Русский медведь вернулся, чего нельзя сказать об американской политике сдерживания

Лексика холодной войны зазвучала с удвоенной силой – возобновились разговоры о системах ядерного оповещения, предполагаемых испытаниях ядерных ракет средней дальности, оборонном зонтике НАТО.

zubr_bisonte_russo_hovercraft_d_assalto

Присоединение Владимиром Путиным Крыма чуть более года назад теперь переросло в то, что некоторые американские чиновники расценивают как серьёзный вызов со стороны России мировому порядку, сложившемуся после холодной войны. После просмотра новостей складывается впечатление, что отношения между Россией и США почти скатились к смертельной конфронтации 1980-х годов.

Речь идёт не только об Украине. Деятельность Путина способствует возрождению основных проблем, для решения которых и создавалась НАТО. К сожалению, на этот раз наличествует куда меньше трансатлантической решимости для борьбы с Россией. Администрация Обамы обсуждает, как усилить свою политику в отношении Москвы, но имеются внутренние разногласия.

Министр обороны Эштон Картер и председатель Объединённого комитета начальников штабов генерал Мартин Демпси, по-видимому, распложены в пользу отправки летального оружия на Украину. Но президент Обама, похоже, разрывается между желанием сдержать действия России и надеждой на сотрудничество с Москвой в иранском и сирийском вопросах.

Контроль над вооружениями, который помог притушить холодную войну, теперь, кажется, заработал в обратном направлении. Россия прекратила участие в заседаниях по Договору об обычных вооруженных силах в Европе, давая понять, что фактически отвергает этот пакт. Москва также отказалась от обсуждения каких-либо дополнительных сокращений ядерного оружия в рамках когда-то запланированного расширения нового договора по СНВ.

Самым тревожным последствием краха политики разрядки может стать разрыв Договора о ликвидации ракет малой и средней дальности (РСМД) 1987 года. В июле прошлого года США обвинили Москву в нарушении этого пакта, заявив об испытаниях Россией крылатых ракет наземного базирования, радиус действия которых выходит за согласованные пределы. В свою очередь, Россия также упрекнула США в нарушении договора.

В прошлом месяце на слушаниях в Конгрессе Картер предупредил, что США рассмотрят возможные военные решения, если Россия не вернётся к соблюдению договора о РСМД. По его словам, это может означать «активную оборону» от крылатых ракет и «возможность компенсирующего удара».

Крах соглашения о РСМД будет иметь особое значение потому, что в своё время его заключение было важным шагом на пути к завершению холодной войны.

Восстанавливая мощь России, Путин использовал тактику, которая ближе скорее к разведывательной деятельности, чем к обычным военным действиям (например, поставки оружия украинским сепаратистам). Этот подход, получивший среди западных аналитиков название «гибридной войны», поставил в тупик США и их союзников по НАТО. Так, они до сих пор воздерживаются от предоставления Украине летального оружия.

Украина не является членом НАТО, а США с самого начала кризиса пытались дать понять, что будут использовать военную силу для защиты стран-членов альянса. Но обязательство ответить на прямое нападение вызывает встречный вопрос о том, как НАТО будет реагировать на подрывную деятельность против члена альянса, ведомую прокси-силами в стиле украинских «зелёных человечков». Если русскоязычные сепаратисты захватят территорию, скажем, в прибалтийской стране, станет ли альянс наносить удар по России? Эти непредвиденные обстоятельства нуждаются в обсуждении.

Да и разве у НАТО осталась военная мощь для эффективного реагирования, даже если и предположить наличие политической воли? США снизил свои силы в Европе до малой доли тех, что находились там в годы холодной войны, а европейские страны, занятые экономическим кризисом, не сдержали обещания нарастить собственные. Даже Британия, традиционно наиболее стойкий союзник США по НАТО, не дотягивает в расходах на оборонные нужды до планки, установленной в прошлом году на саммите в Уэльсе.

Вот и получается «назад в будущее» в путинскую Европу. Но мышечная память политики сдерживания, похоже, полностью атрофировалась. Альянс давно не подвергался никаким испытаниям, и его члены, похоже, забыли, что на самом деле означает коллективная самооборона.

Об авторе. Дэвид Игнатиус – американский журналист и писатель, колумнист Washington Post.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 3,75 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Boyan:

    «Альянс давно не подвергался никаким испытаниям, и его члены, похоже, забыли, что на самом деле означает коллективная самооборона» — плохо когда знал и забыл, а когда не знал и забыл это натовский альянс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *