Евразия — идея, время которой снова пришло

Китайцы – исторически сознательная нация. В своём стремлении к завоеванию власти Мао Цзэдун использовал военную тактику стратега Сунь-Цзы, жившего предположительно в пятом веке до нашей эры. А Конфуцианство, появившееся в то же время, до сих пор остается сердцем китайского социального мышления, несмотря на безжалостные попытки Мао Цзэдуна подавить его.

Подпись к изображению: Афганские пастухи со своим стадом на участке бывшего шелкового пути, который когда-то соединял Китай со странами Центральной Азии, северной Африки и Европы
2000

Поэтому, когда председатель КНР Си Цзиньпин выступил в 2013 году с инициативой  возродить шёлковый путь, никто не был удивлён. Комиссия Китая по национальному развитию и реформам поясняет, что «более двух тысячелетий назад предприимчивые и смелые жители Евразии исследовали и открывали маршруты торговых и культурных обменов, которые связывали крупнейшие цивилизации Азии, Европы и Африки. Позднее эти маршруты объединились под общим названием «Шёлковый путь». В Китае древняя история часто используется в поддержку новому учению.

Идея доктрины «многополярности» заключается в том,  что мир должен состоять из нескольких отличительных полюсов притяжения власти. Его противоположность — «однополярный» мир, где преобладает, к примеру, власть Америки или Запада.

Многополярность — это политическая концепция, но она представляет собой нечто большее, чем просто соотношение сил. Она отвергает понятие, что существует единый цивилизационный идеал, которому все страны должны соответствовать. Различные регионы мира имеют свою собственную историю развития, которая дала многим народам разные представления о том, как жить, управлять страной и зарабатывать на жизнь. Путь развития каждого государства достоин уважения; нет единой, одинаково правильной для всех дороги в будущее.

Тема Евразии снова возрождается. Последние исследования спасли старый Шёлковый путь от исторического забвения. Недавно американский социолог Джанет Абу-Лугход определила восемь пересекающихся путей торговли между северо-западной Европой и Китаем.

По её словам, западный империализм наложил свой отпечаток на эти пути, но не уничтожил их. Ислам продолжает распространяться за пределы географических и политических границ, а китайскую и индийскую миграцию уже не остановить.

В наше время экономические и политические события создали уникальную ситуацию, благодаря которой Евразия выйдет из своего исторического затишья. В последние годы самоуверенности Запада был нанесён удар финансовым кризисом 2008-2009 годов и политическими катастрофами на Ближнем Востоке. В то же время сошлись интересы двух потенциальных строителей новой Евразии — Китая и России.

Китайская модель экономического роста, в значительной степени основанная  на экспорте дешёвых промышленных товаров в развитые страны, выдыхается. Западу угрожает вековой застой, сопровождающийся ростом торгового протекционизма. Китайские лидеры понимают, что необходимо изменить баланс экономики от инвестиций и экспорта к потреблению, это создает риск возникновения серьезных внутриполитических проблем для правящей Коммунистической партии. Переориентация инвестиций и экспорта в сторону Евразии предлагает альтернативу.

Поскольку в Китае растут расходы на оплату труда, то производство перемещается из прибрежных регионов в западные провинции. Естественный рынок сбыта для продукции образуется вдоль Нового шёлкового пути. Развитие этого проекта (на самом деле нескольких «поясов», в том числе южный морской путь) потребует огромных инвестиций в транспортную и городскую инфраструктуру. Как и в 19-ом веке, снижение транспортных издержек позволит открыть новые рынки для торговли.

У России также есть экономический мотив для развития Евразии. Она не смогла модернизировать и диверсифицировать свою экономику. В результате, она остается преимущественно экспортёром нефтепродуктов и импортёром промышленных товаров. Китай предлагает безопасные и обширные рынки для её экспорта энергоносителей. Большое количество транспортных и строительных проектов, необходимых для реализации экономического потенциала Евразии может помочь России восстановить промышленную и машиностроительную индустрии, которые пришли в упадок после падения коммунизма.

В этом году Россия, Армения, Беларусь, Казахстан и Киргизия объединились в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), который является шагом на пути к восстановлению старых Советских границ в форме добровольного экономического и политического союза по образцу ЕС.

Согласно официальной позиции России «взаимная интеграция ЕАЭС и экономического пояса Шёлкового пути» в «большой Евразии», позволит устойчиво развиваться безопасному соседству России и Китая». Путин и Си 8 мая подписали в Москве соглашение, предусматривающее создание координационных политических институтов, инвестиционных фондов, Нового банка развития и финансовых систем, которые будут участвовать в развитии обширной зоны свободной торговли, связывающей Китай с Европой, Ближним Востоком и Африкой.

Насколько реальна эта мечта? Россия и Китай чувствуют себя окруженными Соединенными Штатами и их союзниками. Китай призывает к соблюдению толерантности между государствами и уважению тактики развития, выбранной разными странами».

В то же время, Путин становится более выразительным в своей антиамериканской риторике после Украинского кризиса, который он видит, как яркий пример вмешательства Запада во внутриполитические дела России. Увеличение товарооборота между Россией и Китаем и укрепление политических, координационных и военных связей, позволит снизить их уязвимость для внешнего вмешательства, а также говорит о появлении нового центра мировой власти.

Как доказательство странного «успеха» западного искусства управления государством можно видеть, как два давних соперника в борьбе за власть и влияние в Центральной Азии сошлись в стремлении исключить участие Запада в дальнейшем развитии региона. Соединённые Штаты упустили возможность интегрировать обе страны в единую мировую систему Международного валютного фонда, в результате чего Вашингтон имел бы рычаги воздействия на Москву и Пекин.

Приведёт ли их «брак по расчету» к прочному союзу или, как предсказывал Джодж Сорос, к угрозе мира во всём мире – ещё неизвестно. Очевидна борьба за сферы влияния в Казахстане: китайцы выжимают из русских всё, что они могут получить в двусторонних соглашениях. Хотя, в настоящее время, разногласия по поводу нового Шелкового пути кажутся менее болезненным для двух держав, чем несокрушимая риторика с Запада.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *