Курс на Запад: Китай и БРИКС превращаются в стартовую площадку будущей великой Евразии

Бразильский журналист и публицист Пепе Эскобар усматривает глубокий смысл в одном из китайских иероглифов, который переводится как «между». Он убежден, что эта буква графически иллюстрирует суть китайской внешней политики в рамках новых инициатив Пекина.

silk_road

В верхней части иероглифа «jie», состоящего из четырех линий, которую автор воспринимает как крышу дома, левая черточка означает Экономический пояс Шелкового Пути, правая – Морской Шелковый Путь 21 столетия. В нижней части левая линия  — это китайско-пакистанский коридор через провинцию Синьцзян, а правая – коридор Китай-Мьянма-Бангладеш-Индия через провинцию Юньнань.

Китайская культура пронизана мириадами формул, мотто и символов. Хотя некоторые китайские специалисты беспокоятся о том, что смысл понятия «мягкая сила» может теряться при переводе, символ «jie» уже превратился в отправную точку, которая помогает 1.3 миллиардам китайцев, а также представителям китайской диаспоры во всем мире, визуально представить две главные оси, континентальную и морскую, составляющие Новый Шелковый Путь, недавно представленный президентом Си Цзиньпином. Это понятие также известно под названием «Один путь, один Пояс».

С практической точки зрения он также позволяет понять, что инициатива «Новый Шелковый Путь» будет подкреплена специальным многомиллиардным «Фондом Шелкового Пути» и новым Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (AIIB), который не случайно привлек широкое внимание европейских инвесторов.

Новый Шелковый Путь в сущности представляющий собой несколько путей, символизирует разворот Китая к идее Евразии. Она подразумевает могучий Китай, дополнительно усиленный соседними странами и не утративший при этом своей роли центра цивилизации. В прошлом Китай обладал таким объединяющим инфраструктурным сооружением как Великая Китайская Стена. В будущем у него будет крупный проект объединения Евразии с помощью сверхскоростной железной дороги. Если осознать масштабы этой идеи, сравнения Си Цзиньпина с Мао Цзедуном и Ден Сяопином покажутся слишком скромными, полагает Эскобар.

Разумеется, эта новая идея Китая может быть интерпретирована как попытка воссоздать гигантскую «данническую систему», управляемую из центра в Пекине. В то же время, многие в США ощущают дискомфорт в связи с тем, что Новый Шелковый Путь способен стать мирной геополитической альтернативой инициированному Пентагоном и провозглашенному администрацией Обамы «развороту на Азию».

Пекин поспешил развеять все упреки в гегемонии. Он утверждает, что его инициатива не имеет ничего общего с планом Маршалла. «Невозможно отрицать, что этот план «касался только западных наций и исключал все страны и регионы, которые, по мнению Запада, были идеологически близки Советскому Союзу», убежден Эскобар. Китай, напротив, ориентируется на интеграцию «развивающихся экономик» в гигантскую пан-Евразийскую торгово-индустриальную сеть.

Ничего удивительного нет в том, что крупнейшие страны Европейского Союза, переживающего трудные времена, привлечены идеей сотрудничества с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций, который играет ключевую роль в проекте Нового Шелкового Пути. Германский географ Фердинанд фон Ритцхофен придумал немецкий термин для понятия Шелкового Пути – «Seidenstrasse». Марко Поло всегда связывал с ним Италию. Европейский Союз является сегодня крупнейшим торговым партнером Китая. По мнению автора особенно символично, что это происходит в сороковую годовщину установления отношений между Евросоюзом и Китаем. Он воображает отдаленную перспективу возникновения некого Китайско-Европейского Фонда, финансирующего инфраструктурные проекты, в том числе в области альтернативных источников энергии, по всей объединенной Евразии.

В воображении Эскобара это вызывает ассоциацию с Ангелом Истории (картина художника Пауля Клее), пытающимся сказать нам всем, что синергическое соединение Китая и Европы в нынешнем веке неизбежно. И, что особенно важно, в это объединение могла бы войти Россия, являющаяся ключевым элементом проекта Великого Шелкового Пути благодаря совместно финансируемой Китаем и Россией реконструкции Транс-Сибирской магистрали (проектом стоимостью 280 миллиардов долларов предусмотрено создание скоростной железнодорожной трассы). Именно здесь, считает Пепе Эскобар, сливаются идеи Нового Шелкового Пути и «зоны свободной торговли от Лиссабона до Владивостока», предложенной Владимиром Путиным.

Параллельно, создаваемый Морской Шелковый Путь усилит и без того бурное торговое сотрудничество между Китаем и Юго-восточной Азией по морю. Провинция Фузцзянь, граничащая с Тайванем, будет играть в этом главную роль. Кстати, Си Цзиьпин провел большую часть своей жизни в этой провинции. И не случайно Гонконг выражает намерение принять активное участие в этом процессе.

Все эти перемены инициируются Китаем, который превращается в крупного экспортера капитала и главный источник кредитов для Глобального Юга. Через несколько месяцев Пекин намерен запустить собственную платежную систему CIPS, которая превратит юань в мировую валюту для всех видов международных сделок. Есть также Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Если всего этого не достаточно, существует еще и Новый Банк Развития, управляемый из Шанхая и созданный группой БРИКС в качестве альтернативы Всемирному Банку.

Можно возразить, что успех всего проекта Шелкового Пути зависит от того, как Китаю удастся урегулировать проблему с уйгурским населением Синьцзяна, которому отведена ключевая роль в объединении Евразии. Это весьма опасная, мягко говоря, проблема, которая проявит себя в ближайшие годы. В то же время, большая часть Азии ощущает грандиозное притяжение этого евразийского марша Китая.

Кроме того, идея Евразии, вопреки мнению Бжезински, вряд ли примет форму геополитического вызова. Фактически сформировавшееся стратегическое партнерство между Китаем и Россией, которое проявляется во многих деталях проекта Нового Шелкового Пути, также усиливает Шанхайскую Организацию Сотрудничества (ШОС).

К тому времени, считает Эскобар, Иран и Пакистан будут членами ШОС. Тесные связи между древней Персией и Китаем насчитывают два тысячелетия, и сегодня они воспринимаются Пекином как вопрос национальной стратегии. Пакистан представляет собой важный элемент Морского Шелкового Пути, особенно если принимать во внимание порт Гвадар в Индийском океане, который через несколько лет может стать ключевым транзитным пунктом ирано-пакистанского трубопровода. Это может стать стартовой площадкой еще одного крупного китайского трубопроводного гамбита вместе с каракумской магистралью, по которой газ доставляется в Синьцзян.

Китай высоко оценивает как Иран так и Пакистан, связующее звено между Юго-восточной и Южной Азией, в качестве стратегических элементов Нового Шелкового Пути. Это позволяет Китаю распространять свою торгово-индустриальную мощь не только на Индийский океан, но и на Персидский залив.

Обеспокоенность Вашингтона этими процессами выдает явное отсутствие средств сделать привлекательной американскую концепцию для пан-евразийского общественного мнения, за исключением поспешных военных передислокаций, перемешанных с неумолимым расширением НАТО, а также корпоративным рэкетом «Трансатлантической зоны свободной торговли», которую в Азии часто называют «торговым НАТО».

Ответный удар всему этому уже назревает со стороны БРИКС и ШОС под влиянием динамичного развития стратегического китайско-российского партнерства. Необходимо также учесть расширение Евразийского Союза (Армения, Беларусь, Казахстан, Россия, к которым в ближайшее время намерен присоединиться Кыргызстан, и возможно Таджикистан). На Ближнем Востоке Сирия всерьез рассматривает подобную возможность, торговое соглашение с Египтом уже подписано. В Юго-Восточной Азии к концу нынешнего года будет заключен пакт с Вьетнамом.

Автор не сомневается, что в ближайшее время мир увидит все больше признаков возрождения Азиатской Эры, а из множества деталей в рамках проекта Нового Шелкового Пути сформируется будущая великая Евразия.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 4,00 из 5)
Loading...Loading...




  1. alexandr:

    …США с Евросоюзом, похоже, разобрались, и в Азии и Африке у них есть проверенные методы…
    Да и семь или восемь авианосцев зачем то бороздят прибрежные воды всех континентов…
    Кстати, большую долю расходов на содержание военной дубинки США несут страны, пытающиеся, что то смастерить без участия США.

Добавить комментарий