Глобальный долговой кризис: как мы все в нём оказались, и как из него выбраться

Источник перевод для mixednews – molten

6.06.2011

Многие страны сегодня сталкиваются с долговым кризисом. Государственные службы и активы сокращаются и распродаются в тщетной попытке сбалансировать бюджеты, которые не могут быть сбалансированы, потому что само поступление денег сократилось. Правительства привычно обвиняют во всём излишние расходы, но не правительства инициировали кризис. Коллапс крылся в банковской системе, и кредитах, за создание которых она ответственна.

Вопреки распространенному мнению большинство наших денег создаётся не правительством. Деньги создаются частными банками в виде займов. Частная система создания денег за сотни лет так разрослась, что сейчас доминирует над всем миром. Однако в системе заложены семена собственного разрушения. Источник её власти также является смертельным для неё конструктивным недостатком.

Недостаток в том, что банки расширяют банковский кредит, который должен быть выплачен назад с процентами, постоянно требуя больше денег в качестве уплаты, чем было отдано в качестве займа; и единственным способом получить дополнительные деньги у частной банковской системы, это брать ещё больше займов под проценты. Система по сути является пирамидой. Когда у банков перестаёт хватать заёмщиков для поддержки пирамиды, она может обвалиться; и мы близки к этому критическому моменту.

Есть более жизнеспособные способы функционирования банковской и кредитной системы, о чём и будет рассказано ниже.

Как банки создают деньги

Процесс этот описан в буклете чикагского Федрезерва, озаглавленном «Современная механика денег». Он гласит:

«Сам процесс создания денег происходит в основном в банках».

Банки в действительности не совсем дают кредиты из денег, положенных на депозит. Если бы они так делали, никаких дополнительных денег не создавалось бы. Вместо этого они принимают долговые обязательства в обмен на кредитную линию для заёмщика, открыв ему у себя банковский счёт. Кредиты (активы) и депозиты (пассивы) растут [в одинаковом объёме]».

«При равном для всех требовании наличия резервов в размере 10 процентов, 1 доллар в резерве поддерживает 10 дополнительных долларов на расчётном счёте».

Депозит в размере 100 долларов обеспечен 90 долларами кредита, которые становятся 90 долларами депозита в другом банке, что обеспечивает 81-долларовый займ и так далее.

Это общепринятая модель, но банки в действительности сначала создают займ. Депозитное обеспечение займа они делают позже. Банки создают деньги в виде займов, которые выражаются в чеке, которые уходят в другие банки. Затем, если нужно чек оплатить, они снова занимают деньги у других банков. По существу, они занимают деньги, которые только что сами же и создали, планируя разницу между процентными ставками в качестве своей прибыли. Процентная ставка, под которую банки сегодня в США могут друг у друга занимать, чрезвычайно низка, и составляет 0.2 процента.

Как система эволюционирует

Текущая система создания денег частным сектором прослеживается в «Современной механике денег» до ювелиров 17 века. Люди, которые оставляли золото ювелирам на сохранение получали за них бумагу под названием «банкнота» (букв. банковская расписка; прим. mixednews). Другие люди, кто хотел занять денег, также с радостью принимали эти бумаги вместо золота, поскольку хранить бумаги было безопаснее, и удобнее переносить. Момент прозрения для ювелиров наступил, когда они сообразили, что люди приходят за своим золотом всего в 10 процентах случаев. Это значит, что можно напечатать расписок (банкнот) в 10 раз больше, чем было золота у ювелиров. Девяносто процентов этих банкнот, по сути, были необеспеченными подделками.

Система была названа «раздробление резерва», и была принята, когда в 1694 году был основан банк Англии. Банку позволялось занимать собственные банкноты правительству, что стало национальной денежной массой. Нужно было платить только проценты по займу. Сам займ переносился на неопределённый срок.

Всё это верно и сегодня. Федеральный долг США никогда не оплатить, и он будет продолжать расти, формируя базу американской денежной массы.

Альтернатива в виде общественной банковской системы

Есть и другие способы создать банковскую систему, которая была бы более устойчивой и жизнеспособной. Одним из решений является отмена процентов по займам; но сегодня для западных экономик такой переход был бы трудным.

Другой альтернативой было бы нахождение банков в государственном владении. Если банком владеет народ, проценты и прибыль возвращается правительству и народу, которые получают прибыль путём снижения налогов, улучшения государственных служб, и удешевления инфраструктуры. Отказ от процентной ставки выражался бы в сокращении расходов на госпроекты на 30-50 процентов.

Как расписки частных банков стали государственной валютой США

В колониальной Америке правительства постоянно печатали и тратили деньги, создавая инфляцию, и обесценивания валюту. Британские торговцы жаловались, что побудило короля Георга II запретить колонистам выпускать свои собственные деньги. Налоги для Англии должны были оплачиваться золотом. Это означало залезание в долги перед английскими банкирами. В результате это привело к депрессии. В итоге колонисты восстали, и вернулись к выпуску собственной валюты, что ускорило американскую революцию.

Колонисты оплачивали войну против крупной державы простой бумагой, и в итоге победили. Но британцы контратаковали, начав валютную войну. Они в огромных количествах выпускали контрафактные бумажные деньги колонистов, поскольку в то время это было легко. К концу войны бумажные деньги фактически перестали иметь ценность.

Между тем, первый министр финансов США Александр Гамильтон встал перед лицом огромных военных долгов, за которые нечем было расплачиваться. Поэтому он прибегает к хитрости, которая в Англии называется раздробление резерва. В 1791 году Гамильтон открывает первый Банк США, который был в основном частным, и который должен был печатать банкноты, обеспеченные золотом, и занимать их правительству.

Уловка сработала: банковские расписки увеличили денежную массу, долг был выплачен, и экономика начала процветать. Однако это было началом системы обеспечения правительства деньгами путём займа у частных банкиров, которые давали взаймы банкноты, лишь номинально обеспеченные золотом.

Во время гражданской войны в Америке президент Линкольн избежал огромных военных долгов, вернув выпуск денег правительству американских колонистов. Он выпускал расписки американского казначейства, которые называли «Greenbacks», вместо того, чтобы занимать их под ростовщический процент. Но Линкольн был убит, и выпуск «гринбака» был прекращён.

В 1913 году находящемуся в частном владении Федрезерву правительством официально было позволено выпускать собственные банкноты в качестве государственной валюты. Затем эти банкноты\расписки давались правительству в долг, таким образом правительство был лишено возможности выпускать деньги (не считая монет). Федрезерв был создан, чтобы предотвратить паническое снятие средств со счетов в банках, но через 20 лет случилась депрессия — величайшее в истории «бегство в банки» за сбережениями. В 1934 году кредитный управляющий Федрезерва Роберт Хемфилл писал:

«Мы полностью зависимы от коммерческих банков. Кто-то уже занял каждый доллар из тех, что находится в обращении, в наличности или кредитах. Если банки создают достаточно искусственных, денег мы процветаем; нет — голодаем».

Однако для банкиров это была удобная система. Она давала им контроль.

Налаживая глобальную долговую яму

Будучи осведомлённым о делах международных банкиров, профессор Карролл Квигли писал в своей книге «Трагедия и надежда»:

«Влиятельные силы финансового капитализма поставили перед собой следующую цель — создание мировой системы финансового контроля, сосредоточенной в частных руках, способную доминировать над политической системой любой страны и над экономикой мира в целом.

«Вершиной системы должен стать Банк международных расчётов в Базеле, Швейцария, — частный банк под контролем мировых центробанков, которые сами по себе являлись частными корпорациями. Каждый центробанк… стремится доминировать над своим правительством из-за способности контролировать казначейские займы…»

Долговая ловушка была рассчитана на несколько этапов. Валюты были «отлучены» от золота, и им позволили «плавать» на валютных рынках, конкурируя с другими валютами, что делало их уязвимыми для спекуляций и манипуляций.

В 1973 году было заключено секретное соглашение, в соответствии с которым страны ОПЕК должны продавать нефть только за доллары. К 1974 году цены на нефть выросли на 400 процентов по сравнению с уровнями 1971 года. Страны, нуждающиеся в нефти, должны были занимать доллары у американских банков.

В 1981 году ставка по федеральным фондам была повышена до 20 процентов. Процент, увеличившись на 20 процентов, поднял объём долга за 4 года в два раза. В результате мир оказался в долгах. К 2001 году развивающиеся страны переплатили в 6 раз изначальные суммы долга, которые они были должны; но общий их долг вырос в 4 раза из-за процентов.

Когда страны-должники не могут платить по долгам, в дело вступает МВФ, и предлагает кредит — правда с определёнными условиями. Должник должен согласиться с условиями ужесточения экономических мер, которые включают в себя:

*сокращение государственных служб

*приватизация банков и коммунальных услуг

*открытие рынков для иностранных инвесторов

*позволение своей валюте «плавать»

Сегодня ужесточение мер требуют уже не только у развивающихся стран, но и у стран Евросоюза, и у США.

Вершина пирамиды системы центральных банков

То, что профессор Квигли предсказал о Банке международных расчетов (БМР), в итоге случилось. В БМР сейчас входит 55 стран-членов, и он возглавляет глобальную финансовую пирамиду.

Могущество МБР можно было увидеть в 1988 году, когда он поднял требования к капиталу своих банков-членов с 6 до 8 процентов. В результате это больно ударило по японским банкам, и Япония с тех пор стала самым большим в мире кредитором. Страна вошла в рецессию, из которой не выбралась до сих пор.

Американским банкам удалось избежать требований к капиталу. Сделали они это путём удаления кредитов со своих балансов, конвертирования их в «ценные бумаги» и продажи их инвесторам.

Чтобы убедить инвесторов купить их, эти обеспеченные ипотечным жильём ценные бумаги были защищены от дефолта «деривативами», которые по сути своей являются просто ставками. «Защитой продавца» выступало вознаграждение за согласие заплатить в случае дефолта. «Защитой покупателя» являлась покупка вознаграждения. Владение активами не требовалось. Подобно игрокам на скачках, игроки на деривативах могли делать ставки без необходимости обладать лошадью.

Деривативы стали очень популярной формой азартных игр. Результатом этого стал превосходящий все другие пузырь в 500 триллионов долларов по состоянию на конец 2007 года.

Из-за секьюритизации и деривативов кредитование росло как грибы. Практически каждый, кто обращался, получал кредит.

Переломный момент наступил в августе 2007-го с крахом двух хедж-фондов. Когда схема деривативов была обнародована, рынок обеспеченных деривативами ценных бумаг быстро иссяк. Но американский фондовый рынок не обрушился до ноября 2007 года, когда были введены новые  правила бухгалтерского учёта. Правила стали следствием инициированных БМР в 2004 году соглашений. Новые правила требовали от банков оценивать свои активы в соответствии со спросом рынка на текущий день. Множество американских банков, точно также, как японские банки в 80-ых годах вдруг стали неспособны производить новые кредиты из-за нехватки капитала. Результатом этого стал кредитный кризис, из которого Америка до сих пор не выбралась.

БМР сейчас стал глобальным регулятором, как и предсказывал Квигли. В апреле 2009 года страны G20 согласились с тем, что их будет регулировать Совет по финансовой стабильности, находящийся в рамках структуры БМР, и они будут соблюдать «стандарты и кодексы», установленные Советом. Кодексы являются лишь принципами, однако страны, которые им не соответствуют, рискуют понизить свой кредитный рейтинг, нечто настолько им дорогое, что такие принципы стали фактическими законами.

На вебсайте Банка международных расчётов заявляется, что центробанки в Управляющей сети центральных банков должны в качестве единственной или основной цели преследовать «сохранение стабильности цен». Это значит, что правительства не могут девальвировать свою валюту путём избыточной эмиссии; это значит не «печатать деньги», или занимать кредиты, созданные их центробанками. Также как у американских колоний королём Георгом было отнято право выпускать собственную валюту, правительства должны субсидировать свои нехватки бюджетов путём займа у частных банков. Мировой контроль банкиров над выпуском денег был практически завершён.

Результаты этой политики, в частности, можно увидеть в ЕС, где правила ЕС позволяют дефицит всего в 3 процента бюджета правительства, и препятствуют странам-членам выпускать собственные деньги, или занимать кредиты, созданные их центробанками. Страны-члены вместо этого должны занимать у ЕЦБ, частных международных банков или у МВФ. Результатом этого стали ужесточающие меры, которые все видели в Греции и Ирландии. Система нестабильна настолько, что многие предрекают развал ЕС.

Пути выхода: возврат власти распоряжаться деньгами под общественный контроль

Чтобы избежать долговой ловушки глобальных банкиров, правительства должны восстановить власть выпускать свою валюту.

Альтернатива включает в себя:

Выпуск денежных средств казначействами стран, и трата их на бюджеты страны.

Передача полномочий находящимся во владении государства центробанкам государственного кредитования, и беспроцентная ссуда правительству.

Национализация банков-банкротов, считающихся «слишком большими, чтобы рухнуть» (после погашения или списания плохих долгов или активов с завышенной стоимостью). Затем эти банки должны открыть общественности кредитование, и служить банковским нуждам общества, когда оборачиваясь, доходы будут возвращаться правительству, компенсируя долговую нагрузку на налогоплательщиков.

Нахождение местных банков в государственном (общественном владении)

Государственные банки были успешно созданы и работают во многих странах, в том числе в Австралии, Новой Зеландии, Канаде, Германии, Швейцарии, Индии, Китае, Японии, Корее и Малайзии.

В США в данный момент всего один банк находится в общественном владении — владении штатом — это Банк Северной Дакоты. И такая модель доказала свою эффективность. Северная Дакота является единственным штатом, которому удалось без потерь избежать кредитного кризиса. В 2009 году, в то время, когда все другие штаты барахтались, пытаясь не утонуть в долгах, у бюджета Северной Дакоты был самый крупнейший профицит за всё время. В 2008 году у Банка Северной Дакоты (БСД) рентабельность собственного капитала была 25 процентов. В Северной Дакоте самый низкий уровень безработицы, и самый низкий уровень дефолтов по займам.

У Северной Дакоты появился собственный банк с 1919 года, когда Уолл-стрит отобрал у фермеров их фермы. Они собрались, выиграли выборы, и приняли нужные законы. Штату по закону полагалось хранить все свои доходы на депозите в БСД. Таким образом проценты и прибыль возвращались правительству в местную экономику.

Такую модель можно принять и в других странах. Например в Ирландии, где крупные банки неплатёжеспособны, и либо уже национализированы, либо скоро будут, и правительство может класть на депозит свои доходы в свои же банки, добавляя достаточно средств для соответствия требованиям к капиталу, и использовать эти средства для создания беспроцентных кредитов на свои нужды. Именно это и делал Гамильтон, когда вынужден был иметь дело с государственным долгом, который невозможно выплатить: он положил существующие средства правительства в банк, и затем занимал деньги несколько раз, применяя модель «раздробления резерва».

Японский вариант также мог бы стать решением. Япония считается страной с третьей по величине экономикой, хотя её долг — 226 процентов по отношению к ВВП. Япония «монетизировала» национальный долг, превратив его в национальную денежную массу. Находящийся во владении правительства Банк Японии держит японский правительственный долг равный 100 процентам ВВП страны; и поскольку банк принадлежит правительству, этот займ беспроцентен, и может рефинансироваться бесконечно. Беспроцентный долг, рефинансируемый бесконечно, эквивалентен выпуску денег.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *