Оставляя Запад позади: Германия смотрит на Восток

Политика Германии в отношении России в течение многих лет была основана на политических контактах и экономической взаимозависимости. Когда Вилли Брандт стал в 1969 году стал канцлером Западной Германии, он стремился к достижению баланса между защитой интересов Запада и более открытым взаимодействием с Советским Союзом. Его новый подход получил название «восточной политики». Брандт считал, что расширение политических и экономических связей между двумя державами должно в конце концов привести к воссоединению Германии. Этой стратегии его советник Эгон Бар дал название, которое можно перевести как «перемены, основанные на возобновлении дружественных отношений».

Kundnani_LeavingTheWestBehind

С момента окончания холодной войны экономические связи между Германией и Россией получили дальнейшее развитие. Помня о «восточной политике» Брандта, канцлер Шредер начал осуществлять свою собственную стратегию, которой также было присвоено собственное название – «перемены, основанные взаимной торговле». Германские политики, в особенности социал-демократы, продвигали концепцию «партнерства в целях модернизации», в котором Германия должна была играть роль источника новых технологий для модернизации российской экономики, и, в идеале, политики.

Значительная зависимость Германии от поставок российских энергоносителей также вынуждала Берлин уклоняться от применения санкций. После аварии на японской атомной станции Фукусима в 2011 году, Германия решила отказаться от ядерной энергетики быстрее, чем ранее планировалось, что сделало страну еще более зависимой от российского газа. В 2013 году российские компании осуществили поставку приблизительно 38 процентов потребленной Германией нефти и 36 процентов газа. Хотя Германия в состоянии диверсифицировать источники энергоресурсов и ослабить эту зависимость, для поиска альтернативных схем могут понадобиться десятилетия. Таким образом, в краткосрочной перспективе, Германия вовсе не желает противостояния с Россией.

Из-за поддержки антироссийских санкций, Меркель столкнулась не только с сопротивлением со стороны промышленности, но и с общественным недовольством. Несмотря на то, что некоторые американские и европейские политики обвиняли Германию в излишнем заигрывании с Россией, многие немцы считают, что их правительство ведет себя слишком агрессивно. Например, когда германский журналист Бернд Ульрих призвал к более жестким мерам против Путина, его почтовый ящик был переполнен лавиной гневных писем с обвинениями в разжигании войны. Даже Франк-Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел Германии, долго воспринимавшийся как сторонник дружбы с Россией, столкнулся с подобными обвинениями. Разоблачения слежки, которую тайно осуществляло Агентство Национальной Безопасности США только усилило в обществе симпатию к России. Как написал Ульрих в апреле 2014 года, «когда российский президент говорит, что испытывает давление со стороны Запада, многие в Германии думают: «Мы тоже».

Августовский опрос, проведенный агентством ARD, показал, что 70 процентов жителей Германии поддерживают второй раунд санкций против России, включающий прекращение выдачи въездных виз и замораживание активов ряда известных российских бизнесменов. Однако, лишь 49 процентов заявили, что поддержат санкции в том случае, если они причинят ущерб германской экономики, что с большой вероятностью произойдет в результате третьего раунда.

Общественная поддержка санкций может еще более сократиться, если Германия войдет в экономическую рецессию, как предсказывают сегодня многие экономисты. Хотя немецкие предприниматели восприняли санкции без энтузиазма, они продолжают лоббировать их ослабление. Даже если экономические усилия окажутся под угрозой, Германия ясно дала понять, что военные решения не подлежат рассмотрению. Накануне сентябрьского саммита НАТО в Уэльсе Меркель возражала против планов альянса, предусматривающих постоянное размещение воинских контингентов в странах Восточной Европы, что, по ее мнению, является нарушением Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Организацией Североатлантического договора и Российской Федерацией 1997 года. Проще говоря, Германия не является сторонником политики противостояния с Россией.

Германия также сблизилась с Китаем, что является еще более существенным предвестием ее пост-западной внешней политики. Как и в случае с Россией, Германия получила много преимуществ от развития тесных экономических связей с Китаем. В течение последнего десятилетия, объем германского экспорта в эту страну вырос во много раз. В 2013 году он увеличился до 84 миллиардов долларов, что почти вдвое превышает объем германского экспорта в Россию. На самом деле Китай стал вторым крупнейшим рынком сбыта для немецких товаров и услуг вне Европейского Союза и вскоре он может потеснить Соединенные Штаты Америки, пока занимающие первое место. Китай уже сегодня является крупнейшим рынком сбыта продукции компании «Фольксваген», а также автомобилей Мерседес-Бенц С-класса.

Если бы Соединенные Штаты вступили в конфликт с Китаем в связи с экономическими разногласиями или проблемами безопасности, например, если бы в Азии произошло нечто подобное аннексии Крыма, например – с большой вероятностью Германия осталась бы нейтральной. Некоторые немецкие дипломаты в Китае уже начали дистанцироваться от Запада. Так, например, в 2012 году германский посол в Пекине Михаэль Шефер сказал в своем интервью «я не думаю, что такое понятие как Запад все еще существует». Учитывая растущую зависимость от Китая как рынка сбыта, германские бизнесмены были бы еще более активно настроены против введения санкций в отношении Китая, чем в случае с Россией.

Опасения, связанные с германским стремлением к нейтралитету отнюдь не новы. Еще в начале семидесятых годов Генри Киссинджер, в то время советник по национальной безопасности США, предупреждал, что германская «восточная политика» может играть на руку СССР и представлять собой угрозу трансатлантическому единству. Он утверждал, что развитие тесных связей с Советским Союзом усилит зависимость Европы от ее восточного соседа, что нанесет ущерб Западу. Опасность, которую предвидел Киссинджер, разумеется не была столь серьезной, как возможность выхода из блока НАТО, однако, как он писал в своих мемуарах, Германия может «стремиться избегать разногласий за пределами Европы, даже если эти разногласия затрагивают основополагающие интересы безопасности». К счастью для Вашингтона, холодная война сдерживала подобные импульсы, поскольку Западная Германия остро нуждалась в Соединенных Штатах для защиты от Советского Союза.

Впрочем, сегодня Германия занимает центральное положение в Европе и ее позиции значительно усилились. Во время холодной войны она была слабой страной на границе будущего Европейского Союза, однако объединенная Германия в настоящий момент является одной из сильнейших, если не сильнейшей, державой в ЕС. Исходя из этого, «пост-западная» Германия может увести за собой значительную часть Европы, по крайней мере это касается тех стран центральной и восточной Европы, чья экономика глубоко связана с германской. Если Великобритания покинет Европейский Союз, что в настоящее время является предметом горячих дискуссий, он с еще большей вероятностью последует за приоритетами Германии, особенно в том, что касается России и Китая. В таком случае, Европа может оказаться в конфликте с Соединенными Штатами и Запад ждет раскол, от которого он вряд ли когда-нибудь оправится.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 4,67 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *