несколькими способами, они продвинули производные хеджи как способ застраховать долларовое господство. Эти хеджи, включая золотые деривативы, служили лишь тому, чтобы усилить весь доллар/систему МВФ вне её способности служить реальной денежной системой сегодня.

Я имею в виду то, что наш целый долларовый пейзаж теперь стал только торговой ареной актива: он теперь развивается вдали от использования любой значащей валюты,  чтобы продавать реальные товары. Он не может лежать в основе ни одного из направлений, потому что наша местная экономическая структура, экономическая база США, не может обслужить даже крошечную фракцию покупательной способности, в настоящее время проводимой в долларах во всем мире. Так какое это имеет отношение к Недвижимости? Посмотрите на любой крупный район США; Северо-восток, Юго-запад и т.д. Если кто-то из сторонников политики дефляции был прав, его рассуждение в конце 70х и в начале 80х годов должно было произвести, по крайней мере, среднее падение Жилой недвижимости.

Кто-нибудь из Вас может найти такое «среднее число» имущества на сегодня, чтобы оно было бы ниже, чем цены в начале 80х? Конечно, я не говорю о  Гавайях, Нью-Йорке, Денвере или Сан-Франциско; это только вспышки в возрастающем масштабе инфляции.

Средние цены на внутреннем рынке повысятся во всей стране независимо от того, что будет содержать будущая экономика. Инфляционная позиция высшего качества ФРС означает, что даже безработные смогут купить дом и платить за него! Смотрите, как  все происходит. Доу не будет очень отличаться от того, что было десять лет назад; спад до 5 000 снова — это реальная возможность! [Заметьте: Доу понизился с 11 000 в 2001 году до 7000 и повысился до 12 000 в 2011 году].

Моя идея в том, что мы находимся на “времени окончания” в долларовом производстве, которое скоро произведёт повышение в реальной инфляции цен, разрушающей аппарат хеджа.

Одна единственная позиция — физическое золото, потому что главный актив благосостояния за следующей валютной системой опередит всё с большим отрывом.

Независимо от того,  держится ли дериватив за него! Поскольку Евро создаёт основу [это происходит прямо сейчас в 2011], он будет стимулировать одобрение инфляции на наших кредитных рынках, а затем произойдёт замораживание производных рынков. Такое восприятие вызовет полный крах наших рынков облигаций и вынудит ФРС скупить любой кредит, платя полностью. [Платя полную цену за снижение активов? О боже, ФРС когда-либо делала это? Сторонники политики дефляции никогда не увидят, что оно приближается! При необходимости Буш и конгресс проследят, чтобы было напечатано достаточно денег для того, чтобы, мы платили наличными за всё! [Я мягко называю это «свалкой на передней лужайке», и это было придумано FOA за восемнадцать месяцев до известной речи Бернанке: «Мой друг, долг является самой сущностью санкции. В случае  долговых неплатежей, нарушается санкция». Здесь все сторонники политики дефляции получают свой руководство. Они не замечают того, что гиперинфляция является процессом экономии долга любой ценой, даже при покупке с немедленной уплатой наличными.

Дефляция невозможна в сегодняшних долларовых сроках, потому что политика позволяет печатать наличные средства, и в случае необходимости покрывать каждую последнюю часть долга и демпинга на вашем переднем дворе! (улыбка) Ничего не стоящие доллары, конечно, но никакая дефляция в долларовых сроках!»


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *