Цена мирного сосуществования между Европейским Союзом и Россией

Конфликт между Россией и Украиной стал ударом для Запада и породил множество сомнений. Не было ли самообманом в начале девяностых предположение о том, что победа Запада в холодной войне автоматически привела к торжеству мира и демократии на планете, окончательной победе западных институтов и принципов?

maxresdefault

В своем эссе «Возвращение к геополитике» в журнале «Foreign Affairs» американский политолог Уолтер Мид подробно описал ошибочные выводы Запада относительно ситуации, сложившейся после падения берлинской стены и распада СССР. Мы, пишет он, неверно оценили крушение Советского Союза. Это на самом деле была победа демократии и либерализма над коммунизмом, однако она не означала, что жесткая силовая политика окончательно утратила свое значение.

«На самом же деле Китай, Иран и Россия вовсе не приняли фундаментальные условия нового миропорядка. Их временная готовность следовать новым правилам игры объяснялась лишь относительной слабостью, а не согласием с западными принципами мироустройства. Нынешний кризис этого западного мирового порядка вызывает удивление только потому, что мы не захотели вовремя понять, что он будет существовать лишь до тех пор, пока не изменится баланс сил».

Для Европы это прежде всего означает, что проект европейской интеграции исчерпал свои возможности в качестве основы процесса стабилизации на континенте. После успешного расширения НАТО и ЕС в 1999-2004 гг., дальнейшие подобные попытки в Грузии в 2008 и в еще большей степени на Украине в 2014-м столкнулись с яростным сопротивлением России. Несмотря на добрые намерения Запада, результатом стало не расширение пространства мира и процветания, а война и новый раскол, а возможно и окончательный выход России из системы европейской безопасности.

Москва стремилась участвовать в формировании этой системы в соответствии со своими представлениями в течение последних 25 лет, но сейчас она решила покинуть ее и занять позицию, противоположную западной, в политической и идеологической сфере. Это нанесло серьезный ущерб европейской безопасности и привело к пересмотру стратегии ЕС и НАТО в отношении России.

Если главный провал системы общеевропейской безопасности после 1989 года состоял в том, что в нее не удалось включить Россию как постоянного партнера, не следует ли исправить эту ошибку сейчас и предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации, заключив новое соглашение, изменив правила игры и приняв во внимание интересы России? Если предыдущий порядок окончательно разрушен, не означает ли это, что выбор лежит между «новыми правилами» (в этом варианте Западу предстоит отказаться от части своих принципов) и «отсутствием правил» (ценой этого варианта будет воцарение тотального хаоса).

Может быть, стоит обратиться к прошлому? Как отметили три эксперта «Stiftung Wissenschaft und Politik» (SWP), нынешняя ситуация во многом похожа на ту, которая сложилась в пятидесятые годы: «Советский Союз боролся за признание территориального «статус-кво» и легитимизации его влияния в Восточной Европе. Запад отреагировал документом, известным как доклад Хармеля (политика сдерживания и разрядка) и переговорами в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, благодаря которым стало возможно временное соглашение. Сегодня снова «необходим новый подход, «основанный на безопасности и сотрудничестве», который позволит «мирное существование и параллельное развитие Запада и России.

Предложенный новый порядок должен «отражать реальность» и следовать трем принципам. В первую очередь, принцип территориальной целостности должен быть дополнен принципом неприкосновенности внутреннего политического устройства. Во-вторых, Евросоюз должен сосредоточиться на развитии стран, находящихся на его периферии, без вмешательства в чувствительные политические проблемы демократии, свободы СМИ и выборов. В-третьих, речь идет о стабилизации взаимоотношений с Москвой в сфере энергетики и упрочении долгосрочных торговых связей. Авторы осознают, насколько сложно будет для Европы заплатить столь высокую цену за такой компромисс: «Однако, обеспечение долгосрочного мирного сосуществования на общеевропейском уровне стоит того». Несомненное преимущество этого предложения состоит в том, что авторы смело дополняют свое не вполне отчетливое видение «новой сделки» с Россией конкретными мерами. Однако, именно это и показывает, почему такое соглашение является не только неосуществимым, но и неприемлемым.

Прежде всего, сравнение с пятидесятыми некорректно. Еще тогда разделение континента на две части было связано с границей между политическими блоками, которая защищала от Запада зону влияния коммунистических марионеточных режимов, установленных Москвой. Нигде в сегодняшней Восточной Европе нет правительств или политических режимов, введенных Россией и ни одна страна не находится под контролем Москвы, как это было во время холодной войны. Напротив, Украина, Грузия и Молдова управляются демократическими легитимными структурами и политическими элитами, которые предпочитают находиться вне сферы влияния Москвы. Российская концепция встречает сопротивление даже в странах Евразийского экономического Союза.

Сегодня целью Москвы является не столько легитимизация статус-кво, сколько его изменение путем лишения стран, расположенных между Россией и Евросоюзом, права самостоятельно определять свое будущее. Не приведут ли упомянутые принципы в конечном итоге к признанию сферы влияния России даже еще раньше, чем это станет фактом?

Необходимо добавить, что геополитика — важная, но не единственная причина нынешнего конфликта. Политика Путина в значительной степени является результатом провала экономической модели и государственной системы, который пытаются компенсировать национализмом и агрессией.

Это лишь способ удержания власти, которая не подкреплена более экономическим ростом и благосостоянием населения, в отличие от первых десяти лет правления Путина. Запад практически не влияет на идеологические процессы в России. Новые уступки Запада не приведут к изменению антизападной агрессивной политики, поскольку она пользуется внутренней поддержкой.

Есть и второй критически важный аспект: нападение России на Украину было направлено не против присоединения этой страны к НАТО или Европейскому Союзу, а в основном против демократии как основополагающего принципа украинской государственности. Поскольку гнев России вызван не поддержкой демократизации в Восточной Европе со стороны Запада, а стремлением самих украинцев к демократии, ошибочно полагать, что какие-либо символические жесты Запада могут произвести впечатление на Путина. Москва воспринимает успешные демократические государства в своем окружении, независимо от того, пользуются ли они поддержкой Запада, как угрозу стабильности своего собственного режима.

Упомянутый принцип «неприкосновенности политического устройства» также весьма проблематичен, поскольку он ставит на один уровень два очень разных типа «вмешательства». Первый из них, европейский, предусматривает желание стран стать частью ЕС, высказанное ими добровольно. Второй  — российская политика шантажа, направленная на лишение страны права принимать самостоятельные решения. Важно, что Россия не принимает первый тип «вмешательства», принятый демократически избранными правительствами. Если Европейский Союз уступит, это будет означать отказ от собственных ценностей.

Политика, предусматривающая сосуществование различных концепций, основанная на описанных выше принципах, была бы немыслима для Евросоюза, опирающегося на европейские ценности, и нанесла бы ущерб его интересам. Кроме того, такая смена политики явно противоречила бы второму принципу, предложенному авторами, поскольку развитие полноценного государства в большинстве случаев невозможно без демократизации.

При тщательном изучении, конкретные шаги, которые следуют из предложенных принципов нового общеевропейского порядка, оказываются нецелесообразными, неосуществимыми и неприемлемыми. Это вовсе не удивительно, поскольку поиск общего знаменателя между различными концепциями этого порядка, существующими в России и на Западе, на сегодняшний день является, к сожалению, безнадежной затеей.

Представляются сомнительными все спекуляции по поводу нового общеевропейского порядка, включающего Россию, без установления необходимых предварительных условий. Такое соглашение требует, как минимум, доверия, которое было в значительной степени разрушено недавними действиями Москвы. Если некая аналогия переговорного процесса в рамках ОБСЕ может принести пользу, то только в связи с его открытым характером. Принципы нового замысла по достижению долгосрочного мира были сформулированы лишь в конце процесса, в 1975 году в Хельсинки, а вовсе не в начале.

Что касается нынешних внутренних политических процессов в России, длительный период нестабильности и всплесков напряженности неизбежен. Это не означает, что мы приближаемся к новой холодной войне. Запад должен оставаться открытым для переговоров, не только по украинской проблеме, но также по многим глобальным вопросам, решению которых Россия могла бы способствовать – Иран, Ближний Восток, поставки энергоносителей. «Разрядка напряженности в сочетании с должным вниманием к обеспечению обороноспособности» — таков был главный принцип доклада Хармеля в 1967 году. Сдерживание в комбинации с внутренним укреплением Европейского Союза должны оставаться главными опорами западной долгосрочной стратегии, одновременно усиливая ее переговорную позицию.

Россия в настоящий момент не готова быть полноценным участником нового общеевропейского порядка. Запад не должен поспешно идти на компромисс и пересмотр своих фундаментальных ценностей, наивно веря, что это может привести к долгосрочному мирному сосуществованию.

Автор, публицист польской газеты «Gazeta Wyborcza», руководитель варшавского отделения Европейского Центра международных отношений Петр Бурас


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 1,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Сослан:

    Объясните,почему как какое-то дерьмо,льющееся изо рта и из под пера,так обязательно озвучено поляком или,жителем другого государства,но-обязательно выходцем из Польши.
    Это что,привычка польская или зависть,что кроме яблок и красивых женщин,полякам предложить больше нечего?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *