Россия, Иран, Европа: общая оценка мировой обстановки

Проще говоря, речь идет о том, что гигантские территории Евразии (под этим термином понимают Европу и Азию в совокупности) погружаются в пучину политического, военного и экономического беспорядка. Европа и Китай ведут борьбу с последствиями кризиса 2008 года, породившего не только экономические, но и институциональные риски. Россия переживает геополитический кризис в связи с событиями на Украине и сталкивается с острыми внутренними экономическими проблемами. Арабский мир, от Леванта (общее название стран восточной части Средиземного моря, в более узком смысле – Сирии, Палестины и Ливана) до Ирана, от границ Турции до аравийского полуострова, втянут в процесс политической дестабилизации и военных столкновений. Западное полушарие остается относительно стабильным, как и азиатский архипелаг. Однако Европа, несомненно, утрачивает стабильность, причем во многих отношениях.

Globe - Pions noir

Можно отправиться в бесконечное путешествие во времени, чтобы обнаружить корни нынешних событий, однако лучше начать с системного сдвига, произошедшего в мире относительно недавно: окончания холодной войны.

Отдаленные последствия крушения Советского Союза

Холодная война была в некотором смысле замороженным конфликтом: Советский Союз был отделен от Запада линией , протянувшейся от Северного мыса Норвегии до Пакистана. Его распад сопровождался двумя важнейшими событиями. Во-первых, произошло гигантское перераспределение власти, освободившее ранее формально независимые страны от советского контроля, а также образовались новые независимые страны из числа бывших советских республик. В результате возник потенциальный пояс нестабильности между Балтийским и Черным морями.

Тем временем вдоль юго-западной границы Советского Союза исчезла демаркационная линия, ранее пересекавшая исламский мир. Страны, замкнутые в определенных границах холодной войной, пришли в движение, активизировались внутренние силы, которые в свое время стали представлять угрозу национально-государственному устройству, сформировавшемуся после первой мировой войны и падения Оттоманской империи,  лишь на время «замороженную» холодной войной.

Первые символичные признаки этого процесса проявились еще до распада СССР, когда в 1990 году Ирак вторгся в Кувейт и, предположительно, угрожал Саудовской Аравии. Это произошло сразу после войны с Ираном, в которой Ирак оказался в более выгодном положении, и Багдад, как многие считали, претендовал на Кувейт в качестве военного трофея. Соединенные Штаты мобилизовали не только коалицию времен холодной войны, но также страны бывшего советского блока и арабского мира, чтобы противостоять этому. Непредвиденным последствием этих событий стало то, что определенные суннитские силы воспользовались возможностями, возникшими в связи с окончанием холодной войны, а также приобретением США статуса регионального гегемона, что в свою очередь привело к трагедии 9/11. Процесс продолжается до сих пор как к югу так и к северу от бывшей разделительной линии холодной войны.

Второе событие – распад Югославии и сербско-хорватско-боснийская война, в которой погибли около 100 тысяч человек. Это была война, порожденная старыми распрями и новыми страхами. Казалось, что это уникальная ситуация, невозможная в других странах региона, однако на деле она в двух аспектах определила новое мироустройство. Во первых, Югославия была южным окончанием границы между Советским Союзом и западной Европой. События в Югославии подняли вопросы, которые игнорировались большинством населения, относительно долгосрочного будущего этой пограничной территории. Во-вторых, в центре войны лежал давний восточно-западный раскол между христианами и мусульманами, ставший главным контекстом страшного кровопролития. Соединенные Штаты Америки и НАТО вступились за Косово вопреки протестам России и Москва ультимативно отстранилась от миротворческой миссии. Этот взрыв насилия на Балканах стал предисловием к многим последовавшим событиям.

В то время, как Россия ослабевала и приходила в упадок, оба края Евразии преуспевали. Десятилетие, последовавшее за крушением Советского Союза и воссоединением Германии, стало периодом расцвета, который привел к двум результатам. Европейский Союз, созданный на основе Маастрихтского договора в том же году, когда распался Советский Союз, расширил свое влияние в восточном направлении на страны, принадлежавшие прежде к советской зоне влияния, а также в южном, инкорпорировав разрозненные страны, различия между которыми не были столь заметны в течение периода подъема. Китай же, после завершения японского «экономического чуда», стал глобальным лидером экономического роста с низкими затратами на трудовые ресурсы, главным образом за счет аппетита, который проявляли к его экспорту процветающая Европа и Северная Америка.

Движущие силы Евразии были скрыты. Хрупкость периферийных стран Европы на фоне экономической мощи Германии  также  проявлялась не столь явно. Циклический характер китайского экономического роста, во многом схожий с японской динамикой предыдущего поколения, также оставался невидимым. Последствия окончания холодной войны для исламского мира, скрытые под поверхностью силы и хрупкость сдерживавших эти силы государств, были спрятаны за иллюзией американского могущества после победы в Кувейте. Только Россия явно оставалась слабой и это породило ошибочное суждение: либо Россию ждет неизбежный упадок, либо экономические трудности превратят ее в либеральную демократию. Иными словами, казалось, что с Евразией все понятно.

Признаки дестабилизации

Первым предвестием грядущих бед стало, разумеется 11 сентября 2001 года. Именно американское вторжение в Афганистан сыграло решающую роль. На основе опыта операции «Буря в пустыне» было решено, что Америка может по своему усмотрению переделать исламский мир. Любая сила имеет свой предел, однако, пределы американского могущества не были заметны до определенного момента в 2000-х. В это время произошли два важных события. Первым из них стало возрождение России в качестве, как минимум, региональной державы, проявившееся в ее вторжении в Грузию в 2008 году. Вторым, без сомнения, стал мировой финансово-экономический кризис. Оба эти фактора определили нынешнюю ситуацию.

Финансовый кризис изменил характер поведения Китая. Хотя Пекин уже приближался к концу очередного экономического цикла, снижение спроса на китайский экспорт изменило динамику его экономики. Спад не только снизил темпы его экономического роста, но попытки Пекина переместить его центр тяжести на внутреннее потребление вызвали инфляцию, которая сделала китайский экспорт еще менее конкурентоспособным. В результате это привело к политическому кризису, поскольку китайское правительство было все больше встревожено нестабильностью, вынуждавшей его к жестким мерам, направленным на сохранение контроля над ситуацией.

На другом конце Евразии обострились разногласия между интересами Германии, крупнейшего экспортера Европы, и развивающихся южно-европейских экономик, страдавших от противоречий политики Европейского Союза. Германия должна была продолжать экспортировать свою продукцию, а более слабые страны хотели развивать свою экономику. Коллизия проявилась сначала в суверенном долговом кризисе, затем еще раз в связи с введением политики жесткой экономии в странах южной Европы, и, в конечном итоге, в экономическом кризисе. Под влиянием всех этих событий, Европа становилась все более раздробленной.

Роли переменились, и Россия на фоне этого раскола Европы получила преимущества, используя свой статус поставщика природного газа для влияния на политику Европы в отношении Москвы. Россия уже не была «инвалидом» Европы, она превратилась в мощную региональную силу, влияющую на события не только в пределах континента, но также и на Ближнем Востоке.

В этот момент интересы России пришли в противоречие с интересами США. Америка давно проводит политику избирательных связей с внешним миром. За исключением тех случаев, когда тот или иной региональный лидер пытается доминировать в Европе, Соединенные Штаты ограничивают свое глобальное влияние. Экспорт США сравнительно невелик, причем почти половина его объема приходится на Канаду и Мексику. Однако, когда Россия стала проявлять большую агрессивность, и особенно когда она попыталась компенсировать свои потери, связанные с падением правительства Украины и последовавшим установлением прозападного режима в Киеве, Америка начала концентрировать свое внимание на Украине и пограничных регионах между Европой и Россией.

В то же время, когда Вашингтон почувствовал, что должен дать отпор России, США стремились минимизировать свое присутствие на Ближнем Востоке. Осознавая пределы своих возможностей, Вашингтон видел четыре региональных силы, Турцию, Иран, Саудовскую Аравию и Израиль в качестве факторов стабильности, уравновешивающих влияние друг друга.

Современное соотношение сил

На сегодняшний день мир страдает общим недомоганием. Именно оно вынудило Китай применить репрессии для контроля социальных движений. Оно стало причиной всеобщего кризиса в Европе, пределы которого лежат далеко за границами Греции, однако пока он проявляется именно в греческо-германских взаимоотношениях. Русские достигли пика своего влияния в регионе, однако были на время остановлены. Национальные государства Ближнего Востока распадаются и четыре региональные державы маневрируют каждая по-своему, чтобы удержать ситуацию под контролем.

Соединенные Штаты остаются лидирующей державой мира, однако в  то же время, институты, которые она использовала во время холодной войны, утратили свою эффективность. Даже несмотря на то, что НАТО наращивает свое присутствие в Восточной Европе, этому военному альянсу все же явно недостает силы. Международный Валютный Фонд во многих отношениях стал скорее проблемой, чем решением экономических трудностей. Соединенные Штаты стремятся избежать вмешательства в экономические проблемы Европы и Китая, а также ограничивают свое присутствие на Ближнем Востоке. Постепенно Америка активизирует прямые контакты с Россией, несмотря на изначальный страх возникновения нового европейского гегемона, сколь бы беспочвенным он ни был.

По окончании каждой системной войны создается иллюзия, что победившая коалиция сохранит свое единство и будет управлять столь же эффективно, как воевала. После наполеоновских войн Венский конгресс стремился превратить альянс против Франции в структуру, которая обеспечит мир. После первой мировой войны союзники (в отсутствии Соединенных Штатов) сформировали Лигу Наций. После второй мировой войны это была Организация Объединенных Наций. Когда закончилась холодная война, считалось, что ООН, НАТО, МВФ, Всемирный банк и другие международные институты смогут управлять глобальной экономической системой. В каждом из случаев державы-победительницы стремились использовать структуры альянса военного времени для управления в поствоенном мире. И в каждом случае они терпели провал, поскольку фактор общего врага, обусловивший их единство, уже не существовал. Таким образом, эти институты теряли свою силу и иллюзия единства рассеивалась.

Именно это случилось и сейчас. Распад Советского Союза стал толчком к началу процесса, который сделал институты холодной войны неспособными выполнять функции глобального управления. Общая картина такова, что холодная война лишь отсрочила формирование новой реальности, которая была попросту придавлена ее бременем, а процветание 1990-х скрывало феномен конечности Евразии как единого целого.  То, что происходит сейчас – лишь всеобщее проявление тех реалий, которые существовали уже давно. Европа – крайне раздробленное собрание национальных государств. Китай сдерживает свои центробежные силы за счет мощного и репрессивного правительства в Пекине. Россия – не равный по силе соперник США, но и не беспомощный калека, которого можно игнорировать или поучать. А карта Ближнего Востока, нарисованная турками-османами и европейцами, скрывает подспудные силы, которые представляют собой клубок противоречий.

Соединенные Штаты пока являются самой мощной державой мира. Это не означает, что Америка может и хочет решать мировые проблемы, сдерживать действующие силы или вставать против них и принуждать остановиться. Даже самый крутой парень не может выйти против всех и победить.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 1,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Дмитрий:

    Доклад ни о чём. Прогнозов нет. Зачем такую туфту переводить. Лучше Фурсова почитать.

    • samogon:

      Согласен. Ни прогнозов, ни выводов. И странное утверждение, что США вынуждены давать отпор России на Украине. А если бы им кто дал отпор в Мексике и Канаде?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *