Стратегические сдвиги в китайско-российском стратегическом партнерстве

8 мая Председатель КНР Си Цзиньпин присутствовал в качестве почетного гостя на Параде Победы в Москве, а несколько дней спустя, 11 мая, Китай и Россия начали свои первые совместные военно-морские маневры в Средиземном море, продлившиеся до 21 мая.

B2uvdbQCUAAWOZ_.jpg large

Общие интересы

Китай и Россия имеют много общего. Обе страны являются авторитарными и воспринимают США как главную угрозу своим интересам, обе входят в группу развивающихся экономик, известную как БРИКС и учрежденный Китаем Азиатский Банк Инфраструктурных Инвестиций (АБИИ), у обеих стран имеются территориальные претензии к соседям, и, соответственно, не слишком много друзей и союзников. Эти две одинокие, но мощные державы могут многое предложить друг другу.

Российские интересы

Возобновление тесных дружественных связей России с Китаем было продиктовано политическими и экономическими факторами. Обвал цен на энергоносители и экономические санкции,  введенные Западом против России после отторжения Крыма от Украины в марте 2014 года, нанесли тяжелый удар по российской экономике. Россия нуждается в финансовых ресурсах для модернизации своей инфраструктуры, а также стремится увеличить объемы продажи вооружений для поддержания своего оборонно-промышленного комплекса в хорошей форме. В прошлом крайне неохотно продававшая ультрасовременные военные технологии Китаю, Москва, обеспокоенная экономическим спадом, недавно предложила Пекину свои новейшие системы противовоздушной обороны. Китай стал первой страной, получившей возможность приобретения этих зенитно-ракетных комплексов, которые она сможет применять для поражения целей над Тайванем, Японией и частью территории Индии.

Во время визита Си Цзиньпина в Москву Владимир Путин объявил о создании «общего экономического пространства Евразии», которое должно способствовать гармонизации китайской стратегии «Один пояс, Один путь» и продвигаемого Россией Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС), включающего на сегодняшний день Россию, Беларусь, Казахстан, Армению и Кыргызстан. Целью стран-участниц ЕАЭС, договор о котором вступил в силу 1 января 2015 года является обеспечение свободного движения товаров и услуг, капитала и рабочей силы в пределах общей территории.

Заявление Путина ознаменовало его отказ от прежней идеи пятилетней давности  — «Большой Европы, простирающейся от Лиссабона до Владивостока», которая предположительно включала Европейский Союз и возглавляемый Россией ЕАЭС. Стратегические интересы Москвы были переориентированы в восточном направлении. ЕАЭС, представляющий собой общий рынок на территориях с населением в 170 миллионов человек, имеет большое значение для китайской инициативы Экономического Пояса Шелкового Пути, предусматривающей координацию дипломатических усилий, стандартизацию условий бизнеса и учреждение зон свободной торговли. Пекин видит в успешном осуществлении этого проекта путь к усилению позиций Китая как важнейшей экономической и дипломатической силы в Евразии.

Отдаление России от Запада еще раз станет предметом обсуждения, когда она будет принимать саммиты БРИКС и Шанхайской Организации Сотрудничества в июле. Китай является наиболее развитой в экономическом отношении страной, входящей в обе группировки, причем объем ее экономики в пять раз превышает российскую. Кроме того, АБИИ может оказать помощь Москве в модернизации экономики страны.

Путин и Си Цзиньпин подписали в Москве несколько соглашений, одно из которых связано с привлечением китайских инвестиций на сумму около 6 миллиардов долларов для строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали между Москвой и Казанью. Согласно сообщениям информационных агентств, эту магистраль предполагается продлить до территории Китая, соединив две страны через Казахстан. В случае осуществления проекта, магистраль станет частью Нового Шелкового Пути, который должен связать Китай с Европой и Ближним Востоком.

Инвестиции Китая в Россию свидетельствуют о затруднительном положении российской экономики, а также указывают на ее слабую переговорную позицию. Помимо оружия, энергоносителей и минералов, России почти нечего предложить Китаю. В мае 2014 года была подписана сделка на 400 миллиардов долларов, проложившая путь поставкам российского природного газа в Китай на ближайшие тридцать лет. Однако, Москва и Пекин должны еще согласовать цену, которую Пекин будет платить за газ и способы его доставки в удаленные промышленные центры Китая.

Военное сотрудничество в Средиземноморье

Новая китайско-российская «антанта» обусловлена не только экономическими факторами. Проведенные недавно совместные военно-морские учения в Средиземном море, связывающем Европу, Африку и Ближний Восток, показали степень их военной мощи и активность сотрудничества. Россия с давних времен является доминирующей державой в Черном море, имеющем выход в Средиземноморье.

В то же время, ни у России, ни у Китая нет прибрежных территорий на Средиземном море, что делает маловероятной перспективу военного сотрудничества в этом регионе. Китай и Россия просто «играли мускулами» у самых дверей Западной Европы, что во многом напоминает односторонние действия Китая в Азиатско-тихоокеанском регионе у своих собственных границ.

Интересы Китая

За последние несколько лет Средиземное море приобрело стратегическое значение для Пекина. Экономический рост и глобальные амбиции Китая устремляют его стратегические интересы в западном направлении, за пределы Азии к берегам Южной Европы, входу в Черное море, к Северной Африке и Персидскому заливу. Средиземноморье обладает 70 процентами мировых энергетических ресурсов, которые могли бы стать источником для дальнейшей индустриализации и модернизации Китая.

Средиземноморье является западным окончанием китайского Нового Шелкового Пути, который, по замыслу Пекина, свяжет Китай через страны Центральной Азии с Европой и Ближним Востоком. Шелковый Путь будет нуждаться в западном выходе к морю. Поэтому китайские компании осуществляют инвестиции в модернизацию средиземноморских портов в Греции, Франции и Испании. На Ближнем Востоке китайские строительные предприятия заняты переоснащением портов и прокладкой железных дорог. В Израиле Китай строит железнодорожные линии, связывающие Тель-Авив и Хайфу на побережье Средиземного моря с Эйлатом, расположенным на южной оконечности Красного моря. В Африке Китай переоборудует порт Судан, который должен улучшить условия морской доставки товаров в Красное море, Восточную Африку и регион Африканского Рога. Кроме того, Китай получил в оперативное управление пакистанский порт Гвадар недалеко от Персидского залива.

Экономические интересы подталкивают Китай к расширению военного присутствия в Средиземноморье. В определенной степени они отражают его антагонизм в отношении США. Военно-морские силы Китая не могут противостоять американскому военно-морскому превосходству в Средиземноморье. Однако Китай, стремящийся бросить вызов Америке в самых разных удаленных местах, увеличивает свои военные расходы, в то время как США и их союзники по НАТО сокращают военные бюджеты. Этот факт предполагает возможные претензии Китая на рост влияния в Средиземноморье, особенно в сотрудничестве с Россией, которое будет способствовать улучшению его средиземноморских связей.

Стратегический театр в Центральной Азии

Как бы то ни было, китайско-российское сотрудничество не может полностью замаскировать соперничество за экономическое влияние в Центральной Азии. В условиях экономического спада Россия не в состоянии предложить центрально-азиатским странам столь же щедрую помощь и инвестиции, как Китай, заменивший Россию в качестве главного донора в регионе Центральной Азии.

У Пекина имеются существенные причины для инвестиций в инфраструктуру центрально-азиатских стран. Улучшенные транспортные возможности должны связать Китай с европейскими рынками и предоставить ему расширенный доступ к нефтяным ресурсам Казахстана, минеральным запасам Кыргызстана и природному газу, добываемому в Туркменистане.

Растущие экономические связи Китая с Центральной Азией подкреплены планами выделения 16,3 миллиарда долларов для финансирования строительства железных дорог, автомагистралей и трубопроводов на территории региона. Китай уже ведет строительство сети газопроводов Центральная Азия – Китай, которая начинается в Туркменистане (вдоль границы с Узбекистаном), пересекает Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан, прежде чем достигнуть западной китайской провинции Синьцзян. В прошлом году Китай начал работы по строительству газопровода от Таджикистана до той же провинции Синьцзян, и еще одна ветка будет доставлять туда нефть из Казахстана, с побережья Каспийского моря. Китай также разместил крупные инвестиции в нефтяную отрасль Казахстана и профинансировал масштабные закупки газа из Туркменистана.

В то время как Россия движется на восток, а Китай – на запад, находя общий язык и углубляя экономические и военные связи, возникают вопросы о надежности их партнерства в случае, если щедрость Китая станет угрожать сложившемуся веками влиянию России в Центральной Азии. Этот неравный союз между «бывшей сверхдержавой» и «восходящей великой державой», скрывает их соперничество: Россия и Китай уже являются участниками Большой Игры в Евразии.

Автор, Анита Иннер Сингх, гражданка Швеции, приглашенный профессор Центра проблем мира и урегулирования конфликтов в Нью-Дели, автор многих книг, посвященных демократии, этническим различиям и проблемам безопасности в пост-коммунистической Европе.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 2,50 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *