Россия будет поддерживать Китай

Источник перевод: molten

6.10.2010

В конце сентября лидеры России и Китая встретились в Пекине. Тем временем противостояние Китая с Японией по поводу захвата рыболовецкого судна почти завершилось.

Не существует видимых улик, связывающих эти два события, однако всё же есть одна общая нить, которая канвой проходит через каждое событие, и оставляет явное впечатление того, что эти события, тем не менее, каким-то образом связаны.

Благодаря взаимной декларации, разработанной для того, чтобы четко установить историческую запись — по крайней мере на их взгляд — было снова твёрдо подтверждено владение Россией островами, находящимися в непосредственной близости от севера главного японского острова Хонсю, равно, как и острова Дяоюйдао (острова Сенкаку, как их называют японцы) закреплены за китайским народом,  которые расположены на другом конце Японии.

Несмотря на годы обсуждения, Россия и Япония не приблизились к решению своих территориальных споров относительно южного Сахалина и Курильских островов. В совместном заявлении, подписанном президентом России Дмитрием Медведевым и китайским президентом Ху Цзиньтао в Пекине, убедительно сказано, что никакого такого решения не было в поле зрения.

«Во время войны [Второй мировой], народы Китая и России подверглись серьёзной агрессии со стороны фашистов и милитаристов, испытали самые жестокие лишения и понесли наибольшие потери», — говорится в заявлении. «Фашисты и милитаристы планировали завоевание и порабощение наших народов, а также других стран и всего континента [Евразии]. Китай и Россия никогда не забудут подвиг тех, кто победил две этих силы [фашистов и милитаристов]», — говорится в заявлении.

Больше чем когда-либо тон и выбор момента этого совместного заявления ставят вопрос о том, действительно ли инцидент с рыбацким судном, произошедшим две недели назад, не имел никакого отношения к встрече в Пекине.

«Люди двух наших стран отдают дань уважения всем тем, кто сражался с нами плечом к плечу, защищая жизнь и свободу», —  говорится в заявлении.

«Историческая слава, запечатлённая в дружбе наших народов, выкованной в горниле войны и взаимопомощи, заложила прочную основу для сегодняшнего стратегического партнёрства  и координации между Китаем и Россией».

Прочтите последнее предложение особенно внимательно.

Эта декларация  появляется после недавних нефтяных, газовых и ядерных контрактов, подписанных Китаем и Россией, а также одинакового мнения относительно американской противоракетной обороны и конвенционального «Глобального удара по требованию» — тех вопросов, которые появились в ходе переговоров о «Договоре о стратегических наступательных вооружениях» между Россией и США. Есть еще предлагаемый китайско-российский договор о предотвращении размещения оружия в космосе «Договор о применении  силы в отношении космических объектов».

Но эта новая декларация была выработана не просто для усиления духа и решимости китайского народа в его противостоянии с Японией. Кто-то может возразить, что не нужно никакого усиления, учитывая давнюю вражду между странами. Сергей Лузянин, заместитель директора Института Дальнего Востока в РАН, оспаривает мнение о том, что Китай может рассчитывать на получение выгоды от позиции России, не говоря уже о её вмешательстве.

«Проблему островов Сенкаку не стоит связывать с итогами Второй мировой войны», —сказал он.

В итоге, отложенный из-за плохой погоды визит Медведева в конце сентября на острова Кунашир и Итуруп — которые японцы считают своими северными территориями, а русские считают их частью Южных Курил — немедленно стал хорошей новостью в Токио. Россия захватила острова в последние дни Второй мировой войны.

Россия  все еще очень недовольна тем, что несколько японских политиков пытались убедить Медведева вообще отменить его поездку туда.

«Президент России самостоятельно выбирает маршруты своих внутренних поездок. Любые рекомендации из-за рубежа являются неуместными и неприемлемыми», — заявил официальный представитель МИД России Андрей Нестеренко в Москве. «Мы считаем необходимым напомнить, что эти острова являются территорией России в соответствии с международно-правовой реальностью, которая возникла после второй мировой войны и закреплена в Уставе ООН».

Тем не менее, несмотря на уверенность Китая в том, что Россия будет играть в тени Китая, одобрение внешней политики Китая без оговорок Россией не гарантируется. В конце концов, министр иностранных дел России Сергей Лавров заслужил уважение за попытку, хотя и напрасную, подтолкнуть Китай и Японию к началу прямых переговоров, в время его пребывания в Пекине.

До решения капитана Чжаня Цисюна (Zhan Qixiong) игнорировать требование японцев остановить своё судно, Minjinyu 5179, при помощи двух японских военных катеров, Китай переманеврировал США и Японию, и наблюдал, как два старых союзника отплывают друг от друга. В тот момент, ни один японский член кабинета или руководитель правящей Демократической партии Японии не  осмелился ступить в Храм Ясукуни. А потом ни один американский авианосец не появился в Жёлтом Море во время обычных совместных учений с участием США и Южной Кореи.

Все лето 2010 года у Китая была полоса успехов. Среди прочего, его кампания по позиционированию себя как «мирной растущей державы» была в самом разгаре. Всё это происходило в то время, когда Китай проводил целую серию военно-морских операций в первой цепи островов (и вокруг нее) — географического барьера, который значительно сдерживает  наступательную и оборонную маневренность  Китая.

Затем ещё этот захват судна в сентябре. Среди прочего, Китай потом может пожертвовать или по крайней мере сократить плоды пропаганды своей миролюбивости для того, чтобы получить внутреннюю поддержку для занятия более жёсткой позиции относительно островов Дяоюйдао. Конечно, это был рискованный шаг Пекина, в то время как происходила эскалация конфликта в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях.

Арест капитана Чжаня в начале сентября японцами должен был быть быстро принят Китаем в качестве послания, и рассматривался бы соответствующим образом обеими странами в умиротворяющей манере. Вместо этого Китай отреагировал так, как будто Япония внезапно потопила китайскую субмарину в международных водах неподалёку от Тайваня.

Такая эмоциональная реакция Китая, возможно, была намеренной. Уделяя большое значение инциденту, Китай продемонстрировал, как он может отреагировать при обычных обстоятельствах. И опять же, всё это было сделано для внутреннего потребления.

То что Россия позволила себе стать сторонником Китая (и даже установила новый праздник в сентябре, непосредственно  связанного с окончанием Второй мировой войны) за счет японцев, без сомнения, удивило и обрадовало Пекин.

Китай и остальные страны Азии сразу смогли понять, что китайская общественность рассматривает японский контроль островов Дяоюйдао как незаконный, что не новость, и захват рыболовецкого судна был незаконным продолжением притязаний Японии. Отправка китайских катеров, которые патрулируют воды всё ближе и ближе к островам, усиливает не настолько общее согласие в обществе, данное китайским народом своему правительству.

С учётом уже начавшейся смены руководства в Пекине, и желание китайских военных и сторонников жёсткой линии быть более влиятельными, и, конечно, более напористыми в отношении соседей Китая, подтверждающая печать России действительно тревожит. Для Китая это было время погреться на солнышке, особенно учитывая, что политические последствия до хрипоты обсуждаются в Японии, попавший в ловушку неприятной ситуации с освобождением Чжаня премьер-министр Наото Кан, и множества потрясений в рядах Демократической партии Японии.

К тому же, по непонятным причинам, Япония не спешила обнародовать снятый на видео инцидент.

Индия, со своей стороны, должна была почувствовать неудобство от близости России с Китаем в течение всего этого эпизода. Однако, для Индии это возможность — подчеркнуть свои хрупкие позиции по отношению к её пограничным спорам с Китаем.

Индия хотела, чтобы мир уделял больше внимания китайской стратегии развития портов «нитки жемчуга» в регионе Индийского океана, и в сентябре Китай предоставил Индии новый и более лучший способ укрепить свою обороноспособность. Это не означает, что имеет место новый оборонный план, а скорее что условия для такого плана значительно улучшились.

Рассмотрим, например, вопрос о японском спутнике-шпионе, который потерпел неудачу в начале этого лета. Он удостоился внимания только у определённой аудитории в космическом сообществе, или, по крайней мере, так кажется. Действительно, китайцы, должно быть, обрадовались поредевшим рядам японских спутников-шпионов.

Хотя число американских спутников-шпионов за Китаем интенсивно растёт, Индия может использовать японскую наблюдательную брешь, чтобы получить преимущество. И почему бы не получить поддержку для создания гораздо более жёстко скоординированной и общей наблюдательной сети, направленной на Китай, если такая сеть с участием Индии и Японии еще не существует?

Решение Индии в прошлом месяце о передислокации вооружённых ядерными боеголовками истребителей Су-39МКИ на базу, находящуюся на коротком расстоянии от китайско-индийской границы демонстрирует, что Индия и Япония увеличивают давление на Китай, который наращивает свою военную мощь и устраивает манёвры вдоль своих границ.

Другими словами, от северо-западной границы с Индией до юго-восточной морской границы с Японией, поведение и позиция  Китая одинаковы. Посещение Японии в конце этого месяца премьер-министром  Индии Манмора Сингх,  прямо перед поездкой в Индию Барака Обамы, вероятно, станет предметом для обсуждения, которое, однако, должно будет проходить без лишней нервозности.

Была ли изменена повестка дня переговоров на высоком уровне, проходивших в Токио, а может это нечто большее, чем ранее запланированный раунд переговоров, приобретший дополнительную актуальность и масштабы?

Индия и Россия, которые пользуются давними и тёплыми отношениями в военном сотрудничестве, теперь должны пересмотреть отношения. Эта хорошо организованная встреча в Пекине будет напоминать Индии, что Россия имеет свой собственный набор приоритетов, свои культурные императивы и хочет сохранять открытыми все свои возможности.

США здесь не станет большим победителем, несмотря на многие комментарии по этому вопросу. США не готовы предоставить «сплачивающего вещества» для консолидации военного альянса между Японией и Китаем. Все попытки США ускорить этот процесс приводят к рыхлой и бессвязной внешней политике США в частности в Южной Азии, что может вызвать непонимание и привести к неприятным последствиям.

Кроме того, подталкивание  Пакистана прямо в объятия китайцев – процесс, который уже без конца обсуждается американскими политиками, — поставило бы под грозу всю военную кампанию в Афганистане. Неминуемое столкновение в Исламабаде — вот что сдерживает США от более явной поддержки укрепления военных связей между Индией и Японией. Следите за этим, когда  Обама деликатно будет балансировать во время своего заседания с Сингхом в конце этого года.

Хотя США могут стать чуть-чуть ближе к своему старому партнёру Японии, благодаря инциденту с рыболовецким судном, вопрос с передислокацией военной базы США с Окинавы всё ещё не разрешён, и представляет собой политическое минное поле для обеих стран.

Кроме того,  Китай способен разжечь возрождение японского национализма, что воспрепятствует переговорам США с Южной Кореей и Тайванем. Обе эти страны также заинтересованы в разрешении спора с островами Сенкаку. А это не то, чего бы хотелось Японии. И это США непременно должны иметь в виду.

С учётом всех этих переменных, США должны быть избирательными в своих манёврах. Эти слова недавно написаны профессором японского университета Hosei Жао Хонгвеем (Zhao Hongwei) на страницах газеты China’s Global Times заслуживают внимания.

«Настрой Китая поистрепался из-за недавнего столкновения по поводу рыбной ловли около островов Дяоюйдао. Но японское правительство всё ещё верит, что Япония капитулировала только из-за нехватки твёрдости нации, когда столкнулась с властной позицией Китая. По мнению общественности, Япония действовала в соответствии с законом так, как если бы на ученого-гуманитария наседал солдат в лице Китая», сказал Жао.

Он призвал Китай быть «осторожным в попытке выиграть дипломатическую войну, одновременно с этим проиграв PR войну». Жао также указал пальцем на тех, кто по его мнению являлся виновником этого происшествия.

«Откровенно говоря, этот кризис был раздут японскими политиками для внутриполитических целей. Чтобы разорвать порочный круг таких китайско-японских отношений, Китай в будущем должен критиковать такие спекуляции как можно раньше. Если политики не признают свою вину, Китаю следует заморозить с ними свои дипломатические отношения, что повлияет на их официальную позицию», — сказал Жао.

Его послание китайскому народу было совершенно чётким.

«Мы должны нацелиться на интенсивные спекуляции и антикитайскую риторику сосредоточенную на островах Диаою. Необходим двухсторонний мониторинг этого района, для того, чтобы пресечь будущие инциденты, которыми смогут манипулировать политики», сказал Жао. «Только энергично наступая мы сможем увидеть новые перспективы долгосрочного и нормального развития китайско-японских отношений».

Суть в том, что Токио не следует доверять. Это недоверие помогает Китаю поддерживать свою кампанию по формированию захвата островов Дяоюйдао как оправданные и законные действия. В свою очередь, это создает общественную поддержку для более эффективной стратегии и большей военной мощи, которая будет быстро и эффективно применяться в отношении «первой цепи островов», когда и если ситуация потребует таких действий.

И Россия, по-видимому, будет поддерживать Китай.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *