Сирийский кризис: Запад по-прежнему против Востока

В то время как Запад нередко обвиняют режиссировании, прямом или косвенном, обострения ближневосточного конфликта, начало которого было положено при содействии и подстрекательстве таких «восточных союзников» США как Саудовская Аравия и Турция (что в той или иной степени имеет место и сегодня), Восток же, судя по всему, всерьез взял на себя ответственность за урегулирование кризиса.

Загадка, связанная с появлением у  боевиков ИГИЛ большого количества новеньких джипов и пикапов «Тойота», недавно наконец разъяснилась. Стало известно, что Госдепартамент США поставлял эти автомобили так называемой «Свободной сирийской армии». Эта история стала очередным поводом для разговоров о той роли, которую Соединенные Штаты играли в разжигании сирийского пожара. В сущности, под вопрос была поставлена теория «нелетальных» поставок для «умеренных повстанческих группировок», которую Соединенные Штаты продолжают негласно отстаивать на фоне российской военной кампании против ИГИЛ.

Подпись к изображению. В то время, как Россия и Иран воюют против ИГИЛ, Запад настаивает на смене режима в Сирии
putinassadobama

Что касается роли «Востока», а также его позиции, с одной стороны, Россия продолжает наносить удары с воздуха, обращая ИГИЛ в бегство, с другой стороны, Иран также постепенно принимает на себя функцию посредника в урегулировании конфликта. Похоже, «Запад» неожиданно для себя «открыл» потенциальную способность Ирана сыграть важную роль в этом процессе.

В ходе конференций Женева-1 и Женева-2, проходивших под эгидой ООН в 2012 и 2014 годах, которые были посвящены попыткам найти мирное решение сирийского кризиса, Иран невозможно было даже вообразить в роли посредника. Однако, достигнутое недавно соглашение по его ядерной программе, похоже, несколько улучшило его международный имидж, поскольку Генеральный секретарь ООН призывает Тегеран убедить аль-Асада пойти на компромисс для мирного разрешения конфликта и окончания войны.

Бывший посол Франции в Тегеране Франсуа Никулло также заявил, судя по сообщениям СМИ, что роль Ирана в дипломатическом урегулировании сирийской проблемы больше не оспаривается. «Русские бомбят, а мы должны освобождать территорию, и иранцы сыграют в этом важную роль», сказал он, подчеркнув, что катализатором послужила ядерная сделка.

«Роль Ирана как ключевого игрока в урегулировании сирийского кризиса сегодня очевидна для всех. Сирийская армия просто выбилась из сил», добавил французский дипломат.

Возможно, президент аль-Асад и его армия не согласились бы с мнением Франсуа Никулло по поводу состояния сирийских вооруженных сил, которые уже начали новое наступление на позиции ИГИЛ и добились существенного успеха. Кроме того, его замечание говорит также о явном недопонимании собственных интересов Ирана в Сирии и его статусе, в соответствии с национальными интересами Исламской Республики, одного из ведущих участников коалиции, противостоящей «Западу».

О военном решении сирийского кризиса, как сказал в понедельник министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф во время встречи с Пан Ги Муном, не может быть и речи. Проблему необходимо решать путем политического урегулирования. Его «формула мира» из четырех пунктов включает формирование правительства национального единства, прекращение огня, антитеррористическую кампанию и конституционную реформу.

Безотносительно к формуле мирного урегулирования, предложенной Зарифом, следует принять во внимание, что Иран, также как и Россия, не готов согласиться с любым вариантом решения, предусматривающим обязательную отставку аль-Асада. По мере того, как Россия и сирийская армия одерживают, судя по информации с мест, грандиозные военные победы, настойчивые требования со стороны «Запада», а также Саудовской Аравии и Турции, об обязательном отрешении аль-Асада от власти, теряют свои основания.

В сущности, если сирийской армии при помощи России и Ирана удастся уничтожить ИГИЛ, каким образом «Запад», который и сам якобы борется против этой террористической организации, будет оправдывать необходимость ухода аль-Асада?

Убедительно ли будут звучать требования об  уходе режима, который сумел избавить мир от той самой опасности, которую «Запад» не раз называл весьма «серьезной угрозой», и которая, по словам Обамы, стала «сигналом тревоги»?

Напротив, тот факт, что «Запад» продолжает настаивать на своих требованиях об уходе аль-Асада, говорит о его неспособности разобраться в стремительно меняющихся обстоятельствах и осознать события, происходящие сегодня в Сирии.

Проще говоря, непреодолимая пропасть лежит между позициями России и Ирана с одной стороны, и позицией США, а также Британии, заявившей, что Асад должен согласиться на свой уход от власти, даже если на это потребуются годы. Запад утверждает, что бомбардировки собственного населения так называемыми «бочковыми бомбами» по приказу Асада означают, что он утратил какое бы то ни было легитимное право на сохранение власти в долгосрочной перспективе. Таким образом, Соединенные Штаты, как заявил Джон Керри, готовы начать немедленный диалог с Россией для разработки мирного соглашения, которое предусматривало бы уход аль-Асада от власти.

Впрочем, Иран и Россия утверждают, что их военное сотрудничество с Асадом направлено на освобождение Сирии от самопровозглашённого «Исламского государства», а вовсе не на смену режима в стране. Как заявил недавно в своем интервью российскому телевидению президент Путин, основная задача российских военных операций в Сирии состоит в «стабилизации положения легитимной власти в стране и создании условий для поиска политического компромисса».

Президент Обама, однако, воспринимает реальность несколько иначе, или, можно сказать, предпочитает представлять ее в перевернутом виде. «Умеренная оппозиция в Сирии – это именно то, что нам необходимо, если мы вообще намерены достичь политических преобразований. И политика России, загоняющая этих парней под землю или создающая такое положение, в котором они оказываются бессильны, лишь усиливает позиции ИГИЛ».

Согласно этому сценарию, выходит, что подталкивание Ирана к выполнению его роли в установлении мира в Сирии и в целом на Ближнем Востоке, является всего лишь политическим маневром. Для Запада выбор Ирана в качестве посредника является тактическим ходом в том смысле, что он мог бы помочь им ослабить российское влияние в Сирии. Удастся им это или нет, весьма спорный вопрос. Вступление Ирана в посредническую миссию по приглашению «Запада», безусловно окажет существенное влияние на общий региональный сценарий развития событий.

В то время как Россия и Соединенные Штаты явно расходятся в своих позициях, начиная от бомбежек объектов ИГИЛ и заканчивая подходами к мирному урегулированию в Сирии, между позициями Ирана и США, похоже, также мало общего. Совершенно очевидно, что Исламская Республика разделяет с Россией заинтересованность в сохранении власти президента Асада, вопреки требованиям Запада о его уходе, поскольку Сирия представляет собой ворота между Ираном и его ливанским союзником, организацией «Хизболла».

Иран оказал военную и финансовую поддержку Асаду, включая отправку генералов из своего «Корпуса стражей революции» в качестве военных советников, часть из которых погибли в ходе боев. «Хизболла» играет важную роль в поддержке сирийской армии, хотя командир иранского спецназа «Кодс», зарубежного крыла «Стражей», согласно сообщениям СМИ, оказывает весьма существенное влияние на военную стратегию правительственной армии.

Исходя из этого, если бы Иран был включен в «мирный процесс», и в то же время он был бы единственной крупной страной, поддерживающей русских и сирийцев в сирийском конфликте, это свидетельствовало бы о том, что конфликт представляет собой борьбу между суннитами и шиитами (что, во многих отношениях, так и есть), в котором Россия стоит на стороне шиитов, а Запад – на стороне суннитов. Вдобавок, это еще больше усилило бы впечатление, что фактически в Сирии идет борьба «Запада» против «Востока» за влияние в ближневосточном регионе.

Иран, также как и Россия, учитывая их совместное участие в борьбе против ИГИЛ, мог бы счесть вполне приемлемым, на данный момент, поддержать требования Запада об отставке Асада. Иран и Россия в большей степени заинтересованы в разгроме группировки ИГИЛ, которую обе страны считают главной угрозой, чем в том, чтобы положить конец этому кризису, который, по мнению «Запада», обусловлен главным образом существованием режима Башара аль-Асада.

Боевики ИГИЛ появились в пределах 30-километровой зоны у границы Ирана, и Тегеран не хочет допустить, чтобы они перекроили карту Ближнего Востока, по политическим, экономическим, военным и конфессиональным причинам. Москва опасается распространения исламского экстремизма на мусульманское население России. Путин признал в своем интервью американской телепрограмме «60 минут», что более 2 тысяч выходцев из России и бывших советских республик присоединились к боевикам ИГИЛ. «Существует угроза, что они вернутся домой и применят здесь свой опыт», сказал он.

Учитывая все сказанное, главным приоритетом для США и их союзников, а также для России и Ирана должно быть уничтожение ИГИЛ любой ценой. Впрочем, такой сценарий, судя по всему, противоречил бы интересам Запада в регионе.

Как заявил недавно Дэвид Кэмерон, «я знаю, есть люди, которые считают, что ИГИЛ еще хуже, чем Асад, и поэтому почему бы нам не заключить сделку с Асадом, чтобы остановить и разгромить ИГИЛ. Это звучит убедительно, но даже если бы это было верным решением, а это не так, оно не сработало бы. Нам нужна Сирия, свободная и от ИГИЛ и от Асада».

Другими словами, Кэмерон хочет совместить несовместимое, или, как говорится, «приготовить яичницу, не разбив яиц».

Автор, Салман Рафи Шейх – пакистанский независимый журналист и внешнеполитический аналитик


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *