Валютное решение России

Если реализовать следующую теорию на практике, то это непременно окажет значительное воздействие на золото, а также отношения между золотом и эмитируемыми государствами валютами.

81CA8205-98B6-4096-BB58-13847F1F34CF_cx0_cy52_cw0_mw1024_s_n_r1

Успешная ремонетизация золота крупной державой вроде России привлекла бы внимание к линиям разлома между необеспеченными валютами, которые выпускают правительства, неспособные или нежелающие сделать то же самое, и теми, которые могут следовать должным курсом. Это внесло бы раскол в построенный на долларе мировой валютный порядок.

Россия обозначила свою первоочередную цель – покончить с долларом США во всей своей торговле, в этом стремлении она не одинока с Китаем и своими азиатскими партнёрами. Кроме того, слабость рубля в краткосрочном периоде ухудшает состояние российской экономики тем, что вынуждает Центральный банк России (ЦБР) вводить для защиты валюты высокие процентные ставки, отягощая бремя долга в иностранной валюте. Не приходится особо сомневаться в том, что цель экономических санкций НАТО состоит в нанесении ущерба российской экономике путём ослабления валюты, и данная политика результативна, что видно по падению в этом году рубля по отношению к доллару, составившему на сегодняшний момент 30 процентов, что ещё не предел.

Россия сталкивается с реальностью, в которой установление на иностранных биржах стоимости рубля в американских долларах обрекает её на поражение в валютной войне с Америкой и её союзниками по НАТО. В недавней статье Джона Батлера из Atom Capital предложено решение проблемы, которое сводится к тому, чтобы Россия привязала рубль к золоту, или, правильнее сказать, перевела его на золотовалютный стандарт*. Предложение на первый взгляд настолько необычное, что для того, чтобы о нём подумать, нужно быть обладателем такого нешаблонного мышления как Батлер. Независимо то него профессор Университета Джона Гопкинса Стив Ханке предложил в качестве альтернативы, чтобы для стабилизации рубля Россия установила режим валютного правления. Профессор Ханке обратил внимание на опыт Северной России, которая с большим успехом привязала рубль к британскому фунту в 1918 году, когда после революции большевиков Великобритания и прочие союзные страны захватили и в течение непродолжительного времени контролировали регион. Он не сказал лишь того, что стерлинги в то время принимались в указанном регионе скорее всего в качестве заменителя золота, поэтому практика валютного правления была эквивалентом перевода рубля в оккупированных землях России на золотовалютный стандарт.

Профессор Ханке многие годы с успехом давал ряду правительств советы о введении валютного правления, но мы, пожалуй, исключим данный рецепт из числа вариантов для России по причине её желания выйти из долларовых отношений. В то же время, при дальнейшем изучении идея Батлера о фиксинге рубля к золоту представляется безусловно осуществимой. Внешний долг госсектора России равнозначен всего 378 миллиардам долларов при экономике объёмом 2 триллиона долларов, сумма её золотовалютных резервов составляет 429 миллиардов долларов, из которых 45 миллиардов долларов представлены физическим золотом, а дефицит бюджета в этом году, скорее всего, составит примерно 10 миллиардов долларов, что значительно меньше 1 процента её ВВП. Указанные соотношения наводят на мысль о том, что золоторублёвый стандарт может функционировать до тех пор, пока поддерживается фискальная дисциплина и сдерживается кредитная экспансия.

Как только курс будет установлен, русские не будут ограничены одной лишь покупкой и продажей золота в деле поддержания обменного курса золота. У ЦБР есть также полномочия по управлению рублёвой ликвидностью, и как указывает Джон Батлер, он может выпустить в оборот купонные облигации, владение которыми будет более привлекательным, чем рублями в виде денежных средств. Через выпуск данных облигаций обществу фактически предлагается процентный доход, привязанный к золоту, но более высокий, чем процентная ставка по золоту, отражением которой являются ставки золотого займа на рынке Лондона. Поэтому, по мере того, как будет формироваться среда обеспеченных денег, общество в своих финансовых делах будет подстраиваться к процентной ставке, существенно меньшей, чем нынешние 9,5-10 процентов, но в привязке к обеспеченным деньгам она всегда должна погашаться. Очевидно, что ЦБР придётся следить за кредитной экспансией банков, чтобы гарантировать, что пониженные процентные ставки не приведут к опасному увеличению объёмов банковского кредитования и не поставят действующий порядок под угрозу.

В общем, центральный банк мог бы с лёгкостью нейтрализовать любой соблазн обмена рублей на золото, выводя рубли из обращения и ограничивая кредит. Пришлось бы также учитывать рубли в иностранном владении, но нынешняя ситуация благоприятна и в их отношении. Спекулянты на рынках иностранных валют, скорее всего, продали рубли в пользу долларов и евро в связи с ситуацией на Украине и в качестве игры на низких ценах на нефть. Поэтому можно ожидать, что объявление золотовалютного стандарта приведёт к спросу на рубль из-за рубежа со стороны рынков иностранных валют, поскольку указанные позиции почти наверняка будут в таком случае закрыты. Ввиду невысокой в настоящее время потребности в физическом золоте на западных рынках капитала, более долгосрочные иностранные обладатели рублей вряд ли будут менять их на золото, предпочитая продавать их в обмен на другие необеспеченные валюты. Так что сейчас может быть неплохой момент для введения золотовалютного стандарта.

Самая большая угроза золоторублёвому паритету, пожалуй, могла бы исходить от слитковых банков в Лондоне и Нью-Йорке, покупающих рубли для представления ЦБР в обмен на слитки с целью покрытия своих коротких позиций на рынке золота. Это можно было бы исключить нормативным путём, ограничив обмен золота на рубли законными импортно-экспортными деловыми операциями, а также разрешив эмиссию рублей в обмен на слитки в отношении несвязанных с торговлей сделок, но не наоборот.

Итак, мы видим, что управление золотовалютным стандартом определённо возможно. С учётом изложенного, обменный курс мог бы быть установлен в районе действующих цен, скажем, 60 тысяч рублей за унцию. Вместо интервенций на валютных рынках, ЦБР следует пустить свои резервы иностранной валюты на накопление и поддержание достаточного объёма золота для спокойного управления золоторублёвым обменным курсом.

Как только курс будет установлен, высока вероятность того, что цены на золото сами стабилизируются по отношению к другим валютам, а возможно и будут расти по мере его ремонетизации. Ведь у России есть около 380 миллиардов долларов резервов в иностранной валюте, бо́льшая часть которых может быть использована для покупки золота. В текущих ценам это равнозначно почти 10 тысячам тонн золота, и к ним можно добавить будущие валютные поступления от экспорта энергоресурсов. А если и другие страны начнут следовать примеру России, устанавливая свои собственные золотовалютные стандарты, то они тоже будут продавать доллары в обмен на золото.

По мере стабилизации рубля темпы повышения стоимости жизни для российского населения должны начать падать, особенно применительно к предметам первой необходимости. На фоне нынешней болезненной инфляции цен на продовольственные товары в размере 11,5 процента это несёт в себе мощные позитивные политические последствия. Со временем росли бы внутренние сбережения, подстёгиваемые низким уровнем государственного социального обеспечения, долгосрочной монетарной стабильностью и низкими налогами. Это идеальная среда для развития сильной производственной базы, как чётко продемонстрировал послевоенный опыт Германии, но без высоких издержек на соцзащиту и соответствующего налогообложения.

Западные экономисты, воспитанные школой управления спросом, сочтут безумием со стороны центрального банка вводить золотой стандарт и отказываться от способности увеличивать по своему усмотрению количество необеспеченной валюты, но они оставляют без внимания эмпирические данные, свидетельствующие о больших успехах Великобритании, которая похожим способом ввела золотовалютный стандарт в 1844 году. Они просто не понимают, что монетарная инфляция создаёт неопределённость для капитальных инвестиций и уничтожает реальные сбережения, необходимые для их финансирования. Вместо этого они поддались влиянию ошибочной концепции о том, что экономическим прогрессом можно управлять, «портя» валюту и закрывая глаза на утрату сбережений.

В большинстве случаев они считают, что России нужно девальвировать свои издержки, чтобы сделать прибыльными добычу энергоресурсов и минерального сырья. И это представление тоже ошибочно, что наглядно доказывается опытом 1800-х, когда все британские заморские капиталовложения, которые давали сырьё Империи, работали при режиме основанного на золоте фунта стерлинга. Напротив, будучи свободной от бремени неуправляемого долга и социальных расходов, поддерживая функционирование слабо регулируемых и гибких рынков труда, а также исполняя сбалансированный бюджет, Россия, приняв золотовалютный стандарт, может легко заложить фундамент долговечной Евразийской империи, потому что, как и у Великобритании после наполеоновских войн, будущее России состоит в новых возможностях, а не сохранении доставшихся по наследству отраслей и институтов.

Короче говоря, рассмотрение возможности подобного шага является внутренним делом России; но если Россия воспользуется этим окном возможности для учреждения золотовалютного стандарта, ей придётся учесть последствия для её экономических отношений с остальным миром, а также соображения геополитического характера.

Важным преимуществом перехода на золотовалютный стандарт является то, что западным странам будет сложно обвинить Россию в желании подорвать основанную на долларе мировую валютную систему. Ведь президенту Путину так или иначе сказали на встрече G20 в Брисбене, с которой он уехал раньше времени, что России не рады в качестве участника международных отношений, а официальная линия ФРС состоит в том, что золото больше не играет никакой роли в валютной политике.

Тем не менее, перейдя на золотовалютный стандарт, Россия почти обязательно поднимет фундаментальные вопросы относительно подходов к золоту других стран «Большой двадцатки», а также воспрепятствует давним попыткам западных центробанков по его демонетизации. Это событие может ознаменовать конец основанной на долларе международной валютной системы, загоняя валюты в два лагеря: те, что могут перейти на золотой стандарт вслед за Россией, и те, которые не могут или не будут. В данном случае вероятным определяющим фактором будет уровень государственных расходов и долгосрочных социальных обязательств, потому что правительства, которые выкачивают из своего населения слишком много богатств и имеют дело с ростом социальных расходов, не смогут удовлетворить условиям, необходимым для привязки их валют к золоту. К этой категории можно отнести почти все развитые страны, чьими валютами в основном являются доллар, иена, евро и фунт. Другие страны, лишённые подобных обременений и пользующиеся выгодами низких налоговых ставок, обладают гибкостью, необходимой для того, чтобы установить свои собственные золотые стандарты, если они хотят оградить себя от будущего кризиса необеспеченных валют.

Изучение положения в других странах выходит за рамки настоящей статьи, но в число вероятных кандидатов вошёл бы Китай, работающий в направлении похожей цели. Разумеется, Россия может и не рассматривать активно золотой стандарт, но Владимир Путин демонстрирует все признаки стремительной концентрации политического и экономического контроля над евразийским регионом при одновременном отходе от Америки и Западной Европы. Ускоренное создание Евразийского экономического союза, доминирование в Азии в партнёрстве с Китаем посредством Шанхайской организации сотрудничества, а также планы по организации альтернативной SWIFT банковской платёжной сети – всё это является тому подтверждением. Поэтому было бы беспечным исключать шаг, который может положить конец иностранным попыткам подрыва рубля и российской экономики – перенос валютной войны из пространства иностранных валют на рынок физического золота, на котором все карты на руках у России и Китая.

* С технической точки зрения золотой стандарт представляет собой товарно-денежный стандарт, в котором товаром является золото, вклады и банковские билеты полностью обеспечены золотом, а в обороте циркулируют золотые монеты. В рамках золотовалютного стандарта разрешается использование других металлов в монетах, а также эмиссия денег и кредита без полного покрытия золотом, при условии, что по первому требованию их можно погасить золотом из центрального банка.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0