Российская наука удивительна. Так почему о её достижениях мало кто знает?

Резкое падение курса российского рубля в прошлом месяце обнажило серьезные проблемы экономики одной из важнейших мировых держав. В последние годы Россия практически превратилась в нефтяное государство. Благополучие страны со 140-миллионным населением, значительная часть которого имеет хорошее образование, оказалось в сильнейшей зависимости от ресурсодобывающей промышленности, а показатели роста ее экономики повышаются и падают вместе с ценами на нефть и природный газ. Когда мировые цены на нефть стали снижаться, выявилась уязвимость национальной валюты.

AP256284611002A

Другие развивающиеся страны, такие как Китай, Индия и Бразилия, диверсифицировали экономику и основывают свое благосостояние на технологии и производстве. Россия, напротив, не производит высокотехнологичных продуктов, пользующихся спросом в мире. Невозможно представить, чтобы кто-нибудь хотел приобрести ноутбук российского производства, предпочитал пользоваться российским мобильным телефоном или смотрел кинофильмы по российскому телевизору с плоским экраном.

Эксперт по истории науки Массачусетского университета Лорен Грэхэм провел много лет в попытках выяснить и понять, как подобное могло произойти. Самое поразительное по его мнению заключается в том, что Россия отнюдь не является аутсайдером в сфере технологий. На самом деле, российским ученым принадлежит авторство многих наиболее важных научных достижений двадцатого века. Среди их открытий такие как изобретение лазера, первые работы по кибернетике и компьютерам и даже технология добычи сланцевого газа. Все эти идеи позже получили свое дальнейшее развитие и были широко коммерциализированы в других странах.

Неспособность превращать идеи в источник дохода оказалась серьезной проблемой для России и, в итоге, для всего мира. Чем дольше гигантская ядерная держава будет находиться под экономическим господством нефтегазовых олигархов вместо при отсутствии мощного независимого предпринимательского сектора экономики, тем вероятнее, что и в дальнейшем развитые страны мира будут вынуждены сталкиваться с самыми непредсказуемыми проявлениями ее геополитических амбиций.

Сегодня лидеры России начинают понимать важность этой экономической проблемы. В своем обращении к парламенту в начале декабря Владимир Путин заявил, что для страны, которую он возглавлял в течение последних пятнадцати лет, одним из важнейших императивов является освобождение от «критической зависимости от зарубежных технологий». До сих пор, предпринимаемые усилия в основном приобретали форму централизованных инициатив, таких как в городе Сколково, который кремлевские чиновники пытаются с помощью Массачусетского университета превратить в российскую версию Силиконовой Долины.

Однако, исследования Лорена Грэхэма показали, что этого может оказаться недостаточно. Недавно она писала: «Путин говорит: «мы должны диверсифицировать экономику и мы это сделаем». Что же, для этого им придется внести серьезные изменения в свое законодательство, изменить патентную систему, правовое положение инвесторов. Технологии не станут бурно развиваться сами по себе. Для этого им необходимы разнообразные вспомогательные ингредиенты».

Перед своим визитом в Россию, состоявшимся после публикации его книги, Грэхэм дал телефонное интервью для IDEAS (раздел медиаресурса Boston Globe; прим. mixednews).

IDEAS: Как бы вы описали состояние развития технологий в России?

ГРЭХЭМ: У России есть одно удивительное качество – я не знаю ни одной подобной страны – и это свойство заключается в том, что в течение последних трехсот с лишним лет русские много раз выдвигали потрясающие технические и научные идеи, однако до сих пор им практически не удалось извлечь из них какую-либо экономическую выгоду. Они не способны превращать идею в коммерческий продукт.

IDEAS: Почему же?

ГРЭХЭМ: Я полагаю, Россия совершает ошибку, и в данный момент, и ранее в течение многих лет, считая, что секрет модернизации заключается в самой технологии. Поэтому русские гонятся за технологиями, сейчас они это делают вместе с Массачусетским университетом в Сколково. Они думают, что получив последние новинки, самые передовые технологии, они немедленно добьются успеха. Однако, на самом деле это им ничего не даст, поскольку в России отсутствуют особые качества, необходимые для коммерчески успешного использования технологий. Эти характеристики относятся как к социальной сфере, так и к правовой, политической и экономической. Политическое руководство боится крупных предпринимателей, добившихся богатства, поскольку оно опасается конкуренции с их стороны.

IDEAS: Вы посвятили исследованию российской науки более пятидесяти лет. Приходилось ли вам слышать подобные жалобы от российских ученых?

ГРЭХЭМ: Я часто слышал от российских ученых что-то вроде «Все мои лучшие идеи были украдены. Вы, западники, их украли у нас!». Однако, в российском научном сообществе существует общепринятое мнение, что бизнес – грязное дело. Что ученый не должен ронять свое достоинство, покидая мир идей, чистой науки… в России это явление основано на том факте, что повсеместно распространена коррупция, заняться бизнесом, с точки зрения интеллектуала, то же самое, что погрязнуть в преступности и коррупции, в каких-то махинациях.

IDEAS: Можете привести какие-нибудь примеры?

ГРЭХЭМ: Отличным примером может служить лазер. Использование лазера имеет фундаментальное значение для современной экономики. Мы все пользуемся им, в фотокамерах, принтерах и так далее. Все используют лазеры постоянно. Однако, это довольно недавнее изобретение, технология была создана в 50-60-х годах, и двое российских ученых получили за это Нобелевскую премию. Был также американец, Чарльз Таунз (он тоже стал лауреатом Нобелевской премии), однако двое русских, Александр Прохоров и Николай Басов, были награждены именно за это изобретение. Давайте спросим, кто сегодня зарабатывает деньги на лазерных технологиях? Ни одна российская компания не имеет сколько-нибудь существенного веса на международном рынке в этой сфере. Кстати, Чальз Таунз… раз уж он является изобретателем лазера, хотя и не занимается бизнесом, типичный профессор-физик, он сказал «Эй, я думаю кто-то может сделать деньги на этом деле! Я не предприниматель, но я тоже хочу получить свою долю». Поэтому он немедленно получил патент на свое изобретение и продал его предпринимателям, так как хотя он сам не желал заниматься бизнесом, хорошо знал цену своей интеллектуальной собственности. Русские же ничего подобного не делали, впрочем, они и не могли ничего сделать в тех условиях.

IDEAS: Отличается ли отношение к инновациям у обычных американцев от обычных русских?

ГРЭХЭМ: Одна из особенностей американской культуры состоит в том, что успешные предприниматели становятся почти культовыми персонажами, например Стив Джобс, Томас Эдисон, Билл Гейтс. Эти люди служат образцами в поп-культуре, они приобретают почти иконический статус. В России Ничего подобного не существует.

IDEAS: Разве российских ученых не прославляют, не печатают их портреты на почтовых марках и так далее?

ГРЭХЭМ: Конечно, они пользуются славой и их портреты есть на почтовых марках, однако их прославляют только в качестве ученых, и никогда в качестве научно-технических предпринимателей. Существует большая разница между ними и теми, кто работает в лабораториях и получает всяческие награды, не создавая ничего для развития экономики.

IDEAS: Существуют ли исключения?

ГРЭХЭМ: Возможно, исключения появятся в сфере программного обеспечения. Его легче превратить в предмет бизнеса, поскольку это чисто интеллектуальный продукт, то, что создано чьим-то собственным умом. И если говорить об интеллектуальных продуктах, нужно отметить, что русские в этой сфере очень хороши, вспомните о литературе, музыке и так далее. А вот в изобретении материальных вещей и производстве они сильно отстают, не умеют применять идеи для достижения успеха. Недостаточно просто что-то изобрести.

IDEAS: В какой степени это является результатом советской системы, не допускавшей частного предпринимательства?

ГРЭХЭМ: Последствия СССР имеют важное значение однако дело не только в них. В моей книге я пишу о тех же проблемах во времена царизма, в частности, в девятнадцатом веке. Я часто привожу в пример изобретение электрического освещения. Существовал такой человек по фамилии Яблочков, который изобрел электрическое освещение. Яблочков поехал в западную Европу и создал иллюминацию проспектов в Париже и Лондоне. Тогда Париж и получил свое романтическое название, сохранившееся до сих пор – «Город огней».

IDEAS: Это похоже на пример применения идеи на практике

ГРЭХЭМ: Верно. Однако, послушайте, что было дальше: российское правительство вынудило Яблочкова вернуться в Россию, после того, как он во Франции Разбогател, чтобы сделать то же самое в России. Он вернулся, открыл компанию и обанкротился  — он просто не смог найти инвесторов! Ему не удалось оборудовать электрическим освещением даже отель, в котором он остановился. Они предпочитали газовые фонари.

IDEAS: Неужели технологию добычи сланцевого газа изобрели в России?

ГРЭХЭМ: Это очень малоизвестная история. В пятидесятых годах русские разработали идею добычи сланцевого газа и опубликовали статьи на эту тему. Что было дальше? Ничего. Они не воспользовались своим изобретением. Эти статьи были опубликованы в академических журналах, а не в изданиях для предпринимателей, поскольку подобных вообще не существовало в то время. Поэтому американцы создали эту же технологию тридцатью годами позже. Сейчас в России работают американские компании, такие как Chevron, Exxon, BP, которые учат русских как сделать эффективной добычу сланцевого газа, хотя сама идея принадлежит русским.

IDEAS: Как вы считаете, нынешние лидеры России пытаются исправить ситуацию?

ГРЭХЭМ: Я думаю, кое-кто из них понимает, что Россия должна в гораздо большей степени базировать свою экономику на том, что называется индустрией знаний и гораздо меньше на природных ресурсах, таких как нефть и газ. Они это знают. Да и частный бизнес теперь в России есть. Однако, по-прежнему существует масса препятствий.

IDEAS: Насколько повлияла неспособность коммерциализировать научные знания на нынешнее положение России в широком смысле?

ГРЭХЭМ: Я считаю, это очень важный фактор. В России есть люди, которые говорят (это преувеличение, но в целом справедливо) что Россия – Саудовская Аравия с ядерным оружием. Россия в настоящий момент, несмотря на триста лет попыток индустриализации и модернизации, имеет экономику, преимущественно основанную на добыче нефти и газа. Это трагедия и … российские лидеры продолжают считать, что можно решить проблему правительственным указом, вроде создания «Сколково» и тому подобного. Я полагаю, что неспособность России надлежащим образом использовать талант своих ученых и инженеров – одна из главных причин того, что Россия до сих пор не в состоянии осуществить переход к демократии. Дело в том, что власти понимают, что нужно модернизировать страну, однако методы, которые они выбирают для решения проблемы, просто делают проблему еще более острой.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0