Как ни странно, у Путина самый толковый план по урегулированию конфликта в Сирии

В самом начале пятилетней кровопролитной гражданской войны в Сирии я был едва ли не единственным человеком в британском информационном пространстве, кто высказывал сожаление в связи с намерениями устранить светского диктатора, президента Башара аль-Асада, особенно учитывая тот факт, что никакого истинно народного повстанческого движения против его власти в стране не наблюдалось.

vladimir-putin-naredio-povlacenje-trupa-iz-istocne-ukrajine_1413126287

Я пытался указывать на то, что подобная весьма краткосрочная стратегия будет иметь долгосрочные и разрушительные последствия. Я утверждал, что власть Асада не падет, поскольку народ в Дамаске не поднимется против него. Так называемые умеренные (нерелигиозные) повстанцы на самом деле были просто агрессивными исламистами, скрывавшими до поры свои взгляды. Я писал, что западным интересам в регионе будет нанесен колоссальный ущерб саудовскими и иранскими боевиками, которые ведут опустошительную гибридную войну. Крайне разобщенное население Сирии может быть полностью уничтожено в результате этой войны. И, наконец, мы можем дойти до того, что спровоцируем полномасштабную войну с Россией.

Никто меня не слышал, и я просто устал убеждать их в безрассудстве этой затеи в Сирии. Четыре года спустя страдания сирийского народа – 250 тысяч убитых, половина населения вынуждена была покинуть свои дома, а еще миллионы стали беженцами – сегодня стали очевидны для всех. И, наконец, на прошлой неделе, на фоне крупнейшего со времен второй мировой войны миграционного кризиса в Европе, вызванного главным образом потоками беженцев из Сирии, степень геополитического просчета Запада также стала мучительно очевидной. Джихадисты самых разных направлений, которые считались бойцами антиасадовской оппозиции, вторгались в самое сердце страны, прибрежный район Сирии с преимущественно алавитским населением, продвигаясь все ближе к Дамаску. В этот момент Россия, давний союзник Сирии, уличила Вашингтон в блефе и начала создавать и укреплять военные базы в провинции Латакия, ставшей последним плацдармом режима. В мгновенье ока ее танки, истребители, военные советники, боевые корабли и самые современные зенитно-ракетные комплексы оказались на месте. Российские инженеры построили посадочную полосу в аэропорту едва ли не за одну ночь, а военные моряки провели устрашающие военные маневры в близлежащем сирийском порту Тартус, где еще с 1970-х находится их военная база.

Это была наиболее явная зарубежная военная операция России с момента распада Советского Союза. Кроме того, мы узнали о новом халифате «Исламского государства», возможно, самом значительном событии в ближневосточном регионе после образования государства Израиль в 1948 году, только тогда, когда лидер этой организации объявил об  этом в своем выступлении, выложенном на YouTube.

И все же, остается один вопрос: почему русские решились на этот шаг, который обеспечит выживание Башару аль-Асаду? Кратко можно ответить так: потому что сирийская стратегия Запада представляла собой такой беспорядок, что Россия вполне могла ожидать, что НАТО просто посмотрит на это сквозь пальцы.

В течение последних месяцев, руководствуясь опасениями пролонгации власти Асада, вместо того, чтобы вступить в серьезную схватку с ИГИЛ, Пентагон занимался подтасовками разведданных с целью приукрасить свои весьма скромные успехи. Тем временем его несуразная идея обучения с нуля новой повстанческой армии, которая должна была одновременно свергнуть режим Асада и разгромить ИГИЛ, обошлась более чем в 40 миллиардов долларов, при этом ее результатом стали четыре или пять новых солдат.  Из семидесяти пяти «курсантов» тридцать немедленно перешли на сторону аль-Каеды.

Владимир Путин сегодня выглядит спасителем Европы от миграционного кризиса. Только сохранив Асада, утверждает он, мы сможем остановить потоки беженцев. Как ни странно, судя по этим словам, он лучше кого бы то ни было разбирается в проблеме. Силы Асада, которые долгое время считались практически разгромленными, тем временем отметили резкое укрепление своей военной силы бомбежками объектов «Исламского государства» на севере страны. Волна за волной на их цели обрушивались воздушные удары, отличавшиеся беспрецедентной, ранее просто невообразимой точностью. Кто может против этого возразить? Высокопоставленные вашингтонские и лондонские политики, после нескольких лет бесконечного громогласного повторения мантры о «Жестоком Диктаторе Асаде, Который Должен Уйти», внезапно перешли к бормотанию, что, если подумать, Асад, вообще-то не обязательно должен уходить. В сущности НАТО сейчас следует координировать свои действия с Россией в этой возобновленной попытке разгромить, наконец, «исламское государство» и остановить поток беженцев. Иными словами, российский маневр удался.

Асад на самом деле пользуется большей популярностью, чем когда-либо, в той части Сирии (приблизительно треть территории), которую он все еще контролирует. Все те, кто поддерживал «Исламское государство» в Дамаске или на побережье, уже давно либо присоединились к нему, либо взорвали себя в толпе «неверных». Впрочем, Запад сирийцы ненавидят еще больше, чем прежде. Недавний опрос общественного мнения показал, что 80 процентов респондентов полагают, что именно мы создали ИГИЛ. Это мнение, кстати, весьма распространенное на Ближнем Востоке, нельзя назвать полностью необоснованным. Таким образом, четыре года и миллиарды долларов, истраченные Соединенными Штатами и их реакционными союзниками в Персидском заливе, привели в результате к полному фиаско. В сущности, сегодня они вынуждены признать, что Москва все это время была права в том, что касается сирийской проблемы. За это время они уничтожили остатки того общественного доверия, которым еще пользовалась западная военная авантюра после иракского кошмара.

А Россия располагает сегодня военно-морскими силами, да еще и своими сверхсовременными системами противовоздушной обороны, у самых границ Европы. Поскольку ИГИЛ не имеет ни флота ни боевой авиации, у Запада имеются причины для беспокойства. Россия, по всей видимости, рассматривает возможности высадки наземных войск в Сирии. Любая попытка свергнуть Асада в будущем, как нам говорят, будет означать войну против России. Что еще хуже, нам удалось «подставить» Израиль, единственного надежного союзника Запада в этом регионе, потому что Иран присоединится к России и направит свою элитную Республиканскую Гвардию в Сирию, а это приведет к усилению связей с «Хизбаллой», которая и так уже является главной шиитской группировкой, воюющей на стороне Асада. Администрация Обамы потратила пять лет в попытках убедить мир, что иранским муллам можно доверять. Так что Тегеран знает, что любая критика из Вашингтона по поводу его вмешательства в сирийский конфликт будет играть на руку противникам недавней сделки по его ядерной программе.

Существует и еще одно доказательство, что поддержанные Америкой призывы к свержению Асада с целью ослабления Ирана и «Хизбаллы» и установления про-саудитского марионеточного режима в Сирии, ведут к прямо противоположному результату. Дело в том, что этот «махровый» режим, если ему удастся выжить, будет не только пользоваться полномасштабной военной поддержкой России, но станет также политическим инструментом в руках Ирана.

Автор, Джон Р. Брэдли – британский журналист, внешнеполитический обозреватель, автор четырех книг, посвященных проблемам Ближнего Востока


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *