Добро пожаловать в мир без Запада

Вместо предусмотренного западной концепцией выбора между присоединением или противостоянием существующему мировому порядку, сегодня предпринимаются согласованные усилия развивающихся стран по созданию параллельной многосторонней архитектуры управления в обход существующей «либеральной» системы, которые, по всей вероятности, приведут к фундаментальным изменениям в международной политике и экономике.

pix5_0

Участники встречи стран группы БРИКС 2014 года

В последнее время стало обычным явлением, что американские официальные лица называют китайско-американские отношения центральным вопросом международной политики. В начале ноября незадолго до встречи президента Обамы с китайским коллегой Си Цзиньпином, госсекретарь Джон Керри заявил публично в Вашингтоне, что «развитие американо-китайских связей в настоящее время представляет собой важнейший вопрос мировой политики. В значительной степени они будут определять общую картину мира в 21 столетии». Советник по вопросам национальной безопасности Сьюзан Райз также недавно повторила в своем твиттере многократно сказанную ранее фразу: «Эффективный ответ на крупнейшие глобальные вызовы 21 века невозможен без совместных усилий США и Китая».

И это не просто дипломатическая любезность, именно так политическое руководство Америки видит сегодняшний мир. В Вашингтоне доминирует концепция, в соответствии с которой Соединенные Штаты и Китай «либо вместе выплывут, либо вместе утонут», при этом весь остальной мир последует за ними. Если две державы сумеют правильно выстроить свои взаимоотношения и наладить эффективное сотрудничество, все будет хорошо; если нет – в ближайшие десятилетия трудно придется практически всем.

У описанной доктрины имеется теоретическое обоснование. Суть его сводится к следующему: развивающиеся страны сейчас, как и во все времена, сталкиваются с проблемой выбора, как взаимодействовать преобладающим мировым порядком, который был установлен предыдущим поколением великих держав. Они могут либо ассимилироваться в этот мировой порядок, либо противостоять ему. Таким образом, китайская политика Вашингтона имеет целью подтолкнуть его к первому варианту выбора, одновременно принимая меры по минимизации ущерба в том случае, если Китай выберет второй вариант. Эта логика составляет основу американской стратегии хеджирования в отношении Китая в течение последних двух десятилетий.

Однако, существует заслуживающая внимания аргументация, опровергающая эту американскую доктрину. Ее авторы считают, что теория в корне неверна и построенная на ней модель – опасное заблуждение. Они подчеркивают, что развивающиеся страны, и в частности, Китай, не намерены ни противостоять, ни вписываться в возглавляемый США мировой порядок, поскольку оба варианта не являются для них приемлемыми в долгосрочном аспекте. Зачем китайскому правительству принимать либеральную систему, которая в значительной степени идет вразрез с его внутренней политикой и интересами на международной арене. С другой стороны, зачем вступать в схватку с богатейшей и влиятельнейшей державой мира и ее богатыми и могущественными союзниками? Представлять Китай зажатым между двумя одинаково непривлекательными вариантами выбора  – значит, принимать несовершенную академическую теорию чересчур серьезно, и, что еще хуже, ошибочно истолковывать политику развивающихся стран.

Если взглянуть шире, вне рамок этого ложного выбора, можно заметить, что развивающиеся страны начинают формировать «мир без Запада», который строится в обход существующего мирового порядка. При более тщательном анализе становится все более очевидным, что они предпочитают углублять связи между собой в экономической, политической и даже оборонной сферах. По мере осуществления этих перемен, ослабляются отношения, связывающие их с либеральной международной системой, центром которой является Запад.

Этот аргумент заставляет многих людей ощущать дискомфорт, в основном из-за распространенной и весьма существенной переоценки богатства и привлекательности существующей либеральной модели мира.

В наши дни упомянутый «мир без Запада» становится все более реальным и заметным. Главный вопрос международной политики сегодня состоит  не в том, можно ли соблазнить, подтолкнуть или даже заставить Пекин вписаться так или иначе в существующую систему глобального управления. И дело даже не в том, что США и Китай вовлекаются в пагубную спираль, ведущую к третьей мировой войне – по мере расширения сфер и усиления конкуренции, традиционная (присоединение или противостояние) модель заставляет аналитиков ошибочно видеть конфликт в качестве единственной и наиболее вероятной альтернативы. Вместо этого, согласованные усилия развивающихся стран по созданию параллельной многосторонней архитектуры управления в обход существующего «либерального» порядка, которые, по всей вероятности, приведут к фундаментальным изменениям в международной политике и экономике.

Самым последним и наиболее ярким примером может служить создание нового «Азиатского банка инфраструктурных инвестиций» (АБИИ), который предназначен для формирования альтернативы институтам Бреттон-Вудской системы, Всемирному Банку и Международному Валютному Фонду, а также их региональному клону, Азиатскому Банку Развития. АБИИ – детище Пекина, по всей вероятности будет оставаться под контролем Китая. Индия и двадцать других развивающихся стран уже вошли в число соучредителей.

Однако, АБИИ – лишь один из многих формирующихся международных институтов, действующих в обход западной системы, которые, согласно недавним сравнительным исследованиям, «действуют комплементарно либо параллельно существующим, редко вступая с ними в противоречия и конфликты». Среди других примеров можно назвать политические организации, такие как Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), механизм взаимодействия в рамках БРИКС, китайские интеграционные инициативы вроде «Пояса Нового Шелкового Пути», а также экономические объединения, как «Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство». Этот перечень можно было бы продолжить.

Являются ли эти новые институции идеальной заменой существующей западной системе либерального мирового порядка? Эксперты американского издания «The national interest» так не считают. Однако, в этом нет ничего удивительного. Разве они столь же велики и влиятельны как западные институты, существующие давно, иногда более полувека? Разумеется, нет, но во многих случаях это не помешало им привлечь значительное число участников, превосходящее критическую массу.

Вопрос не в том, способны ли новые организации заменить отдельные элементы слабеющего мирового порядка, а скорее в том, будут ли они развиваться в таком темпе и направлении, что смогут в течение ближайшего десятилетия предложить реальную альтернативу. Эксперты полагают, что ответом на этот вопрос может быть только «решительное да». Перспектива «мира без Запада» возникла гораздо более стремительно, чем многие предполагали, ускоренная комбинацией реальности и идеи о том, что глобальный финансовый кризис подстегнет «подъем периферии», который уже стал реальностью.

Соединенные Штаты потеряли драгоценное время и теперь будут вынуждены принимать быстрые решения. Самый главный первый шаг, по мнению американских экспертов, должен состоять в том, чтобы освободиться от ложной дихотомической конструкции, которая предусматривает, что Китай неизбежно движется либо в направлении присоединения к доминирующей системе и приобретения статуса «партнера», либо в направлении открытого противостояния, возможно даже военного. Маловероятно, что какой-то из двух вариантов станет актуальным в течение ближайшего десятилетия, а ориентация на них как на два полюса помешала заметить возникновение «мира без Запада».

Американским стратегам придется признать, что либеральный мировой порядок, о котором американцы говорят как о «защите демократии», существует скорее в их воображении, чем в реальности. Это означало бы не преуменьшение важности формирования открытой, подчиненной законам международной системы управления, а лишь признание факта, что она существует в ограниченном географическом пространстве и в ограниченном спектре проблем. Великая американская миссия в 21 веке заключается не в том, чтобы усилить или восстановить существующую архитектуру, а в том, чтобы научиться сосуществовать и взаимодействовать с нарождающейся новой системой. В условиях, когда «мир без Запада» играет все возрастающую роль в международной политике, Вашингтон не может по-прежнему «почивать на лаврах» послевоенного мироустройства полувековой давности. Необходима гораздо большая активность, чтобы найти соответствующий подход к новым стремительным процессам модернизации развивающихся стран.

В настоящее время США необходимо серьезно обдумать свою политику в отношении не-западных организаций. До сих пор Вашингтон и его союзники легкомысленно считали такие организации как БРИКС и ШОС неэффективными и даже неуместными. Однако такой подход больше не может не может считаться удовлетворительным, поскольку развивающиеся страны приобретают все большую силу и влияние.

И, наконец, Вашингтон должен быть готов к взаимодействию и конкуренции. Подъем «мира без Запада» должен покончить с существующей после холодной войны мечтой об универсальном общепринятом мировом либеральном устройстве. Вместо него, США придется сформировать и распространить экономические и политические либеральные механизмы в тех сферах, где они могут быть эффективны. Это будет означать сотрудничество со странами, для которых характерны схожие принципы и отказ от прежней риторики, подразумевающей, что США могут представлять их интересы и справляться с серьезными проблемами без взаимодействия с Китаем и другими развивающимися странами.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (9 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Георгий:

    Дихотомия «либо присоединиться (к США), либо конфликтовать» — для развивающегося мира имеет своим истоком неадекватную оценку западом распада СССР, что может привести к роковым последствиям.
    СССР не потому распался, что США победили в холодной войне. Наоборот, холодная война мешала реформированию СССР! И советский народ сделал выбор между ядерной войной и реформированием в пользу последнего, фактически дав спасение мировой цивилизации собственной огромной жертвой.
    Сейчас перед аналогичной дилеммой (в связи с неправовым нагнетанием напряженности) стоят США вместе с остальным западом, которому нужны реформы, но собственные заблуждения ведут к трагедии вселенского масштаба. Во-первых, потому что на этот раз Россия готова дать отпор, т.к. она прошла через реформы. И во-вторых, и это главное, внутренние реформы нужны прежде всего самому западу. Но это замалчивается.
    Единственное, что могут сделать развивающиеся страны, — это не мешать назревшим реформам запада и помочь ему интегрироваться в новый гуманитарный мировой порядок вместе с демократическими правовыми, а не терминаторскими, ценностями.
    В этом смысле данная публикация резонно отмечает — дилемма «присоединиться или конфликтовать» просто не адекватна. Она подталкивает развивающийся мир строить собственную новую модель развития. Ну и кто в этом виноват?!
    Кто-то восхваляет внутреннюю систему власти в США. Да посмотрите, сейчас правят обе партии (!), но миру от этого не легче. Тупик дилеммы присоединиться или конфликтовать может уничтожить всех, при этом американский народ так и останется в полном неведении и бесправии своего голоса разума. У него не стало выбора. А американская элита ушла солипсизм — мир это то, что я (хочу! и) ощущаю, а не то что есть. Между прочим мамонты вымерли, потому что не приспособились к обледенению.
    Запад всегда был силен в логике. Но именно из-за неадекватности псевдологического приема дихотомии холодной войны запад девальвируется как общественная система.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *