Почему разворот России в сторону Китая – это мираж

8 и 9 июля Россия будет принимать в республике Башкортостан лидеров Китая, Индии, Бразилии и Южной Африки на ежегодном саммите стран БРИКС. Конференция проходит в тот момент, когда трещина в отношениях между Россией и Западом по вопросу Украины вызвала опасения, что Москва может повернуться к Западу спиной, переориентировав свои политические и экономические стремления в сторону Азии.

Подпись к изображению: «Российский президент Владимир Путин приветствует президента Китая Си Цзиньпина на встрече в Москве 8 мая 2015 года».
Putin.Jinping-1024x677

Поскольку Япония присоединилась к экономическим санкциям против России, а торговый оборот с Индией остается относительно небольшим, то поворот Кремля к Азии в действительности оказался поворотом к Китаю. На протяжении нескольких месяцев после усиления украинского кризиса Москва объявила о планах по реализации ряда совместных проектов с Китаем – от новой системы межбанковских переводов до создания совместного кредитного агентства. Все эти меры направлены на создание общей финансовой и экономической инфраструктуры между двумя странами, которая позволит им сотрудничать независимо от западных финансовых учреждений.

Китай и Россия также входят в число стран, участвующих в создании альтернативы Всемирному банку и Международному валютному фонду. Планируется, что Новый банк развития (НБР) будет финансировать инфраструктурные и прочие проекты в странах БРИКС и создаст резервный валютный фонд в размере 100 миллиардов долларов. Этот фонд считается проектом для стран-участниц, созданным для их защиты от глобальных рисков потери ликвидности.

Однако наиболее существенные изменения происходят в сфере энергетики. В их числе — подписание в мае 2014 года знаменательного договора по поставкам газа на 400 миллиардов долларов вместе со строительством газопровода длиной примерно 3200 км. из Восточной Сибири на северо-восток Китая. В ноябре страны договорились о строительстве второго крупного газопровода от Западной Сибири в китайскую провинцию Синьцзян, так называемый маршрут «Алтай». В отличие от восточносибирского трубопровода, «Алтай» будет обслуживать те же газовые месторождения, из которых в настоящее время осуществляется поставки газа в Европу. Это потенциально может дать Москве возможность по желанию переводить газовые потоки на восток или на запад.

Кроме того, Москва пошла на беспрецедентный шаг, открыв китайским инвестициям доступ к нефтегазовому сектору, в частности, к существенной доле Ванкорского нефтегазового месторождения на севере Сибири. В прошлом Россия избегала таких действий, потому что не хотела предоставлять Китаю возможность влиять на свой стратегически важный энергетический сектор. Аналогичные шаги были предприняты и в других отраслях экономики, куда ранее китайские инвесторы не допускались, в том числе в автомобильную промышленность.

Китайские компании и банки предоставляют российским фирмам технологии и источники кредитования, доступ к которым на Западе теперь для России невозможен.

Прошло уже больше года с тех пор, как две страны согласовали большинство двусторонних проектов, однако существенного прогресса по ним так и не достигнуто, а некоторые проекты были и вовсе заброшены.

Китай был больше заинтересован в развитии Азиатского Инфраструктурного Инвестиционного Банка (АИИБ), от участия в котором Москва долго отказывалась, нежели в затяжном процессе создания Нового банка развития (НБР), где Китай не может пользоваться привилегированным правом голоса, поскольку там предполагается относительное равноправие членов. Поэтому Пекин настойчиво развивал проект AIIB и предпринимал согласованные дипломатические усилия с целью привлечения как можно больше государств. Россия неоднократно отвергала приглашения Китая присоединиться к проекту, однако в марте, за несколько дней до наступления дедлайна, всё-таки подписала соглашение и вошла в число членов-учредителей этого банка.

И даже в энергетическом секторе реализация планов двух стран не проходит гладко. Несмотря на то, что трубопровода в сентябре 2014 года было начато строительство восточного трубопровода, аналитики сомневаются в том, что поставки газа начнутся в 2018 году, как это было запланировано – между сторонами возникли разногласия по поводу 25 миллиардов долларов предоплаты, которые Китай обещал перечислить России в качестве финансирования строительства. В сентябре «Газпром» официально заявил, что вопрос о выплате все еще «висит в воздухе».

Также две страны не согласовали точный маршрут, финансирование строительства и, в первую очередь, стоимость поставок газа по трубопроводу «Алтай». Пекин вряд ли предложит Москве привлекательную цену на импорт газа по газопроводу, поскольку по «Алтаю» должны осуществляться поставки газ в отдаленные районы Китая, которые уже и без того хорошо обеспечены трубопроводными поставками среднеазиатского газа, а кроме того, находятся далеко от восточной промышленной зоны Китая, где самый высокий спрос на газ.

Помимо прочего, Китай и Россия всё ещё не решили вопрос о стоимости китайской доли на Ванкорском нефтегазовом месторождении.

Ограниченный прогресс китайско-русских экономических инициатив вполне согласуется с мнением Пекина на украинский кризис. И хотя государственные СМИ Китая выражают понимание по поводу действий Москвы, а высшее руководство публично выступает против санкций Запада, Пекин воздержался от дипломатической поддержки Москвы, которая ей была очень необходима. Китайские власти официально не признали аннексию Крыма. Китай не голосовал вместе с Россией по резолюции Совета безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН и быстро наладил хорошие отношения с новой властью на Украине.

Через несколько дней после свержения правительства Януковича МИД Китая заявил, что Пекин «уважает самостоятельный выбор, сделанный украинским народом», и с тех пор Пекин укрепляет сотрудничество с Киевом в области сельского хозяйства и других отраслях.

Неумолимая экономическая экспансия Китая в бывших советских республиках – Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркмении и Узбекистане вызывает озабоченность в Москве. Аналитики Центральной Азии предупреждают о том, что предпринимаемые Москвой на Украине меры силового давления, например, поддержка сепаратистских настроений среди русского населения в украинских регионах или размещение на этих территориях своих военных баз с целью проведения тайных боевых операций, в будущем могут быть предприняты против интересов Китая в таких странах, как Казахстан, Кыргызстан или Таджикистан.

Китай и Россия часто изображаются как два друга, сплотившихся против Запада в ответ на украинский кризис. Однако прогресс в двусторонних экономических и финансовых проектах, который анонсировался с такой большой помпезностью, оказался совсем невелик.

Поэтому не стоит переоценивать недавнее потепление в китайско-русских отношениях. Роман Москвы и Пекина не приведет ни к каким тектоническим сдвигам в международных отношениях и, к сожалению, вряд ли может переломить усиливающуюся международную изоляцию России.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 3,50 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *