Украина и Приднестровье: напряженность на границе

Украинско-приднестровские отношения складывались довольно неплохо с тех пор как Приднестровье откололось от Молдовы, провозгласив свою независимость (не получившую международного признания) в 1990-х.

Transnistria border - Blog November 6, 2013

Добровольцы из украинских националистических организаций, таких как УНА-УНСО даже оказывали Приднестровью военную помощь во время войны с Молдовой в 1992 году. Впрочем, официальные украинские власти неоднократно объявляли о своей поддержке территориальной целостности Молдовы. Киев вообще с одобрением относился к приднестровской политике в отношении украинцев, которые составляют приблизительно треть населения этого квазигосударства. Преимущественно славянское Приднестровье воспринималось украинскими властями и политиками как противовес прорумынской Молдове. Более того, приграничные регионы Украины и часть ее политической и деловой элиты вели активное сотрудничество с Приднестровьем в сфере торговли, транзита и инвестиций, а также некоторых видов нелегальной деятельности, таких как контрабанда. Таким образом, Украина являлась для Приднестровья окном во внешний мир.

Изображение

Двусторонние отношения ухудшились вследствие Оранжевой революции 2004 года. Игорь Смирнов, в то время лидер Приднестровья, поддерживал пророссийского кандидата Виктора Януковича. В то же время Смирнов открыто выражал негативное отношение к Виктору Ющенко, который воспринимался как прозападный кандидат и который в конце концов стал президентом Украины. Однако, связи между Киевом и Тирасполем довольно быстро восстановились. Новые приднестровские власти, теперь возглавляемые Евгением Шевчуком, пришедшим к власти в 2011 году, не повторили ошибку своих предшественников и предпочли воздержаться от комментариев по поводу революционных событий Евромайдана, несмотря на явные симпатии к Виктору Януковичу.

Ситуация изменилась после того, как Россия аннексировала Крым в марте 2014 и началось пророссийское восстание в восточной Украине. Взаимоотношения между Украиной и пророссийским Приднестровьем, на территории которого находятся около 1500-2000 российских военнослужащих, приобрели характер враждебности. Украинские власти стали воспринимать это непризнанное государство как базу для проникновения российских и приднестровских вооруженных группировок с целью дестабилизации обстановки в юго-западной Украине, в основном в Одесской области. Украинцы выражали тревогу в связи с намерением России создать коридор из Крыма через южные районы Приднестровья, отрезав таким образом Украину от Черного моря.

Приднестровье опровергало эти обвинения. В течение некоторого времени, там даже высказывались встречные опасения, связанные с возможным вторжением Украины на его территорию. Тирасполь также обвинял Украину во введении блокады региона из-за ужесточения пограничного контроля и концентрации войск вдоль общей границы, общая протяженность которой составляет 435 километров.

Приднестровская угроза: реальная, воображаемая и провозглашаемая

Эксперты высказывают десятки мнений по поводу сегодняшних украинско-приднестровских отношений. Их упрощенно можно разделить на три основных типа. Первый в основном совпадает с заявлениями властей Украины, утверждающих, что Приднестровье представляет реальную угрозу ее безопасности и территориальной целостности. Как правило, непризнанная республика воспринимается здесь либо как марионетка Москвы, либо как активный ее союзник. На сегодняшний день количество российских войск в Приднестровье довольно небольшое, однако эксперт американской организации «Jamestown Foundation» Думитру Минзарари утверждает, что оно может быстро и легко быть увеличено (или уже увеличено) до 6500 человек. Таким образом, если добавить приднестровские войсковые подразделения и силовые структуры, общая военная сила может достичь 10-12 тысяч хорошо вооруженных и экипированных солдат. Минзарари делает вывод: «Учитывая, что первоначально силы восточно-украинских повстанцев, поддержанных Россией, составляли всего несколько тысяч, и им удалось фактически захватить две области Украины, группа российских войск в Приднестровье представляет большую потенциальную угрозу для Украины.

Второй тип мнений сводится к отсутствию (или незначительности) угрозы украинской независимости, исходящей от Приднестровья, несмотря на высказываемое Киевскими властями постоянное беспокойство. Такое мнение высказывает, например, бывший чиновник министерства иностранных дел и глава одной из приднестровских неправительственных организаций Сергей Широков: Когда ваше государство разваливается, все вокруг воспринимается как угроза». Приднестровье подчеркивает, что никогда не нападало на какое-либо государство, а только стремится защитить собственную территорию. Широков высказывает опасения, что Киев может предпринять некие иррациональные шаги в отношении Приднестровья. Этим можно объяснить нервозное отношение Тирасполя к оборонительным действиям вдоль границы. Оно усиливается пропагандистским образом Приднестровья как врага, распространяемым украинскими СМИ, проявляется в агрессивной риторике, а также конкретных мерах военного характера, таких как войсковые учения и мобилизация резервистов. А это, в свою очередь, усиливает восприятие Украиной Приднестровья как угрозы, замыкая возникший порочный круг.

Вышеизложенная точка зрения основана на восприятии Приднестровья как государственного образования, принимающего более или менее самостоятельные решения. Более того, между странами может быть найдена почва для сотрудничества. Широков подчеркивает, что Приднестровье может дать Украине то, в чем она остро нуждается, а именно безопасность границы с Одесской областью. Петр Олекси пишет в газете «New Eastern Europe», что некоторое секретное сотрудничество по вопросам безопасности уже ведется. Он ссылается на скрытно сделанную запись беседы, якобы состоявшейся между приднестровским министром внутренних дел Геннадием Кузьмичевым и неким офицером южного регионального управления пограничных войск Украины. Первый из них уверял второго в том, что Приднестровье не намерено нападать на Украину. Они также беседовали о Владимире Антюфееве, бывшем министре государственной безопасности Приднестровья, разыскиваемом приднестровскими властям, что также в интересах Украины, поскольку последний участвовал в операции по отторжению Крыма от Украины а позже занимал пост заместителя премьер-министра самопровозглашенной Донецкой Народной Республики (ДНР) в период с июля по сентябрь.

Военная риторика и предпринятые обеими сторонами недружественные меры не соответствуют третьему мнению о ситуации, однако их также можно объяснить. Киев стремится объединить украинцев вокруг идеи украинской государственности и территориальной целостности, а также привлечь к этой проблеме внимание международного сообщества. Тирасполь желает умиротворить свою покровительницу Россию и собственное пророссийски настроенное население,  а также отвлечь внимание народа от тяжелого экономического кризиса, переживаемого Приднестровьем.

Впрочем, даже в этом случае как Киев, так и Тирасполь проявили явные признаки беспокойства. Украина разместила дополнительные военные силы в Одесской области, а Приднестровские власти пользуются для своих деловых поездок кишиневским аэропортом в Молдове, а не одесским, как это было раньше.

Обоюдная ошибка

Необходимо подчеркнуть, что обе стороны создали для себя дополнительные проблемы. Когда Шевчук пришел к власти, на первых порах он начал проводить прагматичную внешнюю политику, однако вскоре стал выражать крайне пророссийские взгляды. Бывшие приднестровские дипломаты даже называли его «более российским, чем сама Россия». Это проявилось в серьезной напряженности в отношениях с Молдовой весной 2013 года, в то время как взаимоотношения с Украиной были в некотором роде оставлены без внимания.

Украина в течение более чем двадцати лет придерживалась амбивалентной политики в отношении Приднестровья. Киев предпринимал шаги как в поддержку так и против восстановления территориальной целостности Молдовы. Такой подход, называемый иногда благожелательным нейтралитетом, способствовал выживанию Приднестровья как непризнанного государства. Впрочем, помимо социальных, экономических и геополитических факторов, стоящих за этой проблемой, был еще один ключевой фактор, скорее всего и вынуждавший Украину придерживаться этого курса – интересы России.

Главный украинский эксперт по проблемам Приднестровья и бывший сотрудник президентской администрации при Януковиче Виталий Кулик рассматривал непризнанную республику как элемент распространения украинских интересов в соседние регионы и имел тесные взаимоотношения с приднестровской элитой. Сейчас он характеризует Приднестровье как неустойчивый и опасный регион. С другой стороны, он сомневается, что Москва и Тирасполь примут решение о нападении на Украину и откроют западный фронт, поскольку подобные действия могут вовлечь в конфликт Румынию, являющуюся членом НАТО, а также Молдову.

Любопытно, несколько бывших членов правительства Приднестровья оказались среди властной верхушки самопровозглашенной Донецкой Народной Республики. Антюфеев был уволен с поста 24 сентября, однако там остаются еще два бывших служащих министерства государственной безопасности Приднестровья: Андрей Пинчук и Олег Береза, занимающие в настоящее время соответственно посты министров госбезопасности и внутренних дел. Есть еще Александр Караман, вице-президент Приднестровья с 1991 по 2001 год и лидер партии «Родина». В настоящее время он является заместителем премьер-министра ДНР по социальной политике. Хотя сегодняшнее правительство находится с ними в конфликте, они все еще ассоциируют себя с Приднестровьем. Более того, они подчеркивают, что не забыли о своей «отчизне» и выражают уверенность, что смогут еще послужить родной республике, как сказано в опубликованном письме к жителям Приднестровья.

Туманное будущее

Таким образом, трудно сказать, какое из объяснений нынешних украинско-приднестровских отношений более соответствует истинному положению вещей. Могут возникать различные вариации, к тому же ситуация меняется со временем. Также трудно предсказать будущее украинско-приднестровских отношений, развитие российско-украинского конфликта и внешнюю политику России. В случае, если открытого нападения с территории Приднестровья не состоится, использование Киевом «жестких» мер против непризнанной республики, таких как военные действия либо экономическая блокада, выглядит маловероятным. Более того, Киев сейчас сосредоточен на восточной части страны, а также решении множества других проблем, таких как политическая нестабильность и экономический кризис.

Представляется более вероятным, что Украина либо не станет предпринимать ничего, либо ограничится мягкими действиями, направленными на вытеснение русских с территории Приднестровья, а также максимально возможной украинизации непризнанной республики. Она может сделать акцент на дипломатии, экономическом сотрудничестве, а также развернуть пропагандистскую кампанию в СМИ, направленную на население Приднестровья, чтобы вновь напомнить о возможности более жесткого подхода к проблеме. Как бы то ни было, это весьма сложная задача, которая, к тому же, наверняка встретит сопротивление со стороны Москвы. Подобная политика уже применялась «оранжевым» правительством и не принесла сколько-нибудь ощутимых результатов. Похоже, что никакого «прорыва» в урегулировании приднестровского конфликта, ожидать не приходится. В целом, адаптируясь к новым обстоятельствам, Приднестровье будет вынуждено вести свою внешнюю политику, ориентируясь как на Украину, так и на Россию.

1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 3,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *