ИГИЛ на марше: смертельная исламистская проблема России

Сообщения об убийствах лидеров боевиков на территории российского Северного Кавказа больше не появляются на первых страницах мировых изданий, ни московских, ни иностранных. И недавнее убийство  лидера террористической группировки «Имарат Кавказ» Алиасхаба Кебекова не стало исключением.

Fsb_alpha_group

Однако, несмотря на попытки спрятать эти убийства в общем потоке новостей, Северный Кавказ не становится более спокойным регионом, а его представители отправляются воевать в страны Ближнего Востока или собирать деньги на нужды террористических организаций в Европе.

Мало кто сегодня помнит, что в 2006 году самый опасный лидер чеченских террористов Шамиль Басаев был уничтожен взрывом, и от его тела почти ничего не осталось. О его страшной смерти рассказали все СМИ и в России, и на Западе. Даже такие ежедневные бизнес-издания, как Wall Street Journal, поместили объёмные статьи об этой контртеррористической операции на своих первых страницах.

Прошло девять лет. 20 апреля в Дагестане российский спецназ уничтожил последнего лидера повстанцев Северного Кавказа, но Wall Street Journal не счёл нужным даже мельком упомянуть об этом. New York Times поместил краткую сводку новостного агентства о смерти Кебекова (объявленного террористом госдепартаментом США), чья организация служила центром для всей сети северокавказских джихадистов.

Российские СМИ тоже не акцентировали внимание на этом событии. Коммерсант, к примеру, поместил всего лишь короткую заметку на одной из внутренних страниц.

Подобный недостаток интереса СМИ может объясняться тем, что публика устала от вялотекущего конфликта, продолжающегося на Северном Кавказе больше десятилетия.

Это также показывает, насколько преуменьшается в глазах общественности та огромная опасность, которую представляет сеть северокавказских джихадистов.  Особенно важно это сейчас, когда возрастают такие новые угрозы, как Исламское Государство, которое и Россия, и США считают одной из главных угроз для своих стран.

Это преуменьшенное ощущение опасности связано также с сообщениями об успешных операциях российских спецслужб, предотвративших попытки боевиков устроить теракты во время сочинской олимпиады, а также с заявлениями правительства о сокращении террористической активности на территории РФ на 30 процентов в 2013 году и на 50 процентов в 2014 году.

Однако существует веская причина, по которой Россия всё ещё занимает 11 строчку в списке стран с самой высокой террористической активностью, согласно Глобальному индексу терроризма, рассчитанному специалистами Университета Мэриленда в 2014 году.

Число террористических актов, может быть, и сократилось в России в последнее время, как о том заявляют федеральные власти.  Однако не проходит и недели, чтобы не поступило сообщения о том, что кто-нибудь взорвался или был застрелен на Северном Кавказе.

Более того, в 2014 году, по прогнозам тех же экспертов из Университета Мэриленда, России может грозить рост числа террористических актов. Если же в ближайшее время не удастся решить экономические проблемы страны, то возможности правительства противостоять хроническим социально-экономическим проблемам Северного Кавказа будут ограничены и это также может привести к наращиванию нестабильности в регионе.

На развитие событий также влияют международные усилия по вытеснению Исламского Государства из Ирака и Сирии. Если эти усилия увенчаются успехом, то порядка тысячи русскоговорящих джихадистов, воюющих в настоящее время в рядах ИГИЛ, могут вернуться назад и продолжить свой джихад в России и соседних с ней государствах.

Но в любом случае рано или поздно лидеры организации обратятся к Северному Кавказу в стремлении возродить халифат. Достаточно вспомнить, что один из лидеров ИГИЛ, этнический чеченец Тархан Батирашвили уже пригрозил джихадом в России.

Парадоксально, но смерть Кебекова может предоставить Батирашвили и другим лидерам террористов возможность усилить своё влияние на Северном Кавказе. Кебеков не хотел, чтобы Кавказский эмират находился под влиянием ИГИЛ. Он даже враждовал с главой дагестанской ветви Кавказского эмирата Рустамом Асильдаровым, после того как в прошлом году тот, наряду с другими дагестанскими полевыми командирами заявили о своей преданности Исламскому Государству.  Кебеков неодобрительно отзывался об этом альянсе, называя «своим лидером» преемника бен Ладена Аймана аль-Завахири.

Таким образом, сторонники ИГИЛ могут одержать верх в борьбе за влияние в Кавказском эмирате или основать на Северном Кавказе группировку ИГИЛ. Любой из этих вариантов не сулит России ничего хорошего.

Следует также заметить, что наряду с укреплением связей с Аль-Каидой и ИГИЛ, сторонники Кавказского эмирата занимаются сбором денег на нужды террористических организаций в Европе. Такими данными располагает профессор международных исследований Гордон Хан, долгое время занимавшийся изучением проблем политического насилия на Северном Кавказе.

Убийство Кебекова, вне всяких сомнений, вызовет определённое нарушение координации внутри Кавказского эмирата, но только временное, как показали убийства его предшественников.

И кто бы ни пришёл на смену Кебекову, он, конечно, продолжит кампанию политического насилия, вне зависимости от того, к какой организации решит примкнуть – к ИГИЛ или к Аль-Каиде.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *